УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

1958-1968

ГЛАВА 5. поехали!..

воспитание на традициях...

посвящается девяностолетию комсомольской организации УПИ

Исторический план.ru

 

Во второй половине 50-х и в первой половине 60-х годов в Советском Союзе, как в двадцатые годы, происходило экономическое, научное и культурное возрождение. Весь период хрущевских реформ проходил под основополагающим девизом: догнать и к 1980 году перегнать Соединенные Штаты в решающих областях производства и потребления. Эта перспектива была продекларирована в виде программы на XXII съезде партии, состоявшемся в 1961 году. Хрущевское десятилетие и с социальной, и с экономической точки зрения является одним из наиболее позитивных периодов истории Советского Союза, связанным с повышением жизненного уровня населения и ослаблением диктаторских методов руководства. Серьезные результаты были достигнуты, прежде всего, в области оборонной промышленности и космических исследований. Это подняло международный авторитет государства, но потребовало огромных затрат.

 

В 1957 году на околоземную орбиту

был запущен первый искусственный спутник земли!

Весь мир услышал сигнал «бип-бип», доносившийся

с огромной высоты.

 

Шарик чуть больше баскетбольного мяча облетал Землю за 98 минут.

И на каждом витке своей орбиты Спутник-1 «показывал нос» американской технологической доблести, политическому престижу в мировом сообществе, а также военной мощи США. Этот советский спутник был выстрелом стартового пистолета, запустившего гонку в космосе.

 

Из сообщения ТАСС 5 октября 1957 года:

В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли. 4 октября 1957 года в СССР произведен успешный запуск первого спутника. По предварительным данным, ракета-носитель сообщила спутнику необходимую орбитальную скорость около 6000 метров в секунду. В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг Земли, и его полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего Солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т.п.).

 

12 апреля 1961 года в космос

полетел первый космонавт Земли

Юрий Гагарин

 

Из заявления Ю. Гагарина перед стартом: «Понимая ответственность задачи, я сделаю все, что в моих силах, для выполнения задания Коммунистической партии и советского народа. Счастлив ли я, отправляясь в космический полет?

 

Конечно, счастлив. Ведь во все времена и эпохи для людей было высшим счастьем участвовать в новых открытиях. Мне хочется посвятить этот первый космический полет людям коммунизма, общества, в которое уже вступает наш советский народ и в которое, я уверен, вступят все люди на Земле».

 

В полдень 12 апреля по Всесоюзному радио Юрий Левитан сообщил об успешном завершении первого пилотируемого полета на корабле «Восток». Сразу после этого на улицы городов страны вышли восторженные толпы людей, которые бурно праздновали успех отечественной науки и техники.

 

Казалось, что звезды вдруг стали ближе, и не за горами описанный фантастами полет на Марс. Мир признал, что это достижение стало возможным благодаря системе высшего образования в СССР.

Знаете, каким он парнем был, Тот, кто тропку звёздную открыл?

Пламень был и гром, Замер космодром, И сказал негромко он...

Он сказал: - Поехали! Он взмахнул рукой! Словно вдоль по Питерской, Питерской,

Пронесся над Землей ...

 

николай добронравов

По семилетнему плану предусматривалось за 1959-1965 годы выпустить из высших заведений 2300 тысяч специалистов. Высшая техническая школа должна была резко повысить качество подготовки специалистов, вооружить их знаниями новейших достижений отечественной и зарубежной науки и техники, приблизить обучение к практике, к производству.

 

В сельском хозяйстве также происходили процессы, имевшие важное историческое значение, хотя и не увенчавшиеся столь серьезными успехами. Среди всех кампаний, развернутых в этот период, Н.С. Хрущев провел наиболее значительную, утвердив программу освоения целинных земель, которая, начиная с 1954 года, долгое время держала в напряжении миллионы советских тружеников. Десятки и десятки тысяч комсомольцев начинали новую жизнь на малообжитых территориях Казахстана и Сибири, основывая новые совхозы и необходимую для жизни инфраструктуру. Кроме того, хрущевское десятилетие в сознании миллионов навсегда связано с процессом ликвидации коммуналок. Массовое строительство блочных, а затем и панельных домов (хрущевок), по праву стало предметом гордости советского руководства. Этот период характеризовался и ослаблением политической цензуры в литературе, искусстве и в целом в гуманитарной сфере. Но период «оттепели» продлился недолго. Постепенно проявились границы политики открытости. Травля Бориса Пастернака, которому в 1958 году была присуждена Нобелевская премия по литературе, очертила границы допустимого в сфере искусства и культуры.

 

В 1962 году в Новочеркасске произошли демонстрации рабочих. Эти выступления, вызванные ростом цен и безответственным поведением заводской администрации, были подавлены самым жестоким образом, несмотря на то, что рабочие выступали под ленинскими лозунгами борьбы с проявлением бюрократизма на местах. Важнейшим следствием хрущевской либерализации стало резкое возрастание в советском обществе критического потенциала. Начиная с конца 50-х годов в Советском Союзе образуются и заявляют о себе различные идейные течения, неформальные общественные объединения, оформляется и крепнет общественное мнение. В конце 50-х годов возник «самиздат» - машинописные журналы, родившиеся в среде молодых поэтов, писателей, философов, историков, встречавшихся по субботам на площади Маяковского в Москве. Позже собрания были запрещены, и «самиздат» ушел в подполье.

 

После XXII съезда, когда Н.С. Хрущев вновь обратился к критике культа личности И.В. Сталина, вышел в свет роман А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», а месяцем раньше «Правда» опубликовала стихотворение Е. Евтушенко «Наследники Сталина». Окончательным концом «оттепели» считается отстранение в 1964 году Н.С. Хрущева от власти Л.И. Брежневым и его единомышленниками. Тем не менее, массовые репрессии не были возобновлены, а лишенный власти Н.С. Хрущев ушел на пенсию и даже оставался членом партии, что при И.В. Сталине было бы невозможно. По словам самого Н.С. Хрущева, одна из его главных заслуг - то, что он смог уйти на пенсию.

 

Решающая причина его падения крылась в том, что различные реформы в сфере управления сельским хозяйством и промышленностью, перестройки партийного аппарата и системы образования не были органически взаимосвязаны. Хотя Н.С. Хрущеву удалось расшатать сталинскую структуру, однако новой создать не удалось. Поэтому брежневская реставрация поначалу многим могла показаться выходом из хаоса. Большое значение в истории комсомола имел XXII съезд КПСС (1961 год), принявший новую Программу партии. Программа определила главные направления строительства коммунистического общества в нашей стране: создание материально-технической базы, формирование коммунистических общественных отношений, воспитание нового человека. Съезд уделил большое внимание молодежи, высоко оценил деятельность ВЛКСМ. Программа КПСС стала боевой программой деятельности комсомола.

 

Через полтора года после ухода Н.С. Хрущева состоялся XXIII съезд КПСС. Он, по контрасту с предыдущим, последним хрущевским съездом партии, отличался минимальным обновлением правящей верхушки. Незначительностью изменений будут характеризоваться также и последующие съезды партии, проводимые при Л.И. Брежневе. В качестве первого лица Л.И. Брежнев представлял вполне адекватную фигуру в условиях значительного перераспределения властных полномочий между государством и крупнейшими региональными функционерами. Укрепление корпоративной солидарности превратило региональных функционеров в самую влиятельную силу в структуре номенклатуры, по сравнению с которой тускнели сила и влияние отраслевых руководителей. По существу, в отношениях между центром и регионами начинают складываться отношения торга: ответом регионалов на девиз стабильности кадров стала поддержка Л.И. Брежнева. Особый колорит имели отношения между центром и национальными республиками, главы которых получили право практически неограниченной власти в пределах своих территорий в обмен на предельную лояльность высшей центральной власти и безусловное подчинение ей.

 

В середине 60-х годов среди населения господствовала мечта о спокойствии. Более полувека страна почти постоянно жила в чрезвычайной обстановке. Все страстно желали хоть немного пожить нормально, спокойно и благополучно: каждый вкладывал в эти понятия свой смысл, но в обещаниях новых руководителей всем виделись основания надеяться на лучшее. XIV съезд ВЛКСМ, состоявшийся в апреле 1962 года, выработал конкретные пути решения молодежью задачи коммунистического строительства. XV съезд ВЛКСМ (май 1966 года), исходя из решений XXIII съезда КПСС, определил дальнейшие задачи по коммунистическому воспитанию молодежи, по осуществлению нового пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР на 1966-1970 годы.

 

Век двадцатый - наши годы. Это - с Будущим стыковка.

Реки хлынули в турбины, колосится целина.

Как воззвание о мире, Комсомольская путевка нашей юности дана.

Евгений Долматовский

 

Осуществляя решения съездов ВЛКСМ, комсомол взял шефство над строительством предприятий черной металлургии, химической промышленности и других важнейших новостроек страны. В 1958-1961 годах по комсомольским путевкам 800 тысяч юношей и девушек выехали на важнейшие стройки семилетки. За 1961-1966 годы на всесоюзных ударных комсомольских стройках было возведено до 1050 промышленных объектов. Сообразно поветрию «оттепели» молодежь интересовалась книгами серебряного века. Прежде запретная литература издавалась в умеренных масштабах, как, например, И. Бабель, М. Цветаева, Б. Пастернак, А. Ахматова. В серии «Библиотека поэта» были напечатаны стихи О. Мандельштама, И. Северянина, Ф. Сологуба и М. Волошина.

 

Абитуриент - студент - инженер

 

Советское государство в послевоенный период продемонстрировало на практике незыблемый принцип: каждому новому шагу в науке и технике, социально-экономических преобразованиях - кадровое сопровождение. Чем быстрее идет научно-технический прогресс, тем большую оперативность должна проявлять высшая школа. Так, в Уральском политехническом институте благодаря созданию атомной отрасли и ракетно-космического щита возникли физико-технический и радиотехнический факультеты, многие новые кафедры и специальности. К концу 50-х годов структура института существенно изменилась. Повысились требования к единству учебного и воспитательного процессов, в формировании не только профессиональных, но и политических, гражданских качеств у студенчества.

 

С конца 50-х годов в УПИ значительно расширяется производственная база: увеличиваются площади для учебной и научной работы, пополняется жилищный фонд для профессорско-преподавательского состава и студентов. В 1959 году было завершено строительство 5-го учебного корпуса для физико-технического факультета, а в 1969 году - 6-го учебного корпуса для радиотехнического факультета площадью 12500 кв. метров. Комитет комсомола УПИ организовал штаб строительства этого здания. В годы плановой экономики мало было добиться включения объекта в план строительства, нужно было решить не менее важную и чрезвычайно трудную проблему - обеспечить его финансированием и фондами необходимых материалов. Эти вопросы решали руководители института и начальник штаба.

 

Работа по развитию материальной базы института особенно активизировалась с приходом 2 марта 1966 года на должность ректора лауреата Ленинской премии, фронтовика Ф.П. Заостровского. Он успешно решал вопросы финансирования на государственном и региональном уровнях. Ему удалось привлечь в качестве подрядчика одну из лучших строительных организаций области - СМУ-3, возглавляемое А. Стамбульчиком. Активное участие во внутривузовском строительстве принимали студенческие строительные отряды.

 

Например, в 1966 году студенты УПИ на институтских и городских объектах освоили 1,1 миллиона рублей. Уже в 1967-1968 годы были введены в эксплуатацию 11-й и 12-й студенческие корпуса и общежитие гостиничного типа. В 1968 году к 50-летию ВЛКСМ был сдан в эксплуатацию манеж - крупное спортивное сооружение закрытого типа.

ДАЕШЬ олимпийского чемпиона!

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 28 октября 1968 года

 

Торжественное открытие зимнего стадиона УПИ имени 50-летия комсомола... Флаги, транспаранты, музыка... Лучшие места - почетным гостям, представителям ректората, строителям, ветеранам института. Зажигаются прожекторы, зал замирает... Звучит марш на темы комсомольских песен. Начинается парад спортсменов. Несут знамена с распахнувшим крылья буревестником самые сильные студенты института - тяжелоатлеты. За ними, с красными лентами через грудь, идут наши прославленные гандболистки, завоевавшие недавно почетное третье место в России. У микрофона - ректор института Федор Петрович Заостровский.

 

- Наш манеж - замечательный подарок молодежи к 50-летнему юбилею комсомола. Ни один ВУЗ страны не имеет такого великолепного зимнего стадиона. Общая площадь - 5 тысяч квадратных метров. Длина прямой беговой дорожки - 130 метров. Манеж оборудован всем необходимым, есть и лаборатории для научных спортивных исследований. Федор Петрович поздравляет главного автора проекта - заведующего кафедрой жилых и общественных зданий УФ МАИ Бориса Михайловича Давидсона, его соавтора по конструктивной части, кандидата технических наук Леонида Петровича Ждахина, автора мозаичного панно «Спорт и стихия», бывшего студента, а ныне ассистента УФ МАИ Владимира Веснина, а также большой коллектив научных работников строительного факультета с окончанием строительства и сдачей в эксплуатацию зимнего стадиона. Поздравление получают сотрудники кафедры ЛТМ (мехфак), коллектив строителей, студенты, принимавшие участие в сооружении манежа.

 

- ЦК ВЛКСМ принял решение присвоить нашему манежу почетное звание зимнего стадиона имени 50-летия ВЛКСМ, - сказал в своем выступлении секретарь комитета ВЛКСМ А. Жданович. - Теперь есть где повышать спортивное мастерство нашим студентам. На следующих Олимпийских играх хотелось бы болеть за посланца и нашего института. Вручение грамот, почетных медалей и памятных подарков... Одним из первых почетную грамоту и памятную медаль получает главный автор проекта Борис Михайлович Давидсон. После официальной части - показательные выступления спортсменов. С разноцветными лентами, в ярких лучах прожекторов девушки выполняют гимнастические упражнения.

 

Красота, изящество, грация...

 

А вот и первый старт на сто метров. Гремит выстрел!

Спортсмены устремляются к финишной ленточке. Победитель забегов - кандидат в мастера спорта Юра Малинин (Тэ-440).

Его результат - 11,2 секунды. Беру у него интервью:

 

- Как дорожка?

- Очень хорошая, мне первый раз пришлось бежать по резиновому покрытию.

 

На помосте тяжелоатлетов - студент факультета технологии силикатов Анатолий Шешин. Прежний рекорд Свердловской области в толчке, принадлежавший ему же, он улучшает под неистовый шум трибун на пять килограммов. Теперь он равен 150. Анатолию всего 19 лет. В этот торжественный день было установлено три новых рекорда (два - Свердловской области и один - института). Торжественное открытие спортивного манежа превратилось в яркий спортивный праздник, в заключение которого выступили наши гандболистки и баскетболисты физико-технического и металлургического факультетов.

 

Л. Катков

Благодаря неистощимой энергии директора учебно-производственного комбината В.И. Савельева фактически заново создаются экспериментально-производственная база института и котельная. Для повышения качества подготовки специалистов совершенствуется учебный процесс, значительное внимание уделяется привлечению студентов к научной работе. Приоритет в деятельности комсомольской организации института в этот период - активизация работы комсомольских групп по повышению успеваемости студентов, умелое совмещение учебы с научной, общественной работой, участием в ССО, в художественной самодеятельности, спорте.

 

Комитет ВЛКСМ, возглавляемый В. Житеневым, утверждает положение о соревновании факультетов, курсов и групп «За увлеченность своей специальностью». Впервые группа физтеха - победитель соревнования - была премирована поездкой в Ленинград и Киев. Новым этапом в развитии учебно-воспитательной работы явилось создание в 1964 году общеинститутской учебной комиссии во главе с заместителем секретаря комитета комсомола, студентом теплоэнергетического факультета В. Захаровым. Его заместителем работал студент механического факультета Л. Куницын. Комиссия изучала учебные планы, загрузку студентов, анализировала итоги экзаменационных сессий. Например, в результате анализа учебных планов комиссия установила, что во многих из них предусмотрено значительное количество часов на самостоятельную работу. По сути - это скрытая, дополнительная, к установленной официально, учебная нагрузка. По рекомендации комиссии планы были исправлены.

 

Партком института периодически указывает комитету комсомола на недостатки в работе комсомольской организации. Так, в октябре месяце 1966 года на заседании парткома комитет ВЛКСМ отчитывался в работе по повышению успеваемости комсомольцев. Отчет о заседании в институтской многотиражке был опубликован под заголовком: «Комсомол и учеба. Почему она стала неродным делом?».

 

Развивается в эти годы работа студенческих конструкторских бюро (СКБ). Наиболее плодотворно работало СКБ радиотехнического факультета, под руководством кандидатов наук Ю.А. Перминова и С.А. Воробьева. За десятилетний период своей деятельности были приобщены к работе сотни студентов, а объем хоздоговорных работ вырос с 9 тысяч рублей в 1960 году до 40 тысяч рублей в 1968 году. В этом году студенты и сотрудники СКБ опубликовали 13 статей в журналах и научно-технических сборниках. СКБ кафедры электрических машин, начальником которого был назначен студент четвертого курса Г. Хоробрых, участвовало в проектировании сверхмощных гидрогенераторов для ГЭС на реке Хуан-Хе и для Нурекской ГЭС. В улучшении качества подготовки специалистов важную роль играло студенческое научное общество (СНО). В 1964/65 учебном году в кружках СНО занималось 3780 студентов. В ежегодных выставках-конкурсах на лучшую студенческую исследовательскую работу вузов Урала, а также во Всесоюзном конкурсе многие работы студентов института занимали первые и призовые места.

 

Комитет ВЛКСМ через газету постоянно советовался с комсомольцами о том, как сделать жизнь комсомольской организации интересной и полезной, эффективной. В ответ на обращение «Посоветуй, комсомолец» в газету «ЗИК» и комитет комсомола поступили интересные предложения. Во многом благодаря этому, в 1964 году был открыт университет культуры. 16 ноября 1966 года состоялось первое занятие на факультете общественных профессий. Десятилетие 1958-1968 годов богато важными событиями в мире, стране и институте, и комсомол живо откликался на эти события.

Твоя будущая профессия

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 1963 год

 

Интересное комсомольское собрание состоялось в комсомольской организации специальности «Технология органического синтеза». «Лучше знай свою профессию» - так называлась тема собрания. Выступающих было много, все говорили от души, с горячей заинтересованностью и большой убежденностью. Собрание продолжалось три с половиной часа, причем участники его, увлекшись всем услышанным, не захотели уйти даже на десятиминутный перерыв. Сейчас у всех есть общее мнение - вот это было настоящее комсомольское собрание!

Комсомольский секретарь

Житенев Владимир Андреевич

 

03.10.1938 - 20.05.2001

 

Окончил физико-технический факультет УПИ им. С.М.Кирова (1961г.). Комсорг группы, курса, секретарь бюро ВЛКСМ физтеха, секретарь комсомольской организации института, внештатный секретарь Кировского РК комсомола, секретарь Свердловского горкома комсомола, второй секретарь промышленного обкома ВЛКСМ, первый секретарь Свердловского обкома комсомола. В 1968 году избран секретарем ЦК ВЛКСМ по работе со студенческой и научной молодежью. С 1978 по 1986 г.г. работает секретарем Свердловского обкома КПСС. С 1986 года - в аппарате ЦК КПСС.

 

О «Нашем Володе Житеневе» вспоминает Евгений Казанцев - Почетный выпускник ФТФ УПИ, декабрь 1955 г., почетный профессор, ветеран труда, зам. секретаря бюро ВЛКСМ ФТФ, зам. секретаря комитета ВЛКСМ, секретарь комитета ВЛКСМ УПИ (1952-55 г.г., 1956-57 г.г.):

 

- Летом 1955 г. солнечным днем в вестибюле главного учебного корпуса УПИ, мне, тогда студенту 6 курса физико-технического факультета, секретарю комитета ВЛКСМ института, довелось встретиться с молодым, высоким, красивым, улыбающимся человеком. Он спросил у меня: как пройти в приемную комиссию физтеха.

 

По пути он рассказал: приехал из Тамбовской области с другом, где закончил школу и узнал, что в УПИ открылся очень интересный факультет, который готовит специалистов-атомщиков. Кстати, в то время выпускники школ и многих техникумов интересовались проблемами атомной науки и техники. Все хотели быть физиками, математиками, химиками.

 

После беседы в приемной комиссии физтеха и с ответственным секретарем приемной комиссии В. К. Сисьмековым у Володи были приняты документы и выдано направление для сдачи вступительных экзаменов. Наступила ответственная пора подготовки и сдачи экзаменов. Володя выдержал этот этап прекрасно. В то время абитуриенты, поступавшие на физтех, должны были сдавать шесть экзаменов, в то время как на других факультетах – пять. Из шести экзаменов три (физику, химию и иностранный язык) он сдал на отлично, а по математике письменно и устно, русскому языку письменно он получил хорошие оценки. Успешно прошел конкурсный отбор, медицинскую комиссию и приказом ректора № 363 от 25 августа 1955 г. был зачислен на первый курс физико-технического факультета с предоставлением общежития.

 

Началась интересная, насыщенная и по-своему сложная жизнь. Прежде всего, нужно было овладеть непростыми науками университетского уровня. Следует отметить, что ко времени, когда Володя поступил в институт, уже состоялось несколько выпусков инженеров-физтеховцев. Факультет был организован в 1949 г., а уже в 1950 г. состоялся первый выпуск. Это произошло за счет перевода студентов с других факультетов. Несмотря на это, атомная промышленность и наука находилась в состоянии развития, не было учебников и пособий, приходилось довольно плотно готовиться не только студентам, но и преподавателям. Студентам нужно было бывать на всех лекциях, выполнять все практические и лабораторные работы, много читать не только рекомендуемую отечественную, но и зарубежную литературу.

 

Приходилось уделять много времени учебе. Большинство студентов занималось в кружках студенческого научного общества (ставилась задача, чтобы каждый студент за период учебы выполнил не менее одной научно-исследовательской работы), спортивных коллективах, коллективах художественной самодеятельности, в литкружке, участвовали в создании и выпуске стенной газеты комитета ВЛКСМ «БОКС», а также факультетских стенных газетах и других видах общественной работы. С Володей мне довелось встретиться уже в феврале 1956 года, после его первой зимней экзаменационной сессии, которую он сдал, по-моему, на «отлично». Я приехал с базового предприятия – Челябинска-40, где проходил преддипломную практику, выполнял дипломную работу и защитил ее.

 

С 1 января 1956 года я приступил к работе ассистентом на своей выпускающей кафедре № 43 (ныне редких металлов и нанотехнологий). Володя, как всегда, улыбался и сказал, что в институте все ему нравится, ребята в группе и общежитии подобрались дружные и деловые, здорово понравился новогодний вечер и музыкальный лекторий в актовом зале. Его избрали комсоргом группы. В институте ему все пришлось по душе – отличные лекции многих преподавателей, декан факультета профессор Е.И. Крылов - фронтовик, замечательный человек. Ему под стать заместитель декана доцент М.Г. Владимирова, Е. С. Якушева - секретарь факультета, отзывчивый, чуткий человек, помогающий во всем студентам, особенно младших курсов. Шли годы, мужая, приобретал авторитет среди преподавателей и студентов и Володя. Вот типичная характеристика В. Житенева, данная его товарищем, занимавшимся в одной и той же группе, А. Р. Бекетовым - ныне профессором, д.т.н., академиком академии технологических наук, президентом ее Уральского отделения, заведующим нашей кафедры:

 

- К старшим курсам активной позицией в учебе, общественной жизни выделялось несколько наших товарищей. Прежде всего, это Владимир Житенев, комсорг группы, затем курса, секретарь бюро ВЛКСМ факультета и, наконец, секретарь комитета комсомола института. Авторитет Владимира был весьма высок. Надежный товарищ, компанейский, веселый и в то же время с принципиальными взглядами, умением разобраться в сложных молодежных проблемах институтской жизни. Он многие годы был лидером нашей студенческой среды. Не случайно Владимир Житенев впоследствии стал видным общественным деятелем.

 

После первого и второго курсов дружно, как и всегда, студенты УПИ с большим энтузиазмом принимали участие в уборке целинного урожая на Алтае и в Казахстане. Организатором отрядов на базе своей группы в 1956 году и своей специальности в 1957 году был Володя. Как говорил Анатолий Царенко, учившийся все годы вместе с Володей: «…ребята работали там не ради денег, а по велению сердца». Володя, как и многие студенты за доблестный труд на уборке целинного урожая был награжден первой в своей жизни государственной медалью «За освоение целинных земель».

 

В октябре 1957 года комитет ВЛКСМ внес предложение о сооружении памятника студентам, преподавателям и сотрудникам института, отдавшим свои жизни в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками на средства, заработанные студентами. Основная тяжесть работы по сооружению памятника легла на плечи моих преемников по комитету ВЛКСМ. Прежде всего, на секретаря комитета ВЛКСМ Ищенко Николая – энергичного и инициативного вожака комсомолии с химфака, а затем на плечи Володи Житенева, избранного в 1959 году секретарем комитета ВЛКСМ института. Вместе с начальником штаба сооружения памятника – металлургом Юрием Томашовым (в последующем генерал-майором), студентами стройфака под руководством А. Арзамасцева памятник был сооружен. 9 мая 1961 года В. Житенев открывал его вместе с ветеранами войны, участниками сооружения, ректоратом, руководством района, города и области. Это был первый памятник в стране, открытый в ВУЗе.

 

С октября 1960 года он приступил к выполнению дипломной работы на тему «Сорбция урана и тория и отделение их от редких металлов с помощью ионита СДВ-3». В это время нам приходилось работать вместе ежедневно. Работая над дипломной работой, Володя много времени уделял и комсомольской работе. Меня поражало его умение распределять так свое время, что он успевал повсюду. С настойчивостью и инициативой выполнял трудоемкую дипломную работу и различную общественную работу. Тогда у него проявились такие замечательные качества как творчество, умение четко и обоснованно излагать цели работы и полученные результаты. 22 февраля 1961 года он блестяще защитил работу и был рекомендован для поступления в аспирантуру. Результаты его работы были опубликованы в журнале прикладной химии АН СССР (в то время публикация студенческой работы было не частым явлением). Я многократно пытался убедить его пойти по научной стезе, однако… его сердце билось в унисон с сердцами молодежи, и он ушел трудиться в комсомол.

 

Обаятельность, творчество, широкая доступность молодежи позволили ему быстро пройти в Свердловске различные ступеньки комсомольской деятельности. Несмотря на большую и напряженную работу в Свердловском ГК ВЛКСМ, а затем первым секретарем областного комитета комсомола, он не забывал УПИ, бывал на кафедре, в комитете комсомола института, у ректора, встречался с друзьями не только в официальной, но и товарищеской обстановке. Вспоминаются теплые, дружные поездки в спортлагерь УПИ на озеро Песчаное, на водохранилище Белоярской атомной электростанции. Володя всегда стремился помогать комитету ВЛКСМ УПИ в проведении массовых праздников «Весна УПИ», укреплял связи между студенчеством и рабочей молодежью. Инициатива, энергия, умение находить и принимать в нужный момент правильные решения ярко проявились, когда Володя стал секретарем ЦК ВЛКСМ по работе со студенческой и научной молодежью.

 

Незадолго до 50-летия ВЛКСМ я встретился с Е.М. Тяжельниковым – первым секретарем ЦК ВЛКСМ. На встрече обсуждались многие вопросы улучшения работы вузовских комсомольских организаций. В частности, обсуждали вопросы о расширении исследовательских работ в области воспитания молодежи. С этой целью было бы целесообразно преобразовать высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ в институт коммунистического воспитания. Такой «Институт молодежи» был создан во главе со свердловчанином профессором В. Волковым.

 

Обсуждался также вопрос об усилении работы со студенческой и научной молодежью. В то время этими вопросами занимался секретарь ЦК ВЛКСМ по работе с пионерами и школьниками. Естественно, он не имел возможности заниматься студентами и еще молодыми научными работниками с учетом специфики целей и задач, стоящих перед этой группой молодежи. Одновременно была обсуждена кандидатура В. Житенева, который мог бы возглавить этот участок работы. Обсужденная кандидатура была хорошо известна с разных сторон Е.М. Тяжельникову и мне.

 

29 октября 1968 года прошло торжественное заседание пленума ЦК ВЛКСМ, посвященное 50-ой годовщине со дня организации комсомола. Комсомол был награжден Орденом Октябрьской революции, а среди ряда городских комсомольских организаций, созданных в последнее время, Орденом Трудового Красного Знамени была награждена организация г. Качканара Свердловской области. Затем был прекрасный концерт. Я рад, что по приглашению Евгения Михайловича я участвовал в работе пленума.

 

Вскоре после пленума в Свердловск приехал Е.М. Тяжельников.

Он посетил УПИ, другие организации города и области, а 26 декабря этого же года Володя был избран секретарем ЦК ВЛКСМ. Должен сказать, что среди 200-тысячной армии (на 01.07.2007 г.) выпускников УГТУ-УПИ много видных государственных, партийных, советских, профсоюзных, спортивных, несколько министров, их заместителей, военных, ученых, директоров крупнейших предприятий, НИИ, КБ, вузов. К числу почетных выпускников мы должны отнести Володю Житенева – единственного выпускника – секретаря ЦК ВЛКСМ, внесшего значительный вклад в воспитание молодежи нашей страны. В ЦК ВЛКСМ развернулась его кипучая творческая деятельность. Он выдвинул замечательную идею и прекрасно осуществил ее – слет студентов-отличников учебы всех стран СЭВ. Слет, на котором я был вместе с группой ректоров, прошел отлично и позволил обменяться бесценным опытом организации учебной, научной, культурно-спортивной работы.

 

По его инициативе, поддержанной ЦК ВЛКСМ, на средства, перечисляемые ССО в фонд ЦК, в Москве по Комсомольскому проспекту был построен Дворец молодежи. А еще ранее, в период его работы в Свердловске, он вместе с бывшим секретарем обкома А. Куклиновым, секретарем Свердловского ГК КПСС Г. Князевым, Мордковичем и многими другими многое делал по претворению в жизнь предложения Студенческого совета при ГК ВЛКСМ, который я возглавлял (решение состоялось в феврале 1958 года), поддержанного первым секретарем Свердловского ОК КПСС А. П. Кириленко и первым секретарем ГК комсомола Л. Пономаревым о строительстве в Свердловске Дворца молодежи и студентов. И такой Дворец был построен. Он украшает город и дает возможность студенчеству, да и всей молодежи области чудесно проводить свое время. Он горячо поддержал разработку в УПИ «Системы общественно-политической практики (ОПП)». Я докладывал на ученом Совете УПИ и активно содействовал широкому распространению ее во всех вузах страны. В.А. Житенев придал новый импульс работе Совета молодых ученых при ЦК ВЛКСМ. Совет явился мощным штабом привлечения молодых ученых к развитию важных теоретических, прикладных и гуманитарных вопросов.

 

Вообще надо сказать, что он был простым человеком, часто интересовался жизнью семьи, часто с любовью рассказывал о своей семье. После 10 лет работы в ЦК ВЛКСМ Володя вернулся в Свердловск и стал трудиться секретарем ОК КПСС по пропаганде и агитации. Работая на этом важном посту, он много помогал вузам, научным учреждениям в развитии их материальной базы: стали более энергично строиться учебные корпуса, общежития, столовые, межвузовские поликлиника и больница. Много внимания уделял улучшению работы партийных и комсомольских организаций, студенческих строительных отрядов. Он горячо поддержал предложение отдела науки и образования ОК КПСС (зав. отделом А. Добрыдень) и Совета ректоров Свердловской области (председатель Ф. Заостровский) о встрече членов бюро ОК КПСС с активом вузов. Встреча проходила во Дворце молодежи и оставила неизгладимое впечатление не только среди молодежи, но и руководителей учебных заведений. Она помогла разобраться во многих сложных политических, экономических, внутренних и международных сторонах жизни страны. Встреча продолжалась около четырех часов, и участники получили ответы на более, чем тысячу вопросов. Вся встреча демонстрировалась по местному телевидению.

 

Осенью 1981 года я был приглашен в отдел науки и учебных заведений ЦК КПСС, и мне предложили перейти на работу в Минвуз РСФСР начальником главка технических вузов. Я сказал, что это дело серьезное и мне нужно подумать. Одно дело работа в Свердловске, где я проработал почти 30 лет, здесь все было близкое и родное. Другое дело работа в Москве, где я мало кого знал, а меня тем более. В лесотехническом институте было сделано многое. Он стал для меня родным коллективом. Одним словом, я уехал из Москвы в раздумье и ушел в отпуск. Но товарищи из ЦК не оставили меня в покое и настойчиво спрашивали, когда я перееду на работу в Москву. Однажды позвонили из приемной В.А. Житенева и пригласили к нему на беседу. Он сообщил, что Обком КПСС принял решение поддержать просьбу отдела ЦК КПСС и направить меня на работу в Министерство. Вскоре после этого разговора в институт приехал заместитель министра Ф. Седыкин, а вскоре и министр академик И. Ф. Образцов. Шли нелегкие разговоры, после которых мне некуда деваться, и через две недели я ехал на работу в Москву. Должен сказать, что во всем этом деле решающее слово было Владимира Андреевича. Я мог отказать кому угодно, но не ему.

 

Жаль было расставаться со Свердловском, друзьями, УПИ, Лесотехническим институтом. Началась новая работа. Особенно на первых порах в ее освоении существенную помощь оказывал Владимир Андреевич. То по телефону, то в личной встрече он знакомил меня с новыми людьми, которые оказывали поддержку в работе.

 

Наши встречи стали чаще, когда Владимир Андреевич перешел на работу в идеологический отдел ЦК КПСС. Он был по-прежнему жизнерадостным и проявлял неподдельный интерес к работе Министерства, хотя иногда у него (да и не только у него) появлялись новые черты: задумчивость и недоговоренность. Я связывал это с новым, сложным объемом работы и необходимостью завершения работы над кандидатской диссертацией. Тяга к науке, проявившаяся еще в студенческие годы, не угасла. Он успешно выполнил и защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук. Появилась сдержанность в обсуждении рабочих вопросов. Думается, что каждый из нас понимал причины этого – так называемая перестройка набирала обороты. У Генсека появилось больше заумных слов и меньше дел. В то время все больше становилось ясным, что Горбачев ведет большую игру с американцами, натовцами, ведет дело к разрушению варшавского договора, СЭВ.

 

В августе 1991 года руководство СССР предприняло попытку изменить ситуацию в стране, но и здесь Горбачев как всегда хитрил, а затем предал КПСС, единолично распустив ее. Другие же руководители КПСС и Советского правительства не проявили необходимой решительности, не встали на защиту Советской власти, зарубежных друзей. Этим воспользовался Ельцин, давно рвавшийся к власти, его прихлебатели, среди которых оказалось много свердловчан, предавших идеи социализма, интересы трудового народа. Эти события произвели исключительно тяжелое впечатление на многих, но мне представляется, особенно переживал Владимир Андреевич, человек доброй и чуткой души. Он, хорошо зная их, длительное время работал вместе и не мог поддержать их, не мог изменить своим идеалам, не мог разваливать великую Страну Советов, хотя и понимал, что некоторые изменения необходимы. Когда мне доводилось встречаться с ним, он менялся в лице и решительно говорил: «Давай не будем говорить об изменниках, их нет в душе моей». Настоящий коммунист, любящий свою Родину, не мог перенести все случившееся и ушел от нас в расцвете сил, способный сделать еще много и много. Он скоропостижно скончался 5 мая 2001 года на 63-м году своей яркой жизни. 3 октября 2008 года его друзья и товарищи будут отмечать 70-летие со дня рождения Владимира Андреевича.

 

Прошли годы с тех пор, как нет с нами Володи. В это никак не верится до сих пор. Мы потеряли настоящего товарища, друга, Гражданина нашей страны. До сих пор физтехи, упишники, все, кто его знал по жизни и работе, глубоко скорбят и тяжело переживают. В нашей памяти наш дорогой Володя до конца нашей жизни останется простым человеком, жизнерадостным, самоотверженным, решительным и настойчивым в достижении поставленных целей, честным, принципиальным и самокритичным в работе и к себе.

 

Володя был всеобщим любимцем, его ценили за высокий профессионализм, смелость, честность, доброе человеческое отношение к людям, умение подбодрить, сказать доброе слово в трудную минуту. Его высоко ценили коллеги, друзья, товарищи, государственные и общественные организации. Он был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Знака Почета, Дружбы народов, многими медалями, отечественными и зарубежными знаками отличия.

 

В нашей памяти Володя навсегда останется настоящим человеком,

гражданином великой страны.

Каким ты войдешь в жизнь?

На смену!, 8 апреля 1962 года

 

История эта случилась на XXIV отчетно-выборной конференции.

О ней неохотно вспоминают в комитете комсомола. Но история эта очень поучительна. Мы имеем в виду нашумевшее в политехническом институте дело студента металлургического факультета Рудольфа Гугняка. В комнате секретаря комитета комсомола Володи Житенева было людно. О чем бы ни начинали говорить ребята, все неизменно сводилось к одному – к выступлению Р. Гугняка на конференции.

 

– Мы предчувствовали, что так случится, – растерянно сказал В. Житенев.

– Вчера заседала комиссия, просидели 8 часов. Дело, кажется, решается не в пользу Гугняка. Сегодня снова соберемся.

 

Рудольф Гугняк был заместителем секретаря комитета по учебной работе, а в мае ушел в отпуск в связи с работой над дипломным проектом.

– Скажите свое мнение о Гугняке.

Ребята молчали. Лишь Борис Аникин бросил:

– Я только одно скажу: он из института хотел выехать на белом коне, а выедет на ишаке.

 

Что же случилось на конференции?

Многие из делегатов не раз за свои студенческие годы собирались в актовом зале, чтобы обсудить деятельность комитета, наметить новые вехи работы. Но такой боевой конференции, как эта, они не помнят. Проходила она после ХХII съезда партии. Взволнованно говорили делегаты о месте студенчества в осуществлении великой программы. А сколько резких, справедливых слов в адрес комитета комсомола было высказано с трибуны конференции! С принципиальных позиций шел разговор о делах комсомольских.

 

И все это время секретарь комитета комсомола В. Житенев беспокоился: не случилось бы чего такого… не ушла бы конференция в другую сторону… Поводом для беспокойства служила записка: «Володя, дай слово. Рудольф». Рудольф Гугняк мог вынести на широкое обсуждение факты, которые скрывало комсомольское руководство, - разногласия между членами комитета. Президиум конференции, заручившись поддержкой совещания представителей делегаций, решил не предоставлять трибуну для выступления Р. Гугняку. Но слово все-таки по требованию большинства делегаций пришлось дать уже после того, как конференция избрала новый комитет. О чем говорил комсомолец? О злоупотреблениях в столовой, о проворовавшемся профкоме – вопросах, которые были решены частично. Студенты толком не знали, какие меры приняты для наказания виновных – это порождало различные слухи, догадки, предположения. Об оторванности комитетов от факультетов, о честности, принципиальности в работе… О личной неприязни среди членов комитета. Говорил откровенно, ершисто, кое-где перехлестывал через край. Имел ли он право говорить об этом? Мы считаем – да, имел.

 

Конференция очень бурно встретила его слова. И тогда, чтобы утихомирить делегатов, президиум предложил избрать из числа членов бюро комитета и секретарей факультетских бюро комиссию по… проверке выступления Р. Гугняка. Комиссия прозаседала 56 часов, написала 80 листов протокола (но со многими людьми, которые могли бы пролить свет на вопросы, затронутые Р. Гугняком, даже не побеседовали) и заявила на заключительном заседании конференции, что осуждает выступление, «приведшее фактически к дезорганизации конференции и комсомольской работе в институте». Комсомольцу поставили в вину, что он говорил много о личных взаимоотношениях среди членов комитета. Но разве можно было о них молчать, если из-за этого нарушилась атмосфера дружеского понимания и откровенности? Если хорошие, энергичные парни, пусть и с разным подходом к делу, к людям, стали беспринципно относиться друг к другу?

 

Вот почему бюро комитета волновалось на конференции: не сказал бы Р. Гугняк чего лишнего. И боязнь «как бы чего не вышло» привела к нарушению внутрисоюзной демократии, когда комсомольцу не дали слова, несмотря на настойчивые требования делегации. Вокруг выступления создали ажиотаж, исключительность. А слово дать надо было. Пусть бы в выступлении комсомольца была острая критика, пусть бы он много преувеличил. Это дело поправимое. Секретарь комитета комсомола в заключительном слове мог бы внести ясность, все поставить на свои места. Не пришлось бы говорить комсомольцу в накаленной обстановке – именно этим и объясняется чрезмерная резкость его выступления.

 

Нам вспоминается ХVII отчетно-выборная комсомольская конференция на Уралмашзаводе. Там было гораздо сложнее. В отчетном докладе критиковали комсомольцев с обывательским, иждивенческим взглядом на жизнь. Один из таких, конструктор Меркушин, сидел в зале с делегатским мандатом. Он сразу же попросил слова. В президиуме знали: на конференции будет тяжелая обстановка, но нельзя «зажать» выступление комсомольца. Меркушин говорил о самом больном. В те годы на Уралмаше было очень трудно с общежитиями: жили в старых, малоблагоустроенных домах, мест не хватало. Ребята знали, что это временно, что срочно строятся прекрасные общежития по Суворовскому и Черниговскому переулкам – и терпели. А Меркушин не мог терпеть, не мог ждать. Он беспрестанно жаловался в различные высшие инстанции на невыносимые условия, писал в газеты. На конференции он сказал, что над его кроватью штукатурка валится, звезды светятся, а бессердечные руководители не войдут в его положение. Вот доказательство – и рассыпал по столу президиума фотографии. Кое-кто сочувственно встретил выступление Меркушина, с трибуны он ушел под аплодисменты. Потом было еще одно выступление в духе Меркушина, и оно нашло отклик в зале. А о комсомольской работе словно забыли. Конференция пошла «не в ту сторону». Нужно было выправлять положение. Слово дали члену комитета комсомольцу Сергею Воздвиженскому. На глазах сотен делегатов он давал отпор тем, кто сложа руки ждет манны небесной на блюдечке с голубой каемочкой. Говорил он так горячо и страстно, что у сидящих в зале побежали мурашки по коже.

 

После Сергея выступали многие делегаты, говорили о том, что комсомолец должен каждый день, каждый час жизни отдавать во имя большой цели. Это был коллективный убедительный ответ нытикам и демагогам. Конечно, президиум мог не давать слово Меркушину: это сделать проще. Сергей Воздвиженский, Петр Лоцманов, Федор Крохин – они вели конференцию, выбрали путь сложнее. Не уклонились от борьбы, дали открытый урок комсомольской педагогики. Конференция стала школой воспитания комсомольцев. А ведь в политехническом институте выступал не демагог, выступал человек горячий, влюбленный в комсомольскую работу. Члены бюро комитета предвидели, что будет трудно на конференции спорить с Рудольфом Гугняком, что он будет остро ставить вопросы.

 

И… ушли в кусты от острого, ушли от борьбы на глазах восьмисот делегатов. Какой урок получили делегаты на конференции? «Отойди, если видишь, что предстоит бой». Жизнь наша, требование времени сейчас таково, что мы не имеем права трусить, обходить острые углы. Убежденность, идейная непримиримость – в умении убедить других, доказать свою правоту несогласному, не боясь открытого спора. Сергей Воздвиженский вынес эти качества еще из института, где, по его словам, на каждое собрание шли, как в бой. И выйти из такого боя победителем – значит почувствовать, что ты, комсомольский активист, нужен людям, что есть у тебя право быть вожаком.

 

Д. Боярская

Во Вьетнаме, в войне, развязанной Соединенными Штатами Америки,

льется кровь героического народа, выжигается напалмом все живое.

 

И комитеты ВЛКСМ УПИ и СЮИ 29 мая 1968 года проводят в актовом зале института заседание международного трибунала. Председатель суда - студент Свердловского юридического института В. Перевалов (позднее он был ректором этого вуза). Следствие вели студенты Свердловского юридического института. Они выступали от имени международных демократических организаций. Международный союз студентов представлял В. Перевалов, Всемирный Совет Мира - В. Кириллов, Международную демократическую организацию женщин - В. Леонова, Всемирную федерацию профсоюзов - В. Медведев, Всемирную федерацию демократической молодежи - В. Семенов.  Общественные обвинители Т. Молчанова, В. Медведев, Г. Николаев привели множество фактов, обличавших американских агрессоров в преступлениях против вьетнамского народа. Подобные факты содержались также в материалах свидетелей обвинения журналистов: Малкольма Грейвса из Канады, Теодора Кинга из Великобритании, Гюнтера Новака из ГДР и других. Решение трибунала было направлено в авторитетные международные организации. Оно показывало решимость молодежи отстаивать правое дело вьетнамского народа. Задорная и живая борьба, товарищеское соперничество всегда способствовали оживлению и подъему работы комсомола, развертыванию социалистического соревнования и самодеятельности студентов, особенно к юбилею Советской власти. В 1959/50 учебном году между комсомольскими организациями факультетов началось соревнование, посвященное 40-летию УПИ. В этой борьбе первые три места заняли соответственно металлургический факультет (секретарь бюро ВЛКСМ А. Немешаев), механический (секретарь В. Анохин) и химико-технологический (секретарь В. Балакин).

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 января 1967 года институт был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Высокой наградой были отмечены заслуги коллектива в подготовке высококвалифицированных инженерных кадров. Будет справедливо отметить, что в этой заслуге есть серьезная доля студенческих общественных организаций: комсомольской и профсоюзной, которые всегда работали в тесном контакте.

 

В год пятидесятилетия Советского государства социалистическое соревнование, в том числе и в комсомольской организации, проходило под девизом «50-летию Советской власти - достойную встречу». Именно в 1967 году родился и стал традиционным смотр-конкурс на звание «Лучшая группа курса института». В тот год такое звание было присвоено только двум группам: Мт-318 (комсорг Волошин) и Фт-138 (комсорг Бердинский). В 1968 году смотр-конкурс был посвящен 50-летию комсомола. Его победителями стали шесть групп, в том числе, три группы физико-технического факультета. Все они были награждены поездкой по городам Советского Союза.

 

Отличных результатов все годы учебы добивалась группа Фт-509 (комсорг В. Самсонов). Удивительные здесь подобрались ребята: боевые, талантливые, упорные. На втором курсе сразу четыре человека были выбраны членами бюро ВЛКСМ факультета, а два комсомольца стали членами курсового бюро. За пять лет учебы в группе не было ни одной неудовлетворительной оценки по общественным дисциплинам. В 1967/68 учебном году группа сдала сессии со средним баллом 4,9. Из 23 человек 18 стали отличниками.

 

Все студенты были членами СНТО, все участвовали в общественной жизни факультета и института, большинство из них выезжало на целину. «Целинный стаж» некоторых поражает воображение. Так, Н. Ложкин ездил на целину шесть раз, Р. Муфтахов, В. Самсонов - по пять раз. Студенты этой группы составили «ядро» строительного отряда «Гренада» и показывали пример трудового энтузиазма и дисциплины. И спортивная жизнь кипела ключом. Группа постоянно защищала честь факультета в соревнованиях по спортивному ориентированию, гимнастике, легкой атлетике. Все были членами обществ ДОСААФ и «Буревестника». Решением XXXI комсомольской конференции в 1968 году группа Фт-609 занесена в «Книгу почета комсомольской организации УПИ». В чем секрет этой группы? «Главное, говорил на конференции комсорг Володя Самсонов, - это постоянное участие в соревнованиях, целина, а затем всегда мы были вместе. Это позволило треугольнику сплотить группу. Основное - это учеба. Тройка, которая была у нас, - комсорг, профорг и староста - беспокоилась за каждого человека».

 

В 1968 году, в год пятидесятилетия ВЛКСМ, вся работа в комсомольской организации института была направлена на достойную встречу юбилея. В «ЗИКе» публикуются воспоминания секретарей комитета комсомола послевоенных лет И. Милайкина, В. Мельникова, Г. Топорищева, комсорга ЦК ВЛКСМ в УПИ В. Вислобокова. Большая статья посвящена знаменам, которые завоевала комсомолия института за успехи в соревновании с другими вузами, в том числе и на целине. В апреле месяце комитет ВЛКСМ обращается ко всем комсомольцам института с пожеланиями успехов в учебе, общественной работе и в работе ССО в юбилейном комсомольском году. В «ЗИКе» появляется постоянная рубрика «Трибуна передового комсомольского опыта». Практически в каждом номере газеты публикуются предложения комсомольцев по улучшению работы комсомольских организаций факультетов, групп, отчеты с собраний и другие материалы. Газету читать интересно и, главное, полезно и комсомольским активистам, и комсомольцам, и всем студентам. Отмечаются студенты, добившиеся успехов в учебе, науке, спорте, общественной работе, в студенческих строительных отрядах. По результатам олимпиад - конкурсов по физике, теории машин и механизмов-лучшим физиком УПИ 1967/68 учебного года признан Б. Шалаев (Фт-236), лучшими механиками - Е. Дьяченко (М-334) и В. Часовских (Тс-309).

 

5 мая, в день Печати, «ЗИК» отметил активных корреспондентов: Л. Акулову, А. Крыжного, О. Огневу, К. Алиева, Н. Трунову, Т. Шалухину.

Комсомольская организация немало времени уделяла спортивной жизни студентов. На Всемирной Универсиаде в Австрии студентка Жанна Елистратова завоевала золотую медаль в гонке на 10 км, а преподаватель Тамара Пестрякова заняла на этой дистанции четвертое место. Женская команда УПИ по гандболу завоевала путевку в высшую лигу СССР.

 

В ноябре на пленуме комитета ВЛКСМ УПИ были подведены итоги трудового лета. Около 5000 студентов работало в этом году, в том числе 380 трудились в Казахстане (освоено около одного миллиона рублей) и 900 - в Свердловской области (освоено 3,42 миллиона рублей). Отлично справились с работой студенческие строительные отряды на строительстве Нарвской и Сургутской ГРЭС. На городских и институтских объектах освоено более одного миллиона рублей. Лучшими отрядами признаны: на Целине-1 (Казахстан) - отряд «УПИ-Мезон» (командир - А. Кильмяшкин, комиссар - В. Староверов), на Целине-2 (Свердловская область) - отряды «Матадор» и «Легенда». За заслуги в формировании и организации работы ССО в Казахстане УПИ им. С.М. Кирова был награжден Почетной Грамотой Верховного Совета Казахской ССР. А комсомольская организация института была награждена Памятным Знаменем ЦК ВЛКСМ.

 

В юбилейном для комсомола году 20 июня на площади перед институтом состоялся многолюдный митинг, посвященный выпуску пятидесятитысячного инженера. По согласованию с комитетом ВЛКСМ, дипломы «пятидесятитысячника» в торжественной обстановке были вручены выпускникам, которые отлично учились, принимали активное участие в общественной работе, пользовались заслуженным авторитетом среди товарищей:

 

Иозасу Кудараускасу, Николаю Чекасину, Карену Нерсесяну, Людмиле Кузнецовой, Виктору Мейке, Анатолию Кривоногову, Виктору Пяткову, Владимиру Богатыреву, Вячеславу Банникову, Геннадию Сюкасеву, Тамаре Черновой.

 

Комсомольская организация постоянно заботилась о новом пополнении вуза - абитуриентах. Комсомольцы вели активную разъяснительную работу через областную и многотиражную заводскую печать, радио и телевидение.

 

В период производственной практики и во время работы в студенческих строительных отрядах проводили лекции и беседы об институте в школах, клубах и дворцах культуры. Наиболее активная агитация велась в дни проведения «открытых дверей» в институте.

 

На факультетах комсомольские бюро совместно с деканатами организовали для одаренных школьников четырехмесячные школы радистов, физиков, экономистов. Вышли специальные номера газеты «За индустриальные кадры» с публикациями о кафедрах, факультетах, о студенческой жизни, о достижениях студенческих строительных отрядов.

 

Газеты распространялись в школах, техникумах, на предприятиях. В период приема работают общественные приемные комиссии, созданные на факультетах по инициативе комсомола и при активном участии студентов. Комсомольцы беседуют с абитуриентами, организуют рейды по общежитиям, дежурят за столом справок, дают консультации по специальностям.

От общежитий до учебного корпуса - комсомольская дорожка начала 60-х

 

Владимир Бочко - секретарь комитета комсомола УПИ

1962-1964 годов

 

Из надолго заполнившихся дел, совершенных по инициативе комсомольцев и непосредственно под руководством комитета комсомола УПИ в начале 60-х годов прошлого века, встает в памяти одно «малое», но прекрасное дело. Выполнение этого маломасштабного дела являлось жизненно необходимым для всех студентов, живущих в общежитиях, и ежедневно идущих утром на занятия в институт и возвращающихся назад после учебы. Речь идет о возведении тротуарной дорожки между общежитиями и главным учебным корпусом.

 

В течение почти 30 лет (с 30-х до 60-х годов), т.е. со времени построения общежитий в студгородке, шесть поколений студентов, чтобы добраться до института, ежегодно – весной, когда тает снег и бегут ручьи, и осенью в дождливую погоду – в физическом смысле месили грязь. Переход от улицы Малышева вдоль восточной стороны территории физико-технического факультета до главного корпуса института не был благоустроен. Преодолевая это расстояние, студенты шли по раскисшему грунту.

 

Обувь и одежда покрывались грязью, которую трудно было отчистить из-за ее мазутного характера. Конечно, можно было обойти злосчастный участок по улице Мира. Однако для этого требовалось бы дополнительно не менее 10-15 минут. Но какой же студент утром, после не всегда достаточного сна, располагает такими драгоценными минутами и даже секундами! Поэтому, возмущаясь и ругаясь, студенты вновь и вновь шли на штурм грязевых препятствий. Наконец терпение у студентов закончилось.

 

Это случилось только с седьмым поколением славной плеяды живущих в общежитиях УПИ.

 

На комсомольской конференции института в ноябре 1962 года возмущение набрало такую степень кипения, что предлагали построить дорожку немедленно, чуть ли не сейчас и сразу, хотя на улице уже была зима, лежал снег. После бурных споров и ярких речей поручили комитету комсомола построить дорожку. Чтобы слова не разошлись с делом, такое поручение решили записать в постановление комсомольской конференции и обязать комитет комсомола отчитаться о его выполнении на очередной отчетно-выборной конференции, т.е. осенью 1963 года.

 

Я, как секретарь институтской комсомольской организации, взял под свой личный контроль выполнение этой задумки. Должен сказать, что для меня это было не только очередным делом, которых насчитывалось много, но и лично я был заинтересован в решении этого вопроса. Дело в том, что после окончания Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в 1961 году я по направлению стал работать на кафедре политической экономии УПИ. Поселили меня, как молодого специалиста, во второй студенческий корпус. Так что мне, как и сотням живущих во Втузгородке, приходилось пользоваться указанным маршрутом. Поэтому я хорошо понимал негодование студентов. У меня общественное и личное счастливо совпадало. Итак, поручение имеется. А где взять средства на его выполнение? Ведь в те времена вся комсомольская работа на уровне первичных структур велась исключительно на общественных началах. Как говорится, думай комсорг.

 

На заседании комитета комсомола я предложил набрать некоторую сумму денег (сейчас сказали бы – «создать фонд») за счет части доходов, которые мог получать клуб от организации платных концертов художественной самодеятельности. Билеты продавались недорого – по 20-30 коп. В результате проведения нескольких художественных вечеров удалось сосредоточить в комитете комсомола около 125 рублей. Это были существенные деньги. По крайней мере, нам первоначально так казалось.

 

При подготовке к летним студенческим работам поручили комсомольской организации радиофака выделить ударную группу для строительства дорожки. Ею стала одна из групп, окончивших первый курс весной 1963 года. Для работы отобрали только ребят. Они оказались добросовестными и трудолюбивыми. Благодаря их стараниям, в конечном счете, дорожка появилась. Но ребята выступали лишь обычной рабочей силой. Для ее приведения в действия требовались материалы и техника. Начали с поиска материалов. Сначала хотели заасфальтировать дорожку. Я даже проконсультировался у очень своеобразного и любимого студентами преподавателя геодезии строительного факультета доцента Мазурова о том, на что обращать особое внимание при сооружении дорожки. Он сказал: «Дорожку надо строить кабанчиком».

 

На мое явное непонимание последовало объяснение: центр дорожки следует делать выше краев, тогда вода будет стекать на края, а идущие не будут брести по лужам. Но от асфальта пришлось отказаться: с одной стороны, никто на него не выделял денег, а с другой стороны, все объемы асфальта забирал город на прокладку улиц. Другими словами, асфальта как материала для нас не существовало. Возник другой вариант. Его подсказал и помог привести в действие проректор по хозяйственным вопросам Павел Иванович Борисов. Это был прирожденный хозяйственник: умный, грубый, ласковый, дипломатичный и вообще себе на уме. До УПИ он руководил мощной автомеханизированной колонной, которая обслуживала крупнейшие стройки города и области. Он сказал:

 

– Давайте сооружать дорожку из стеновых железобетонных панелей.

– А где их взять?

– У меня есть связи с руководством ЖБИ. Съездим, попросим. У них часто появляется некондиция, может уступят ее нам.

 

В этот же день мы были у заместителя директора завода ЖБИ по снабжению. Надо было видеть, как действовал Павел Иванович. Он вошел скромно и вежливо, снял шляпу, поклонился в пояс и сказал проникновенным голосом, что только они, драгоценные руководители завода, в состоянии спасти комсомол и ректорат от неминуемого позора, которым могут покрыть нас студенты института после возвращения с каникул. После долгих и проникновенных разговоров пришли к мнению, что завод выдаст нам необходимое количество железобетонных панелей, но, естественно, бракованных. Плату, так и быть, за них брать не будут.

 

– Забирайте первые панели хоть сейчас, погрузочный кран стоит «под парами» – любезно сказал заместитель директора.

– А как их вывести, у нас ведь нет транспорта?

– Это уже ваши проблемы, - последовал любезный ответ.

 

Здесь надо пояснить, что под транспортом понимались панелевозы, длинные специальные автомобили, которые возили по две стеновые панели, размещая их по одной на каждую сторону специально сконструированной фермы. Иногда они брали по четыре штуки. Эти панелевозы невозможно получить не то что бесплатно, но и платно, так как они весь день заняты на поставке конструкций новостройкам. Просить у заместителя директора еще каких-то уступок было рискованно, следовало радоваться уже полученному согласию на отпуск бракованных панелей. Когда мы вышли с территории завода, я спросил Павла Ивановича, где брать панелевозы и получил ожидаемый ответ: «это уже ваши проблемы». Вместе с Аликом Левчуком и Алексеем Подкорытовым, членами комитета комсомола, мы нашли гениальное до простоты решение: обратиться к частному интересу водителей панелевозов. Именно на такого рода непредвиденные случаи мы и собирали деньги в течение учебного года.

Рыночные отношения и тогда успешно работали.

 

Когда решение было принято, техническое его исполнение оказалось не очень трудным, хотя затратным по деньгам и времени. Мы выходили на улицу Малышева, дожидались идущего на завод ЖБИ пустого панелевоза, останавливали его и предлагали водителю совершить «левый» рейс. Водители – не все, скорее через одного - соглашались выполнить такую работу. За это они требовали 5 рублей, но при условии, что работа займет не больше 1,5 часа, т.е. время, приблизительно равное обеденному перерыву. За этот период своего отсутствия водители могли как-то оправдаться перед начальством. Мы давали согласие. Ехали на завод, грузили лучшие из бракованных панелей и везли к себе на «комсомольскую стройку». Но не всегда все складывалось гладко. Иногда на месте не было заводского крановщика. Время отсутствия панелевоза на основной стройке увеличивалось. Водитель грозил уездом и требовал дополнительную оплату, поднимая расценку до 10 рублей. Нам деваться было некуда.

Действовали по принципу товар – деньги.

 

Но была еще одна организационная проблема. Когда приходил панелевоз, надо было разгружать, а затем укладывать тяжелейшие стеновые панели. Как это сделать? Понятно, что такое было не под силу умным студентам-радистам, поскольку они не имели никаких мощных инструментов. На выручку снова пришел мудрейший Павел Иванович. Как человек дела, он сказал, что в городе имеются мехколонны с автокранами.

К ним следует обратиться.

 

– Но они нам не дадут автокраны, или заломят такую цену, что мало не покажется. А у нас ведь денег всего-ничего, – сказал я.

– А вам и не придется платить. Вот вам фамилии руководителей. Узнайте, чьи дети учатся в УПИ. Остальное – моя забота.

 

Одного такого студента мы нашли. Дальше все было как в кино, когда «рояль оказывался в кустах». На беду руководящего отца дорогой его сын оказался «длинным хвостистом». Нас это приятно тешило, хотя мы и понимали, что пользуемся чужими промахами. Но, с другой стороны, а почему он не хотел добросовестно учиться и своевременно сдавать сессию. В чем наши прегрешения? В его безалаберности и лени? Но мы решили все же слегка помочь нерадивому студенту в подготовке пересдач. За ним мы ходили как за маленьким ребенком. Пока он был под нашим покровительством, автокраны работали в ритме часового механизма. Получилась двойная выгода. Мы построили дорожку с помощью папиных автокранов, а студент успешно ликвидировал все задолженности. Осенью 1963 года комитет комсомола с удовольствием отчитался на институтской конференции, что порученное дело выполнено, и теперь студенты могут ходить на занятия как цивилизованные «франты и барышни».

 

Сейчас 2008 год. Прошло 45 лет со времени выполнения такого важного «малого» дела. Не все детали сохранила память, не все фамилии запомнились. Но главное в рассказанном то, что любые благородные поступки не уходят в небытие, не исчезают бесследно. Они остаются в сердцах исполнителей, а иногда сохраняются в своем физическом облике и продолжают служить людям.

Особое внимание уделялось привлечению в институт наиболее способной рабочей молодежи. С середины 50-х годов в институте и его филиалах были открыты подготовительные курсы, на которых ежегодно обучалось в среднем по 7-8 тысяч абитуриентов. В 1968 году институт одним из первых в стране воссоздал систему подготовки поступающих в институт. Подготовительные отделения продолжали лучшие традиции рабфаковцев 20-х годов. Комитет ВЛКСМ взял шефство над вновь созданными рабочими факультетами, развернув среди рабфаковцев разностороннюю идеологическую работу. Вся работа комсомольских организаций по новому приему способствовала привлечению в институт более подготовленной и одаренной молодежи. В 60-е годы конкурс составлял в среднем 3-4 человека на место.

 

В конце 50-х годов на основе закона «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР» широко открылись двери вузов перед рабочими парнями и девушками. Например, в 1960 году производственники в институте составляли 70 процентов от общего числа принятых на первый курс, а в 1961 году - почти 80 процентов. Лишь с середины 60-х годов число выпускников школ начинает увеличиваться. В 1964 году было принято 61 процентов школьников, а в 1966 году - уже 87,5 процентов.

 

В соответствии с этим меняется и содержание работы комсомольской организации с новым приемом. Вчерашний школьник сталкивался с принципиально новой системой обучения, переживал трудный процесс «врастания» в большой студенческий коллектив. Ему нужно было помочь быстрее войти в режим студенческой жизни, правильно распределить свое время между трудом и отдыхом. Для решения такой задачи в 1964 году в составе комитета ВЛКСМ появляется сектор работы с комсомольскими организациями первого курса. Совместно с ректоратом в 1969 году издается «Памятка первокурсника». «Именно на первом курсе, - отмечалось в отчетном докладе комитета ВЛКСМ на XXXIII комсомольской конференции УПИ, - закладывается фундамент будущих успехов вчерашнего школьника. С первых дней он должен почувствовать поддержку комсомольской организации, ответственность перед ней за свою учебу. Если на первом курсе студент не научится работать систематически и самостоятельно, то трудно рассчитывать, что у него появится потребность в этом на следующих курсах. Помочь ему в этом, научить учиться - наша задача».

 

В 1970 году комитет ВЛКСМ разработал комплексный план работы с первым курсом, провел установочный семинар треугольников групп по основным направлениям и формам общественной работы в институте. Одной из замечательных традиций нашего института стало Посвящение в студенты первокурсников, впервые состоявшееся в 1965 году. Этого особого события с трепетом ждали и первокурсники, и куратор группы.

Твой комсомольский секретарь

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 28 октября 1968 года

 

У Наташи Быковой очень простое, милое лицо.

Одевается скромно, отчего еще ярче блестит алая искорка комсомольского значка. Наташа - секретарь комсомольского бюро химико-технологического факультета. На химфак уже совсем было махнули рукой пару лет назад. И за оформление, и за целинный отряд, и за отсутствие стенгазеты, и за скучную жизнь. Выбрали Наташу - и стала факультетская комсомольская организация понемногу оживать.

 

- Я не собираюсь на пенсию.

  Но... не хватает оргспособностей, не умею распределять обязанности между членами бюро, берусь за все сама...

 

Создали студенческий клуб песни факультета, и зал химфака был набит битком во время его вечеров. Большой ажиотаж царил вокруг ХВН – химия веселая наука. Помимо чисто практических вопросов: насколько прочно усваиваются знания дисциплин на факультете, это было веселым, захватывающим соревнованием претендентов на эрудитов от химии. Сначала нерегулярно, а потом более или менее четко вновь стала появляться стенгазета «Химик-технолог», и с каждым номером она становилась интересней.

 

- Я серьезно уже думаю о своих делах. Мало и плохо. Честно.

 

А еще вместо курсового собрания прошел диспут. Оживленный и громогласный. Не без раскачки вначале, но прошел. И субботники. С каким восторгом вспоминают о них девчонки второго-третьего курсов! И «день химика». Эстрадный оркестр факультета готов был играть до утренней зари на эстраде у главного учебного корпуса.

 

- Никогда не могу хладнокровно выступать. Поэтому боюсь. Наговорю чего-нибудь.

 

Мы сидим на курсовом комсомольском собрании. То и дело я спрашиваю у Наташи: «Кто это выступает?», и Наташа тут же называет имя, фамилию и обязательно прибавляет пару хороших, теплых слов. Впервые в этом году ССО химфака «Горизонт» не склоняли на все лады в штабах. Не за что было. Отряд был что надо, хоть на производстве, хоть в политико-воспитательной работе. Очень оптимистичный и боевой был отряд. Я никогда, наверно, не научусь хорошо налаживать контакты со всеми. Я могу, но не всегда.

 

- Толя, - попросил я секретаря комитета комсомола института, скажи пару слов о Наташе Быковой.

 

Жданович подумал, ответил, не торопясь:

 

- Отличная девчонка. Секретарь таким и должен быть. Болеет душой за факультет.

Относится к делу с большой ответственностью, что ни поручим - сделает обязательно. С большим уважением относится к людям, и они ей платят тем же. Очень много и очень долго может Наташа рассказывать о своем факультете, о своих комсомольцах. И, если по-честному, то гораздо больше о том, какие замечательные на химфаке ребята и девчата, какие они веселые, умные и красивые. Есть, конечно (весьма неохотно признает) у них отдельные недостатки характеров, но ведь такой замечательный народ, стоит ли на это внимание обращать?

 

Вот и все, коротко, о Наташе.

Мало, конечно, можно гораздо больше, да газетные рамки не позволяют.

 

Испытанный девиз

Вечерний Свердловск, 9 января 1968 года

 

3 декабря в Уральском политехническом царила атмосфера праздничной приподнятости. Институтская комсомолия направила тысячу делегатов на XXXI отчетно-выборную конференцию. На сцене и в зале - ряды алых знамен, в фойе - выставки, спецвыпуски газет, дружеские приветствия, у делегации каждого факультета - своя эмблема и... «музорг» - песни сменяют одна другую...

 

Студенты УПИ отчитывались о делах в году юбилейном, о том, чем встретили 50-летие комсомола. А вспомнить есть что, и многим можно по праву гордиться студентам крупнейшего вуза. Недаром их комсомольская организация (одна из трех в нашей области) награждена памятным знаменем Центрального Комитета ВЛКСМ. Без преувеличения, десятитысячной комсомолии УПИ по плечу трудные задачи.

 

И главная из них -учеба, подготовка квалифицированных специалистов. Весной этого года торжественно отмечен выпуск 50-тысячного инженера. И, видимо, подготовка к этому событию заставила еще требовательнее спросить: все ли делаем мы сегодня, чтобы быть достойным звания «выпускник УПИ»? В сущности, в будничные дни занятий и разгар сессий мерилом всему служат те же проценты успеваемости, «чистой» сдачи, средний балл. И если теперь можно сказать, учитывая их, что итоги лучше предыдущих, за этим стоит немало. Перекличка факультетов, письма родителям, (благодарственные и наоборот), смотры-конкурсы на лучшую группу и лучшего преподавателя, анкетирование младшекурсников, шефство над ними, олимпиады по специальности...

 

Две аксиомы:

Студент должен хорошо учиться! и ...Учиться - трудно!..

повторяют из поколения в поколение. Баланс изменяется в пользу первой, пожалуй, тогда, когда... больше думают о второй. Как учить и как учиться. На физтехе учиться трудно. Факт. А в весеннюю сессию в одной из групп средний балл был 4,9. То есть почти все сдали все экзамены на «пять». 18 отличников! Это по части «как учиться».

 

На младших же курсах почти не было групп без «завалов». Анализ показал, что чаще всего - по общеобразовательным предметам: математике, физике, теоретической механике. Это повод для раздумий на тему «как учить». Кстати, в прениях ребята ссылались не раз на недостатки в преподавании, на качество отдельных лекций и семинаров. Массовые «неуды» на первых двух курсах - типичная болезнь для вузов. Причины - разрыв в системе преподавания по сравнению со средней школой, неумение новичков самостоятельно и постоянно работать и т. д. - известны. Значит, в УПИ правильно считают заботу о младшекурсниках делом особой важности. Часто звучало с трибуны конференции: клуб международных проблем, встреча международников за круглым столом, секция международников факультета общественных профессий... Все это не только характеризует работу комсомольских (и общественных) организаций по идейно-политическому воспитанию студентов. Это отражает интерес самих студентов к проблемам международного молодежного движения, к событиям в мире.

 

Хоккеисты едут в Швейцарию

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 1962 год

 

Накануне Нового года в Смоленске закончились третьи Всесоюзные зимние студенческие игры (хоккей с шайбой). Одновременно было разыграно первенство российского «Буревестника». Хоккеисты УПИ (тренер А. Н. Русаков) добились большого успеха - они стали чемпионами РСФСР среди студенческих команд, а в вузовском первенстве страны заняли призовое третье место, пропустив вперед команды Московского авиационного и института физкультуры.

 

Четверо наших спортсменов ~ студенты стройфака Ю. Царевников, В. Гусев, выпускник металлургического факультета В.Цвилич и студент факультета стройматериалов В. Гурилев - включены в сборную команду «Буревестника», которая будет защищать честь советского студенчества на универсиаде 1962 года в Швейцарии.

 

БОЛЬШОЕ ЭТО СЛОВО - ТОВАРИЩИ…

 

Человек остаётся один. ФЕДЯ ЖУКОВ трудно молчал.

Он смотрел только на свои руки, в которых с треском ломалась спичка. В тишине, наступившей внезапно, каждый в этой комнате думал сейчас об одном: - А что дальше? Как повернется жизнь парня после этого до конца откровенного и беспощадного разговора?

Комсомольская группа решала судьбу товарища. Незадолго до последнего экзамена он пришел в общежитие заметно растерянный, бледный и слегка под хмельком. Рудик Вачаев удивленно остановил его:

 

- Да что случилось у тебя, Федька?

  В ответ Федя неохотно буркнул:

- Так, ерунда. Немного выпил, кто-то на меня наскочил, кого-то я стукнул.

 

А потом выяснилось: Федор Жуков, комсомолец и активист, лучший командир студенческого отряда УПИ на целине, совершил тяжкий проступок. Он ударил пожилую женщину. На комсомольском собрании даже самые рассудительные ребята не находили слов от возмущения. Ударить женщину! Никаких оправданий!

 

- Ты думаешь, если у тебя горе в семье – заболела мать, то можно напиваться и бить, кто под руку попадет?

  Может, ты и на работе будешь драться под настроение? Какой же из тебя инженер!

 

  Что он мог ответить? Против него - даже значок разрядника, такой неуместный сейчас на груди.

- Тебя, дурака, боксу обучили, чтобы сильным был, мог за правое дело постоять. А ты эти приемы против кого использовал? Подумай только! – Рудик даже вперед подался, словно хочет стать в эту минуту рядом, объяснить, наконец, товарищу, что в нем давно не нравится, беспокоит.

 

ТРИ ГОДА он учился с ними в одной группе. На первом курсе ребята выбрали его в групповое бюро, он стал их первым бригадиром на целине. И здесь о нем заговорили: талант, организатор. Потом выбрали в факультетское бюро. Пожалуй, тогда-то и начали замечать: на первом месте у Феди – «я», для него это значительней и важнее всего на свете. Все идут дежурить на институтскую конференцию – Жукову не обязательно. В группе комсомольское собрание – ему не интересно: масштабы не те.

 

И ничего ему не стоит ввалиться с шумом поздно ночью в комнату, где уже все спят (пусть просыпаются – Федька идет!), и развязно толкнуть плечом девушку (плевать, если обидится). Несколько раз видели ребята – выпивает Жуков. Потом стороной прослышали о каком-то письме из дома, что-то случилось в семье. Но общительность Федора никогда не доходила до откровенности о себе самом. Не доверял он никому своего сокровенного. Постепенно перестали доверять и ему. Так Федор Жуков остался один. И сорвался. Упрямо опущена голова.

Хриплое: – Судите, раз виноват...

 

Рядом, не видя друг друга. НО ПОЧЕМУ отводят глаза товарищи, голосуя за исключение Федора из комсомола? Почему вспоминают сейчас другие имена – Гену Аникеева, Эрика Соловьева, Виктора Корякина?.. Их нет уже в институте. За два с половиной года группа потеряла уже четырех человек. После каждой сессии кого-нибудь да отчисляли. Тяжелый, постыдный счет. В чем же дело? Что это − случайность, просто невезение какое-то? Ведь эту группу на курсе считают сильной. Посмотрите, сколько здесь людей работают в бюро, студсовете. И все знают: если надумают здесь что-нибудь сделать – на лыжах сходить или субботник устроить, всегда все получается.

 

И все-таки как это мало - встречаться на лекциях, субботниках и прочих полезных «мероприятиях»! Если после таких мероприятий тут же теряют из виду своего соседа по парте, по недавней работе, значит, хорошие дела – заслуга не всего коллектива, а каждого в отдельности. Когда симпатичный всем парень Виктор Корякин сознался на комсомольском собрании, что он попал в компанию воров, поэтому и некогда было ходить в институт, сдавать зачеты и экзамены, все только ахнули: «Так вот как он, оказывается, «болел»! А мы-то еще возмущались приказом – отчислить за несдачу сессии без уважительных причин»... Впрочем, в тот же день группа сменила гнев на милость и поручилась в деканате за Корякина. А он опять не сдал экзаменов. До сих пор об этом вспоминают с сожалением. Оказывается, дальше первого знакомства дело за два года не пошло: спортсмен, общительный очень – ничего, вроде, парень. - Да, знаете, просто был самый высокий в группе, больше ничего о себе не оставил, – сознается Оля Намятова. Вот в чем суть. Не умный, обидчивый, вспыльчивый, задушевный, а просто высокий. Разве распознаешь здесь, что у человека на душе, разве сумеешь помочь, если всего-то в нем и видишь, что красивый да высокий.

 

Так и жили рядом, не видя друг друга, 25 комсомольцев в группе, которая считалась дружной, и где в трудную для себя минуту человек мог остаться совсем один. А ЧТО ЖЕ комсорги? Они благополучно сменяли друг друга, ни один из них так и не догадался, что самое-то главное в его работе - люди. Да и сами комсомольцы, выбирая комсорга, не вожака в нем видели. От него требовалась только аккуратность – взносы собирать, а вдумчивость и проницательность – зачем ему? Этой осенью на собрании выкрикнул кто-то имя Вити Серова − выбрали. А он только в комсомол вступил, новичком себя чувствует. Сейчас, когда группа впервые осознала ответственность за судьбу товарища, очень важно, кто поведет ее. Осознать – еще не значит измениться. Сегодня еще перепутье. А завтра? Будет коллектив или нет?

 

И хочется подсказать: не робей, комсорг, начни с самого простого, будь первым, когда надо быть внимательным и требовательным. И не только на комсомольском собрании, а каждый день. И пусть это станет тоном группы! Может быть, даже останется тем же план работы, но между походами, конференциями и собраниями пусть будет место и для заботы о заболевшем товарище, для горячего спора о характере комсомольца, для наступления на роковую черту – «городские» и «общежитские» – и просто для дружной песни вечером в студенческой комнате. И тогда ты будешь уверен: пройдет еще пару лет, и на пороге пятого курса твои товарищи среди других экзаменов, последних в институте, смогут сдать и экзамен на дружбу, коллективизм. Он незримо стоит в списках всех факультетов и специальностей.

Только вместо экзаменатора, задающего вопросы, – сама жизнь.

 

И. Сергеева - На смену!

1 апреля 1959 года

Сорок шестое поколение студентов

пришло в вуз и оказалось самым счастливым.

 

Впервые в институте состоялся ритуал посвящения в студенты. Ритуал этот родился не сразу. Еще год назад о нем говорили, предлагали различные формы и порядок проведения праздника. Всем нравилась эта идея. Но от идеи до ее реализации большой путь, и основную работу по ее осуществлению взяли на себя комитет ВЛКСМ института и студенческий профком. Разработали ритуал, сценарий и порядок его проведения. Понятное дело: ритуал и все остальные сопутствующие мероприятия - это праздник, но проводился он впервые не только в УПИ, но и во всем городе, и, конечно, волновались: «А как он пройдет»? Перед портиком института выстроились факультетские колонны первокурсников во главе с секретарями бюро ВЛКСМ. Волнуется Алик Левчук - заместитель секретаря комитета комсомола УПИ: все нужно предусмотреть. Еще раз в сторонке читает про себя текст «Клятвы первокурсника» Лиза Ахаева, избранная комсоргом группы во время уборки картофеля.

 

Колышутся перед строем знамена. Председатель профкома Альберт Аминев командует: «Смирно!» и докладывает ректору о готовности начать ритуал. «Сегодня у нас замечательный день, - приветствует первокурсников ректор УПИ, заслуженный деятель науки РСФСР, доктор технических наук, профессор Николай Сергеевич Сиунов, - с этого дня вы - студенты, а дел в студенческие годы много. Перед вами открыты все двери. Занимайтесь в художественной самодеятельности, в студенческом научном обществе. Вас ждут целинные стройки,

 

Но не забывайте основное - учебу».

 

От многотысячной семьи комсомольцев-«упишников» поздравляет первокурсников секретарь комитета ВЛКСМ института Анатолий Жданович, отличник учебы, Ленинский стипендиат. «Нам, старшекурсникам, даже завидно. Ведь вам предстоят пять счастливых студенческих лет. Вы будете приумножать славные дела УПИ. Эти студенческие годы надо прожить так, чтобы, уходя из вуза, вы с гордостью могли сказать:

 

Мы всегда и всюду были первыми, славного УПИ выпускники!

Комсомольский секретарь

Жданович Анатолий Григорьевич

 

Родился 16 мая 1937 года.

Окончил Томский индустриальный техникум (1955 год).

Работал в Кировградской геологоразведочной партии в должности мастера, старшего мастера и инженера по бурению. После службы в рядах Советской Армии поступил на механический факультет УПИ им. С.М. Кирова (1962 год). В 1964 году направлен Свердловским ОК ВЛКСМ в Казахстан командиром первого Областного ССО. Ленинский стипендиат. В 1964-65 и 1967-68 годах избирается секретарем комитета ВЛКСМ УПИ им. С.М. Кирова.

 

В 1970 году - командир студенческих строительных отрядов института на Чукотке.

Участник торжественного пленума ЦК ВЛКСМ, посвященного 50-летию комсомола.

 

В 1967 году окончил институт, в 1973 году защитил кандидатскую диссертацию.

Работал доцентом и старшим научным сотрудником на мехфаке и физтехе.

 

С 1977 по 1980 годы избирался секретарем партийного комитета института.

 

В 1980 году утвержден в должности заведующего Отделом науки и учебных заведений Свердловского Обкома КПСС. В 1989 году переведен на работу проректором социально-политического института. С 1996 года работает в Министерстве экономики и труда Свердловской области, а затем - помощником депутата Областной Думы. Трижды избирался депутатом Свердловского городского Совета народных депутатов. Отмечен многочисленными грамотами и дипломами, награжден Орденом Трудового Красного Знамени, тремя медалями, значком ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле».

С приветствием выступил заведующий Отделом науки Свердловского Обкома КПСС, выпускник металлургического факультета, фронтовик Добрыдень Алексей Афанасьевич. Окончены приветствия, и Ленинский стипендиат, секретарь бюро ВЛКСМ механического факультета Николай Рукавишников зажигает «Чашу знаний». Раздаются аплодисменты, и снова тишина: звучат слова «Клятвы первокурсника», которые произносит Лиза Ахаева. Студенты вслед за ней повторяют слова: «Клянусь!»

 

После торжественных минут клятвы ректор вручает первокурсникам символический ключ от института и каждому факультету - символический студенческий билет. Закончились торжества, а вечером в актовом зале - вечер первокурсника. Интересно и весело отпраздновали день первокурсника студенты. Попасть на вечер первокурсника студентам старших курсов было почти невозможно. Этой чести удостоились только организаторы праздника и те, кто участвовал в программе концерта. Жизнь показала, насколько продуманным и интересным оказался сценарий посвящения в студенты института: и сегодня почти ничего не изменилось в этом сценарии. По-прежнему символический ключ открывает дверь в захватывающий мир познания, с символического студенческого билета начинается для первокурсников счастливая пора студенческой жизни. А это не только зубрежка. Это отдых и спорт, любовь и картошка.

 

Воспитание на традициях

В ноябре 1957 года состоялась XX отчетно-выборная конференция комсомола Уральского политехнического института. С отчетным докладом выступил секретарь комитета ВЛКСМ Евгений Казанцев. Конференция признала работу комитета комсомола хорошей.

 

Эта была высокая оценка. XX комсомольская конференция приняла наряду с другими два важнейших постановления, которые имели прямое отношение к воспитанию юношества на традициях коллектива, - это, во-первых, решение воздвигнуть памятник товарищам, павшим в боях с немецко-фашистскими захватчиками, во-вторых, - организовать музей истории института. Сразу же после конференции развернулась упорная работа по реализации первого пункта постановления конференции.

 

В день окончания ее работы (21 ноября) состоялся митинг, посвященный закладке монумента. Собрались студенты и преподаватели. Выступил директор УПИ профессор Н.С. Сиунов. Под звуки Государственного гимна спадает материал с гранитного постамента, где на мраморной доске было начертано:

 

Здесь будет сооружен памятник воспитанникам института,

павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины

в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

 

Был создан оргкомитет, куда входили студенты и преподаватели. Секретарь комитета ВЛКСМ УПИ Николай Ищенко фактически возглавил работу по созданию памятника. Он проявил себя как отличный организатор, собрал энтузиастов, и работа закипела. Инициативная группа занялась сбором материалов. Подготовили выставку «Они сражались за Родину». В группах прошли собрания на тему «Храни и умножай славные традиции УПИ».

 

В объявленном конкурсе на лучший проект памятника победили известный скульптор В. Друзин и выпускник строительного факультета Г. Белянкин, впоследствии ставший главным архитектором города, народным архитектором СССР, действительным членом академии архитектуры и строительных наук. Инициатива комсомола была поддержана коллективом института, она нашла самые горячие отзывы в сердцах многих.

 

В. ДРУЗИН

 

В комитет ВЛКСМ УПИ шли письма с выражением благодарности студентам, решившим увековечить память о героях. Двадцать восемь выпускников написали из Златоуста: «Дорогие товарищи! Узнав о постановлении комсомольцев УПИ о создании памятника, мы решили принять участие в создании фонда... Просим принять в фонд 1300 рублей». Но не пожертвования, а труд комсомола явился главным источником средств для сооружения монумента. В итоге было заработано 400 тысяч рублей. «Комитет комсомола докладывает вам, делегаты XXIV конференции, - говорил секретарь комсомольской организации института Владимир Житенев в 1961 году, - что постановление XX конференции выполнено.

 

9 мая 1961 года в торжественной обстановке был открыт памятник, на века утверждающий великий подвиг народа. На монументе высечены слова: «Нашим товарищам, погибшим в боях за Родину!». На тыльной стороне - «Память о героях Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. не сотрут века. От комсомольцев Уральского политехнического института им. С.М. Кирова». Воспитание на славных традициях, особенно в те дни, получает дальнейшее развитие. Была налажена связь со многими городами, районами и селами, где сражались и работали воспитанники института.

 

Г. БЕЛЯНКИН

 

В фойе актового зала установлены мемориальные доски с именами Героев Советского Союза - воспитанников УПИ и видных его ученых. Студенты-металлурги отлили из металла бюсты основателей политехнического института и его выдающихся ученых. При непосредственной помощи партийного комитета была оформлена галерея лучших людей вуза и ветеранов Великой Отечественной войны, создана Книга почета комсомольцев, куда заносились фамилии студентов, отличившихся в учебе и общественной работе.

 

Люди! Покуда сердца стучатся, - помните!

Какою ценой завоевано счастье, - пожалуйста, помните!

Песню свою отправляя в полет, - помните! О тех, кто уже никогда не споет, - помните!

Детям своим расскажите о них, чтоб запомнили!

Детям детей расскажите о них, Чтобы тоже запомнили!

Роберт Рождественский

 

В то время комсомольцам не удалось реализовать постановление о создании музея истории института. Этот вопрос возник вновь в начале 60-х годов. 16 ноября 1963 года состоялась XXVI отчетно-выборная конференция комсомола УПИ, на которой с докладом выступил секретарь комитета ВЛКСМ Владимир Бочко. И в докладе, и в выступлениях были озвучены следующие мысли: «У нашего института большая славная история. А мы ее знаем плохо. Пора организовать комнату-музей института и комсомольской организации. И мы, и будущие студенты - все сможем воспитываться на славных примерах прошлого и продолжать замечательные традиции нашего комсомола». XXVI комсомольская конференция постановила: «Создать музей истории УПИ». В обращении говорилось: «Богата событиями, героическими делами и хорошими традициями история нашего института. Много интересного можно рассказать из его жизни. А хотелось бы и многое увидеть. Вещи, фотографии порой расскажут не менее красноречиво, чем умелый рассказчик. Вот почему давно зрела идея создать музей истории УПИ».

Комсомольский секретарь

Бочко Владимир Степанович

 

В настоящее время Владимир Степанович

1939 года рождения, является кандидатом экономических наук, профессором, Заслуженным экономистом Российской Федерации, работает в Институте экономики Уральского отделения Российской академии наук в должности руководителя Центра стратегического развития территорий. После окончания в 1961 году экономического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по специальности «политическая экономия» Бочко В.С. был направлен на работу в Уральский политехнический институт им. С.М. Кирова ассистентом кафедры политэкономии, где проработал до 1965 года. В 1962-1964 годах являлся секретарем комитета ВЛКСМ института.

 

С января 1965 года по июнь 1967 года работал заведующим отделом студенческой молодежи Свердловского обкома комсомола. В 1967-1968 годах был секретарем комитета комсомола Свердловского института народного хозяйства (СИНХа). В 1967 году - комиссар Свердловского областного студенческого строительного отряда. С 1967 по 1992 год - на преподавательской работе в различных вузах. Работал преподавателем политэкономии в Уральском государственном университете им. А.М. Горького, Свердловском институте народного хозяйства, Гаванском университете (Республика Куба).

 

Был заведующим кафедрой политэкономии в Уральском электромеханическом институте инженеров железнодорожного транспорта и Свердловской Высшей партийной школе. С 1993 по 1997 год работал в банковских и финансовых структурах, был директором Екатеринбургского центра обучения кадров металлургии. С 1997 года по настоящее время работает в Институте экономики УрО РАН. Был зав. сектором, заместителем директора института, зав. Отделом социально-экономических проблем Свердловской области, руководителем Центра стратегического развития территорий.

 

Награжден значком ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле» и медалью «За освоение целинных земель». Является лауреатом премии имени В.Н. Татищева и Г.В. де Геннина за 2001 год в области науки за цикл научно-исследовательских работ по формированию и развитию экономической базы муниципального образования «город Екатеринбург». Результаты научных исследований Бочко В.С. отражены в 152 работах, опубликованных в журналах, препринтах, индивидуальных и коллективных монографиях, в том числе зарубежных.

 

Разработанные Бочко В.С. теоретические основы и методологические подходы к решению экономических проблем нашли свое практическое применение в «Концепции развития инвестирования в экономику г. Екатеринбурга на период 1998-2000гг.», «Концепции бизнес-проекта развития муниципального образования «Артинский район» на 1998-2000 годы» и последующих документах.

 

Подготовленные под руководством Бочко В.С. и его значительном личном участии «Программа структурной перестройки производственной базы предприятий стройиндустрии Свердловской области на 2001-2005 годы» и «Программа социально-экономического развития депрессивной территории муниципального образования «Тугулымский район» на 2001-2003 годы» были официально утверждены постановлениями Правительства Свердловской области и приняты к реализации областными и муниципальными органами власти.

 

При непосредственном научном и методическом руководстве Бочко В.С. был подготовлен «План стратегического развития Екатеринбурга до 2015 года» (2003 г.), который утвержден решением Екатеринбургской городской Думы от 10.06.2003 г. № 40/6 и активно реализуется в настоящее время.

Бочко В.С. является ученым секретарем Диссертационного совета при Институте экономики УрО РАН, членом Объединенного ученого Совета по экономическим наукам УрО РАН, членом редакционных коллегий ВАКовских журналов «Экономика региона» и «Журнала экономической теории», членом Президиума Ассоциации предприятий и организаций жилищно-коммунального комплекса Уральского федерального округа, членом Программного совета стратегического развития Екатеринбурга.

Прошедшая комсомольская конференция одобрила идею и приняла решение о создании институтского музея.

Комитет ВЛКСМ через «ЗИК» обратился с посланием ко всем ветеранам и студентам: «Сейчас дело за вами, товарищи студенты, преподаватели и сотрудники УПИ! Чем активнее вы начнете поиски материалов, тем интереснее будет наш музей. Итак, комитет комсомола института ждет ваших предложений и вашего активного участия в создании музея».

 

Инициатива комсомола была горячо поддержана администрацией, партийным комитетом и студенчеством. В комитете ВЛКСМ закипела работа. Всю деятельность по созданию музея возложили на идеологический отдел, который возглавлял аспирант Георгий Таратоненков. Отдел действовал в тесном содружестве с кафедрой истории партии и редакцией газеты «За индустриальные кадры».

 

Неоценимую помощь оказывали Н.С. Сиунов, А.В. Бакунин - заведующий кафедрой истории партии, В.А. Кочев - заведующий кафедрой высшей математики, которые были редакторами книги «Уральский политехнический институт за 40 лет» (Свердловск: Изд-во УПИ, 1962). Много помогал старейший преподаватель доцент С.П. Шабашов. На страницах «ЗИКа» под рубрикой «Мнения, советы, предложения» развернулась дискуссия о музее УПИ. Начал дискуссию В.А. Кочев, который опубликовал по этому вопросу большую статью. В ней он изложил свое видение музея, его структуру и содержание экспозиций, разделяя историю УПИ на восемь периодов. Закончил он статью утверждением, что «создание музея является очень ценным и интересным начинанием». Доцент кафедры истории партии Л.Ф. Малафеев продолжил обсуждение о назначении музея, его периодизации, высказал предложение о создании совета музея.

 

Из студентов первым пришел в комитет ВЛКСМ Саша Сухман, тогда еще второкурсник металлургического факультета. Он предложил свои услуги. Раньше ему уже приходилось сталкиваться с такой работой - принимал участие в создании музея своей школы. Он стал правой рукой Г. Таратоненкова, его утвердили инструктором комитета комсомола, ответственным за сбор материалов и оформление будущего музея. Постепенно увеличивалось число добровольных патриотов своего вуза, из которых и был позже создан рабочий совет музея.

 

До XXVI комсомольской конференции и после нее комсомольцы побывали в вузах Свердловска и областей Урала, посетили Томский политехнический, вузы Баку, высшие учебные заведения Ленинграда и Москвы. Но нигде не было музеев собственно истории вуза. Г. Таратоненков даже побывал в студенческом отделе ЦК ВЛКСМ. Но везде говорили:

 

«Создавайте музей у себя, и мы обязательно приедем к вам за опытом».

 

Пришлось фантазировать самим. Вскоре родился план оформления музея по периодам. Были созданы инициативные группы, которые вели большую исследовательскую и организационную работу. Необходимо было разыскать и собрать интересные документы, фотографии и другие экспонаты по каждому разделу и периоду. Для обработки собранных материалов и оформления музея была подобрана специальная бригада художников из студентов-архитекторов. Все эскизы стендов разрабатывались под руководством народного художника РСФСР В.А. Игошева.

 

К апрелю 1964 года более 20 следопытов истории института работали в различных архивах, встречались со старейшими работниками УПИ, бывали на кафедрах, в деканатах, общественных организациях, семьях - в общем, всюду, где можно было найти интересующие материалы, воссоздающие славную историю нашего института. Вся оперативная работа велась комитетом ВЛКСМ. Был создан организационный комитет, председателем которого стал Л.Ф. Малафеев - заместитель секретаря партийного комитета института, заместителями председателя были Д.И. Мотовилов - персональный пенсионер, преподаватель кафедры истории - и В. Кулифеев - член комитета комсомола. Членами оргкомитета стали В.А. Кочев, С.П. Шабашов, В.Захаров, Б. Чудинов, Г. Таратоненков-члены комитета ВЛКСМ, А.Сухман - инструктор комитета комсомола, Н. Страубе, С. Соловниковский, В. Краснояруженский, В. Пронин, Н. Сергеева, 3. Дериглазова, К. Коржавин - студенты.

 

Нелегко было подыскать помещение для будущего музея. И вот настал торжественный день. 12 ноября 1964 года, за час до начала работы XXVII комсомольской конференции, в фойе актового зала состоялся митинг, посвященный открытию музея. Музей тогда располагался на антресолях. Да, он был невелик, но компактен. Это было воспринято как значительное событие и в культурной, и в общественной жизни институтского коллектива. О нем сообщалось по радио, телевидению, в печати. Первые посетители и первые отзывы. Вот что записали в первую книгу отзывов студенты группы Хт-305 Турина и Полухина: «Нам очень понравился наш музей! Это здорово, прийти сюда, пройтись по небольшому залу и унести так много впечатлений. Музей невелик, но ведь важно содержание. И этому содержанию мы рады. С гордостью читаешь пожелания, награды, отзывы. И еще раз заставляешь себя задуматься над тем, что ты учишься в этом институте и должен внести свою лепту».

 

Вскоре после открытия музея, в декабре 1964 года, состоялось заседание оперативного совета музея УПИ. Обсуждался вопрос о дальнейшем развитии музея, о совершенствовании его работы. Совет рекомендовал своих членов - А. Синицына, Т. Ухину, Н. Страубе - на должность инструкторов комитета комсомола по музею. Утвердили директором музея на общественных началах преподавателя кафедры истории КПСС Д.И. Мотовилова, комсомольца с 1919 года, члена партии с 1929 года, а также в качестве экскурсоводов определили Д.И. Мотовилова, Сашу Сухмана, Сашу Барабанова, Сашу Чумичева, Таню Ухину, Нину Страубе.

 

Острым и болезненным был вопрос о помещении. Дело в том, что антресоли не были приспособлены для музея. Пожарный надзор преследовал и требовал перевести музей в другое, соответствующее нормам помещение. Было проработано несколько вариантов. Благодаря активной заинтересованности, в том числе и ректора Ф.П. Заостровского, помещение было найдено, отремонтировано. Можно сказать, что второе свое рождение музей истории института получил в дни подготовки к празднованию 50-летия УПИ. В мае 1970 года ректор издал специальный приказ, в котором говорилось: «В связи с необходимостью усиления воспитания студентов на боевых и трудовых традициях и подготовки к 50-летию института перевести музей в аудиторию И-302 площадью 100 кв. м.» Этим приказом были утверждены Положение о музее, состав общественного совета, эскиз оформления и план экспозиций по разделам музея. Директором музея назначалась доцент кафедры истории партии Т.Д. Шерстнева, хранителем фондов музея - Г.В. Тренихина.

 

Честь разрезать ленту 19 октября 1970 года и первому войти в музей предоставилась Николаю Сергеевичу Сиунову, профессору, доктору технических наук, одному из первых выпускников института - председателю совета музея. Успешно функционировал музей истории института при директоре музея В.Ю. Суворове. При нем была проведена реконструкция нескольких стендов. Были руководителями музея в последующие годы Л.Е. Ужегова, Н.Н. Тагильцева, В.В. Дубленных, А.И. Глухих, Н.П. Селиванов. Музей постоянно пополнялся новыми материалами, расширялся его архив, поступали новые экспонаты.

 

Ректоры Ф.П. Заостровский, С.С. Набойченко, учитывая роль музея в жизни института, предоставляли необходимые площади для его расширения. В преддверии празднования 75-летия со дня образования УПИ-УГТУ музей переехал в просторное двухъярусное помещение. Можно считать это событие третьим рождением музея, который успешно выполняет функции музея - выставочного комплекса. При оформлении нового помещения большую оформительскую работу провел художник П.И. Чевдар. Возглавляла музей в этот период Л.Н. Дружинина. Впоследствии в качестве директора трудился С.В. Скробов, хранителя фондов - И.А. Кашина, научного работника - кандидат исторических наук, старейший преподаватель кафедры истории России доцент Н.П. Селиванов. Они провели большую работу по подготовке экспозиции музея к празднованию в 2000 году 80-летия УГТУ-УПИ. С 2007 года музей возглавляет Ю.Б. Шатон.

 

За 44 года существования музей посетили многие тысячи студентов, школьников, гостей из нашей страны и иностранных государств. Об этом рассказывают три Книги почетных гостей. Здесь мы найдем теплые отзывы в адрес университета и его музея от выпускников - государственных деятелей, ученых, а также от представителей Монголии, Китая, Чехословакии, Венгрии, Бельгии, Швейцарии, Франции, Великобритании.

 

Школа комсомольского актива

 

В середине 50-х и начале 60-х годов комитет ВЛКСМ института первостепенное внимание уделял подбору, расстановке и воспитанию комсомольского актива. Вопросы работы с активом рассматривались практически на всех отчетно-выборных комсомольских собраниях и конференциях. Им были посвящены специальные бюро и пленумы комитета ВЛКСМ.

 

Настоящими молодежными запевалами, способными организаторами проявили себя секретари комитета ВЛКСМ Николай Ищенко, делегат XIII съезда ВЛКСМ Владимир Житенев и делегат XIV съезда ВЛКСМ Владимир Бочко. Школа организатора, которую активисты прошли в комсомоле, возглавляя молодежный коллектив, помогла им в дальнейшей общественной и трудовой жизни.

 

Николай ИЩЕНКО

 

К началу 60-х в институте начинает складываться система подготовки кадров от группового звена до комитета ВЛКСМ. В ноябре 1959 года при комитете была создана школа комсомольского актива. Через год эта школа обрела и новую форму: в феврале 1960 года на турбазе «Коуровка» состоялась выездная школа комсомольского актива института. С тех пор это стало традицией. Более того, инициатива нашла поддержку и в низовых организациях. Выездные школы проводились не только институтским комитетом, но и факультетскими бюро ВЛКСМ. Традиционно совместно выезжали на учебу студенты физико-технического и инженерно-экономического факультетов. Расскажем об одной такой учебе, проходившей в селе Большие Брусяны 12-13 декабря 1964 года под девизом:

 

«Вся наша жизнь есть вечный бой!».

 

Первый субботний день был посвящен сборам в дорогу и устройству на месте. Вечером состоялся концерт художественной самодеятельности. В воскресенье после пленарного заседания активисты разошлись по секциям. На секциях состоялся обмен мнениями, в результате которого выявили лучшие формы и методы организационной, учебной, агитационной, культурной и спортивной работы. Центральное место в учебе занял диспут «Мои убеждения». Активистам заранее предложили вопросы для обсуждения, в которых отразились и новые реалии в политической жизни нашей страны. Вот некоторые из них.

 

  • Основное правило твоей жизни.
  • Твой девиз.
  • Твои взгляды на общественную работу и место ее в жизни.
  • Твои взгляды на труд, учебу, научную работу и возможности их совмещения.
  • В чем ты чувствуешь веяния нового времени, новых идей?
  • Не закралось ли равнодушие в твою жизнь?

 

Диспут проходил бурно и интересно. Закончилась учеба спортивными соревнованиями на свежем воздухе. Заряженные оптимизмом, активисты вернулись в город, чтобы продолжать учиться и работать в родной комсомольской организации. Формы учебы комсомольского актива постоянно совершенствовались. И все-таки в ее организации были существенные недостатки. На факультетах не было определенной системы учебы, не работали школы курсового актива и комсоргов.

 

В отчетном докладе XXX комсомольской конференции, проходившей в 1967 году, секретарь комитета ВЛКСМ института Геннадий Заикин говорил: «Мы не добились пока самого главного: не учим фигуру номер один в комсомоле - комсорга». Эти недостатки были оперативно устранены. С 1967 года школа комсомольского актива при комитете ВЛКСМ заработала постоянно и ритмично.

 

Цель оставалась прежняя: повысить уровень политической закалки и дать навыки организационной работы комсомольским вожакам. Форма проведения представляла аналог научной конференции: пленарное заседание продолжается работой в секциях. Как правило, пленарное заседание посвящалось текущему политическому моменту. На секциях обсуждалось, как планировать работу комсомольской организации, как с пользой для дела проводить отчетно-выборные комсомольские собрания в группах, как подготовить заседание бюро ВЛКСМ курса и факультета. В 1968 году в составе комитета ВЛКСМ создается сектор учебы комсомольского актива, в который были избраны опытные комсомольские активисты, выпускники радиофака В. Воротников и В. Печников. Они разрабатывали тематику семинаров, помогали факультетам их организовывать и проводить, обобщали опыт работы лучших комсоргов, контролировали периодичность и качество учебы. К 1970 году на всех факультетах были созданы школы комсоргов. После выездной учебы в этом же году комитет ВЛКСМ, проанализировав все выступления, предложения и замечания, разработал программу занятий школы комсоргов на факультетах.

Комсомольский секретарь

ЗаиКин Геннадий Сергеевич

1941-1990

 

После окончания техникума и службы в армии поступил учиться в УПИ им. С.М. Кирова (1964 год) по специальности архитектура. В 1966 - 1967 годах избран секретарем комитета ВЛКСМ института. В 1968 - секретарь комсомольской организации созданного Свердловского архитектурного института. В 1987 году избран ректором САИ. Кандидат архитектуры, член Союза архитекторов СССР. О его комсомольских годах вспоминает З.Г. Вартеванян, работавший в то время заместителем секретаря комитета ВЛКСМ.

 

- В 1966 году состоялась XXIX отчетно-выборная комсомольская конференция, которая мне запомнилась по двум причинам. Во-первых, по существующей традиции отчетный доклад комитета ВЛКСМ обсуждался накануне конференции на, так называемой, «бане», где каждому члену комитета после горячих обсуждений ставилась оценка его работы.

 

Кстати говоря, подобную практику откровенной, нелицеприятной «бани» я не встречал больше и не слышал от своих коллег, комсомольских работников, города и области. Насколько горячей и бурной была «баня» 1966 года, говорит очень редкий факт: работу комитета ВЛКСМ признали удовлетворительной, а работу первого секретаря комитета ВЛКСМ признали неудовлетворительной. Думаю, что это единственный случай в истории комитета ВЛКСМ УПИ 1960-80 годов.

 

Во-вторых, на этой конференции первым секретарем комитета ВЛКСМ был избран Заикин Геннадий Сергеевич, студент 2-го курса архитектурной специальности строительного факультета. Из воспоминаний А.А. Старикова, ректора Архитектурно-художественной Академии, однокурсника Г.С. Заикина.

 

- Впервые я увидел его на зачислении абитуриентов стройфака Уральского политехнического института в 1965 году. Рослый, широкоплечий, общительный, в полинялой гимнастерке, он сразу выделялся среди робкой «абитуры», толпящейся возле дверей деканата. На осенней уборке урожая Заикина не было и мелькнуло сожаление, что солдатик не прошел.

 

Однако, первого октября, на посвящении в студенты, я вновь увидел его в ряду нашей 120-й группы. После этого мы не расставались до мрачного апреля 1990 года, когда он ушел навсегда… Я не представлял себе более гармоничного человека! Умен, талантлив, эмоционален, активен, с тонкой и ранимой душой - всем этим наградил его бог в сочетании с яркими внешними данными. Эти данные были близки к эталонам красоты…

 

Организаторский талант его впервые развернулся на Алтае. Он становится секретарем Тогульского райкома ВЛКСМ – признанным лидером молодежи. Три года в рядах армии прошли в комсомольских буднях. Ежедневная газета Забайкальского военного округа от 29 июля 1964 года в статье «Комсомольский инструктор» отмечает: «Большим авторитетом и уважением среди молодежи пользуется инструктор Н-ского политотдела сержант Заикин Г.С.» Удивительно, что политическая карьера не привлекла инструктора политотдела, он заканчивает подготовительные курсы по рисунку для поступления на «архитектуру», самую капризную музу изящных искусств».

 

«Скромно сидя в актовом зале на первом курсовом собрании комсомольцев стройфака, - продолжает вспоминать А. Стариков – он вдруг срывается с места, идет на трибуну и вносит существенные поправки в стратегию студенческой жизни, изложенную Завеном Вартеваняном, комсомольским секретарем факультета». Для нас, вчерашних школьников, Геннадий показал мастер-класс работы на собрании, полностью отвергающий пассивную стадную психологию «одобрямс».

 

Он вошел в студенческую жизнь органично, а опыт работы в райкоме комсомола и инструктора политотдела воинской части делал его готовым вожаком комсомольской организации, поэтому его пригласили летом 1966 года комиссаром Гурьевского областного студенческого строительного отряда, а в ноябре 1966 года его избрали секретарем комитета ВЛКСМ УПИ. Неполный год отработал Г.С. Заикин секретарем комитета ВЛКСМ, а след оставил яркий, запоминающийся… Его стиль работы отличался основательностью, ответственностью, анализом состояния дел в той или иной области. Я должен сделать отступление: нам комсомольцам-активистам повезло, нам было с кого брать пример.

 

Я имею в виду Ф.П. Заостровского - ректора института, Е.И. Казанцева - секретаря парткома института. Секретарю комитета комсомола было на кого опереться: Кортов Всеволод, Захаров Владимир, Мухачев Анатолий, Кулешов Яков, Батуева Надежда, Петров Владимир, Кукандина Нина, Купряжкин Анатолий были настоящими лидерами студентов! Хорошей опорой Заикину Г. были секретари бюро ВЛКСМ факультетов: Кружалов Александр – на физико-техническом, Нифонтов Виталий - на химико-технологическом, Макаров Г. - на механическом, Аристов Павел - на радиотехническом, Кудараускас Иосиф - на металлургическом. Из главных вопросов, которые сразу после отчетно-выборной конференции стали предметом анализа и обсуждения назову несколько:

 

  • 3 декабря 1966 года, Школа комсомольского актива «Центр комсомольской работы – группа»;
  • 16 ноября 1966 года, по инициативе комитета ВЛКСМ и парткома института начинает работу ФОП (факультет общественных профессий);
  • март 1967 года, впервые за 5 лет проводится собрание комсомольского актива, посвященное учебно-воспитательной работе;
  • ежегодные выездные учебы комсомольского актива института и факультетов;
  • 7-8 мая 1967 года, Фестиваль «Весна УПИ». Факельное шествие.

 

Из отчетного доклада Г. Заикина. «В отчетном периоде комитет ВЛКСМ уделял большое внимание проведению массовых мероприятий. Мы рассматриваем эти мероприятия как средство проверки организаторских качеств комсомольского актива. Крупнейшим массовым мероприятием 1967 года был VI традиционный фестиваль «Весна УПИ», в котором приняло участие более 10 000 человек, и который завершился грандиозным факельным шествием к площади 1905 года. Фестиваль носил ярко выраженный политический характер. Этим самым комсомольский актив института доказал, что он способен решать сложные задачи организации комсомольцев на большие дела. Массовыми были воскресники и субботники по благоустройству Втузгородка в день рождения В.И. Ленина и день рождения комсомола.

 

Около двух тысяч человек принимало участие в каждом из них. Посвящение в студенты и посвящение в инженеры, вечера, посвященные знаменательным датам, первомайская и октябрьская демонстрации проводились при активном участии комсомольского актива. Как видите, комсомольская организация накопила за последний год много положительного в работе по коммунистическому воспитанию студенчества». Вернемся к проведению факельного шествия. Когда голова колонны вступила на площадь 1905 года, и начался митинг, меня и Гену Заикина пригласили в кабинет заведующего отделом горкома КПСС (окно кабинета выходило на площадь). Нам было предложено окончание мероприятия смотреть из кабинета и, если все окончится благополучно, то хорошо, а если нет, то партбилеты «выложите прямо здесь». Так было заявлено нам. Значит, были «перестраховщики» в горкоме КПСС. Хорошо, что все закончилось благополучно.

 

Опыт комитета ВЛКСМ УПИ по подготовке и проведению крупных массовых мероприятий использовал горком ВЛКСМ. По поручению Ю.В. Шкребнева – секретаря горкома ВЛКСМ - мне приходилось несколько раз выступать на семинарах, выездных учебах комсомольского актива города по вопросу о подготовке и проведению факельного шествия. Мы постарались обобщить как положительный опыт, так и отрицательные моменты, а они, к сожалению, были. Я уже приводил пример, что Г.С. Заикина летом 1966 года пригласили комиссаром выездного отряда студенческого строительного отряда, работавшего в Гурьевской области. Для меня тоже этот трудовой семестр был первым. Я был командиром Индерского районного отряда. Наши наблюдения и выводы во многом совпадают. Мы для себя уяснили, что студенческие строительные отряды – детище вузовского комсомола, поэтому и ответственность за организацию трудового семестра, подбор и обучение руководителей студенческих отрядов – лежит на комитетах ВЛКСМ вузов и техникумов.

 

Об этом пишет Г. Заикин в статье в газете «ЗИК» «Мы – за высокий КПД» и в отчетном докладе на комсомольской конференции: «В вопросах воспитания студенчества большое место отводится студенческим строительным отрядам как одной из форм трудового воспитания студентов. И здесь, на мой взгляд, есть много упущений. Никто не будет отрицать тот факт, что строительные отряды становятся все больше и больше школой коммунистического воспитания, школой проверки каждого участника этого движения «на прочность», школой воспитания организаторских навыков будущих руководителей производства, школой подготовки комсомольского актива. Эту школу, в идеале, должны пройти все студенты.

 

В вопросах организации работы студенческих строительных отрядов самый главный недостаток - слабый уровень политического руководства отрядами со стороны комсомольских бюро факультетов, а отсюда и все беды студенческой «целины», которая может превратиться из средства воспитания в средство заработка, если только мы не улучшим руководство ею. Для этого мы должны изменить подход к комиссарам линейных отрядов. Мы забыли, что комиссар – не заместитель командира, не его помощник, а лицо, которое так же, как и командир, отвечает за морально-политическое состояние, производственную деятельность и безопасность членов отряда, то есть он также является руководителем отряда, только политическим. В связи с этим, должен быть изменен и подход к оценке качеств того или иного студента, которого рекомендуют на должность комиссара. В основном комиссарами должны быть такие комсомольские активисты, которые по возвращению в институт, могли бы быть рекомендованы в комсомольские бюро курсов, факультетов и в комитет ВЛКСМ».

 

Все, о чем мы говорили, спорили друг с другом у ночных костров в отрядах, все это превращалось в наши убеждения. В декабре 1966 года в Москве в Кремлевском дворце съездов состоялся первый Всесоюзный Слет студенческих строительных отрядов. Наша делегация от области состояла из 20 человек. Мы лишний раз убедились, что мы все делаем правильно. Из воспоминаний Г. Заикина. «Во Дворец съездов мы пришли с охапками гроздьев рябины. От нашей делегации на слете выступала Л. Шмакова, студентка УРГУ. Когда она закончила, мы все с букетами - на сцену. Вручили их членам президиума, такая была овация! В прекрасном настроении вернулись вечером в гостиницу «Юность», где жили все участники слета. И вот неожиданность - прямо навстречу нам - Юрий Алексеевич Гагарин в окружении какой-то зарубежной делегации. Конечно, мы его уговорили дать нам автографы на память.»

 

Прошло ровно 40 лет.

Я изучаю постановления отчетно-выборной комсомольской конференции 1967 года.

Готов и сегодня подписаться под этим документом. Горжусь своими коллегами по комитету ВЛКСМ 1966-1967 года.

О структуре комсомольской организации

 

В конце 50-х годов в структуре комитета ВЛКСМ произошли значительные изменения. Ему были предоставлены права райкома по вопросам приема в комсомол, рекомендаций в партию, исключения из комсомола и ведения учета членов ВЛКСМ. В связи с этим число членов комитета увеличивается с 17 до 45 человек, избирается бюро комитета ВЛКСМ. В последующие годы структура комитета ВЛКСМ, как и факультетских бюро, постоянно совершенствовалась и изменялась в соответствии с требованиями времени.

 

Комсомольская организация института являлась одной из 20 организаций вузов страны, которой ЦК ВЛКСМ разрешил избирать расширенный состав комитета комсомола. Так, в 1964 году комитет ВЛКСМ избирается из 35 человек. У секретаря комитета студента третьего курса А. Ждановича, - три заместителя: по оргработе (А. Левчук), по учебно-воспитательной работе (В. Захаров) и по идеологии (А. Мырсин). Появились новые сектора: нового приема, по работе с иностранными студентами, творческими организациями, эстетического воспитания, клуб «Эврика». А в 1971 году комитет ВЛКСМ, избранный на XXXIV комсомольской конференции, представлял собой солидный, гибкий и работоспособный орган. В его состав вошли 52 человека, из которых 15 являлись преподавателями, аспирантами и сотрудниками института, в том числе четверо имели ученую степень. Возглавляло комитет комсомола бюро из 11 человек.

 

Члены комитета распределялись по отделам. Отдел учебно-воспитательной и научно-исследовательской работы включал 9 человек, организационный отдел - 17 человек, идеологический -14 человек. В отделы входили сектора, которых насчитывалось 27. При комитете работали также два штаба, три совета, одна комиссия, клуб интернациональной дружбы, лекторское бюро и деканат факультета общественных профессий. Секретари комсомольских бюро факультетов являлись членами пленума комитета ВЛКСМ.

 

примерная схема распределения обязанностей в комитете комсомола вуза

Все годы существования комсомольской организации шли поиски наиболее совершенной структуры первичных комсомольских организаций. До 1957 года комсомольские организации факультетов строились по «горизонтали» - разбивались на курсовые и групповые организации. В октябре 1957 года после долгого обсуждения пленум комитета ВЛКСМ разрешил физико-техническому и механическому факультетам построить свои организации по «вертикали» - создать комсомольские организации по специальностям. В 1958 году на эту систему перешли все факультеты. Возврат к курсовой системе произошел в 1964 году.

 

КОМСОМОЛЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ УПИ

 

Вся деятельность комсомола проходила под непосредственным руководством партийной организации института.

Ежегодно партийный комитет и партбюро факультетов рекомендовали на ответственные комсомольские должности молодых энергичных коммунистов. Общественная активность комсомольцев значительно возросла в 1967 году в связи с обменом комсомольских документов. Более 13 тысяч комсомольцев института обменяли свои комсомольские билеты.

 

Первичные организации подошли к обмену как к важному политическому мероприятию. В составе комитета ВЛКСМ был создан отдел по обмену комсомольских документов, составлен план и график проведения работ на факультетах и в группах. Обмен проходил под лозунгом «Ни один комсомольский билет не должен быть вручен формально». Беседы о проблемах Ленинского комсомола, о месте члена ВЛКСМ в политической жизни коллектива и страны проводились с каждым молодым человеком. Во многих группах прошли аттестационные собрания, на которых состоялся принципиальный разговор о роли комсомольца в жизни факультета.

 

Начиная с этого года, аттестационные собрания прочно вошли в жизнь комсомола института. Комсомольская организация уделяла постоянное внимание учету членов ВЛКСМ и уплате членских взносов. Она укрепляла свои ряды, очищала их от недостойных носить высокое звание члена Ленинского комсомола. В 1960 году из комсомола было исключено 16 человек. За период с 1968 года по 1970 год из комсомола было исключено 40 человек и рассмотрено 194 персональных дела.

Целина. Они были первыми...

Стройотряды - романтика советской эпохи!

 

Если родиной московских студенческих отрядов стали Казахстанские степи, то в УПИ они родились на целинных землях Алтая в 1956 году, в Казахстане - летом 1957 года. Постоянную свою работу студенческие отряды развернули в 1958 году. Их работой руководил специальный штаб, который утверждался комитетом комсомола. Отряд принимал свой устав, обязательный для каждого бойца. Добровольность формирования и самоуправление в отрядах, сочетание хозяйственной деятельности с работой среди местного населения, строгая сознательная дисциплина и ответственность без скидок на молодость, «сухой» закон - таковы основы отрядной уставной жизни. Составлялись планы идейно-воспитательной и общественно-политической работы. Призыв участников строительных отрядов, опубликованный в «Комсомольской правде» в 1959 году, нашел горячий отклик у студенческой молодежи. Постепенно стали создаваться штабы ССО на всех территориальных уровнях: вузах, в районах, городах, областях, регионах, республиках, а также был создан всесоюзный штаб ССО. Деятельность стройотрядов УПИ конца 1950-х годов - строительство саманных домиков на казахстанской целине. В дальнейшем ССО участвовали в сооружении гигантов индустрии и энергетики, транспортных магистралей, линий связи и электропередачи, сельскохозяйственных комплексов. Центральный штаб стройотрядов направлял студентов на объекты более 50 министерств и ведомств СССР и РСФСР. За два месяца студенческих каникул ими осваивалось более миллиарда рублей капиталовложений! Не случайно, впоследствии в документах Госплана СССР появилась отдельная строка - ССО.

 

Опыт работы студентов в ССО показал, что такая форма организации труда дает возможность лучше использовать энтузиазм молодежи, повысить эффективность производственной деятельности студентов и учащихся. Ни жара, ни дождь, ни грязь, ни холод не могли помешать студентам выйти на работу. Если надо было, после ужина оставались работать даже при кострах. Трудились наши студенты с веселой шуткой, молодой кипучей энергией и оптимизмом. На стройке раздавался задорный смех.

 

Весело работали, весело и отдыхали: купались, загорали, пели песни у костра. Но даже на отдыхе неуемное комсомольское племя не сидело без дела. По выходным всем отрядом ездили на сенокос, выступали с концертами перед жителями ближнего села и даже выезжали в горы к чабанам. В свободное время занимались спортом на оборудованной самими же стройотрядовцами площадке. Играли в футбол, баскетбол, волейбол, в том числе и с местными ребятами. Помогали оформлять красные уголки в колхозах и совхозах, работали в агитбригадах.

 

Я верю: когда-нибудь, в будущих зорях, пройдя над горами и безднами,

Предъявим, как пропуск, мы руки в мозолях и сердце с охрипшими песнями.

И будет дождь и веселый гром, рявкнув, затихнет вдали...

С обветренных лиц мы пот оботрем и скажем: - Ну, вот и пришли...

Роберт Рождественский

 

Эти дни запомнились и жарой, и холодом, и горьким разочарованием, и тоской.

Было все, кроме раскаяния, что записались в стройотряд. Во время летнего трудового семестра складывалась настоящая, крепкая дружба. Сложившиеся компании друзей не раз потом ездили вместе отдыхать и, конечно же, снова работать.

 

Ветераны ССО

Слева направо, первый ряд:

В. Павлов, Г. Минин, А. Яковлев

А. Жданович, В. Акиньшин

 

Второй ряд:

В. Объедков, Г. Заикин, В. Захаров, Ю. Масленцев

 

С 1964 года ведется отсчет официальной истории студенческих отрядов Свердловской области, когда УПИ постановлением ЦК ВЛКСМ был включен в число вузов страны, формирующих студенческий строительный отряд для работы в целинных совхозах Казахстана. Этому предшествовала большая работа комитета комсомола института (секретарь - Владимир Бочко), добившегося включения вуза в данное постановление.

 

Об истоках стройотрядовского движения вспоминает Владимир Бочко, секретарь комитета комсомола УПИ в 1962-1964 годах. «Часто возникает вопрос: как зарождалось стройотрядовское движение в институте, городе, области? Что было дальше, каждый «целинник» ответит хорошо и подробно. Но вот о том, что было «до того», знают только единицы.

 

Иногда вместе с ними уходят и тайны зарождения нового, ранее неизвестного. Хочу поделиться некоторыми воспоминаниями по поводу стройотрядов. Во время учебы в Московском государственном университете я дважды (в 1957 и 1958 годах) выезжал на уборку урожая. Идея заняться не уборкой урожая, а строительством родилась в 1958 году, когда в отрядах экономистов и физиков были созданы строительные бригады, популярность которых сразу стала расти.

 

В январе 1964 года я решил обратиться в ЦК ВЛКСМ с предложением включить Уральский политехнический институт в состав вузов, формирующих студенческие строительные отряды. Согласие было получено. Я подготовил предложение о создании отряда из 700 человек и попросил выделить для его работы самостоятельный район. Мне хотелось, чтобы уральские «политехи» не находились в подчинении у других вузов, а действовали самостоятельно. Этот же принцип я проводил позже, работая заведующим отделом студенческой молодежи Свердловского обкома комсомола. В 1965 году я предложил Центральному штабу создать на базе свердловских вузов Гурьевский областной студенческий строительный отряд, а позже - Семипалатинский областной.

 

После получения официального решения о создании студенческого строительного отряда началась трудная организационная работа. Провели комсомольские активы, разъясняли содержание работы, подчеркивали ее необычность по сравнению с уборочной деятельностью. Сказали, что студенты смогут неплохо заработать. Интерес к поездке в Казахстан постепенно рос. Комитет комсомола занялся подготовкой отрядов. Перед нами стояло много задач. На первом месте находился кадровый вопрос. Надо было подобрать блок, включающий руководителей так называемых линейных отрядов. В него входили командир отряда, комсорг, мастер и врач. Первых двух мы подбирали на соответствующих факультетах. Мастеров попросили выделить из числа студентов строительного факультета. За врачами обратились в медицинский институт. С руководителями и членами отрядов необходимо было провести хотя бы элементарную подготовку, но по всем направлениям деятельности, включая культурно-массовую. Учили, насколько могли, навыкам ведения строительных работ.

 

Возможно, более сложным кадровым вопросом было формирование общеинститутского штаба. Ведь это был серьезный руководящий орган, от действия которого зависело многое в деятельности всех 700 человек. На должность командира после многих переговоров и согласований из нескольких кандидатур, в том числе молодых преподавателей и сотрудников, был отобран Анатолий Жданович. На его кандидатуре остановились потому, что он был членом партии, человеком, отслужившим в армии, являлся студентом, как все остальные, к тому же был отличником учебы.

 

Другой крупный вопрос, которым занимались организаторы стройотрядов, назывался материально-техническое снабжение. Необходимо было заготовить и отправить в Карабутакский район Актюбинской области, куда направлялся институтский отряд, материалы, инструменты, строительную технику, автомобили. Понятно, что просто так все это не получишь. Нужны были принципиальные решения в верхних областных органах власти. Именно этим пришлось заняться мне. Городские и областные партийные, хозяйственные и профсоюзные руководители, к которым приходилось обращаться, не отказывали в содействии, старались помочь выполнить хорошее дело.

 

Достаточно сложным вопросом при подготовке отрядов для поездки в Казахстан оказался пошив формы. Мы хотели с первого же года одеть наших студентов в красивую форму, которая бы не только их украшала, но и сплачивала в единое целинное братство. Сначала выбирали цвет, затем переписали роста и размеры всех студентов, потом стали определяться с исполнителями. В Свердловске не оказалось ни одной швейной фабрики, которая взялась бы за выполнение заказа. Резервные мощности оказались лишь на Ирбитской швейной фабрике. Там и шили первую строительную форму свердловских студентов».

Построено студентами УПИ!

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 23 октября 1965 года

 

Под солнцем миллионного накала, в горячей, обжигающей степи

Нас встретили степные аксакалы: - Салам-алейкум химикам УПИ!

 

Да, все началось с того, что нас встретили степные аксакалы и повели по своему дышащему жарой краю. Все, знакомое еще со школьной скамьи, поражало своей необъятностью и величественностью. Прошло полусонное состояние первых дней и зазвучала вечером гитара, вторя свисту сусликов. В звездном сумраке над степью лилась горделиво-заносчивая песня:

 

По небу плывут облака, романтиков в дали зовут. Рукой им помашем: - Пока!..

А наша романтика труд. Мы строим, друзья, Планету свою в далеком, целинном краю.

 

Появился первый розовый загар, а за ним и первые «солнечные пузыри»: слезала обгоревшая кожа. Но все это было не самым важным в нашей целинной жизни. Жара, ветер, жажда - все это ерунда. Песни были для нас и свежим воздухом, и холодной ключевой водой. Основное то, что вырастали в степи дома, кошары, склады, коровники и телятники. Все это строилось нашими руками. А они, набухающие от мозолей и солнца, радовали душу. Радовал душу пот, катившийся с носа, как горный водопад. Нас радовали трудности.

 

Не было на свете людей счастливее нас - целинников 1965 года.

 

Шипели обнаглевшие ветра, скрипел песок во рту,

носились смерчи с пылью. Мы все, еще мечтавшие вчера, работе отдали уменье, знанье, силу.

 

А вечером, забыв про пот дневной, про дьявольски  тяжелую усталость,

Строчили письма на Урал, домой, и пели песни, а без них не спалось.

 

Так с песнею прошли мы по степи, преодолев ветра, жару и жажду.

"Построено студентами УПИ", - прочтет казах, приехав в Туйсачу однажды.

 

Евгений Сафронов, ХТФ, «Титан»

 

В 1964 году отряд УПИ работал в составе Западно-Казахстанского ССО вместе со студентами Челябинска, Воронежа, Актюбинска, Уральска, Гурьева, которые также впервые выезжали на целину. Его основу составлял опытный Белорусский Республиканский студенческий строительный отряд.

 

15 апреля в газете «За индустриальные кадры» появилась заметка «Мы едем на целину!». На первом этапе в Актюбинскую область, где предстояло работать, выехали два студента УПИ - В. Куфтарев и А. Яковлев. За время командировки, по поручению комитета ВЛКСМ, они провели встречи с хозяйственными руководителями Карабутакского производственного управления.

 

Обсудили вопросы обеспечения отрядов фронтом работ, жильем, необходимыми материалами, транспортом, местными строительными материалами. Побывали в ряде совхозов - местах дислокации ССО. Одновременно с этим в институте началась работа по формированию отрядов. В УПИ был накоплен опыт по отправке и организации работы больших по численности отрядов студентов УПИ на уборке целинного урожая и строительстве объектов в совхозах Алтая и в Кокчетавской области в 1957 и 1958 годах. С теми годами прочно связано имя секретаря комитета комсомола Евгения Казанцева. И тогда об отъезжающих проявлялась забота.

 

В музее УПИ сохранился документ того времени:

«Памятка отъезжающему на строительные работы». В ней отмечалось, что каждый член отряда должен быть готов ко всему: к жаре, к холодным ночам. Поэтому предлагалось взять с собой:

 

  • Рабочий костюм, рукавицы брезентовые;
  • Две ковбойки, свитер, телогрейку, головной убор, сапоги и тапки;
  • Носки простые, носки шерстяные, портянки;
  • Одеяло, наволочку и наматрасник;
  • Кружку, ложку, нож;
  • Полотенце, мыло, зубную щетку, зубной порошок, ножницы, иголку и нитки;
  • Ребятам - обязательно бритвенный прибор;
  • Бригадиры должны получить в институте два ведра, медицинскую аптечку и продукты.

 

Но в 1964 году предстояло сделать многое и впервые. Так, необходимо было организовать отбор из числа желающих поехать здоровых ребят и девушек, то есть организовать медицинское освидетельствование каждого кандидата. Предстояло дать хотя бы элементарные знания будущим строителям о том, как замешивать бетон, делать опалубку, штукатурить стены, изготавливать саман, плотничать и т.д.

 

После доклада В. Куфтарева и А. Яковлева об итогах их поездки в Казахстан стало ясно, что одна из важнейших задач - обеспечение отрядов инструментом, механизмами, малярными кистями, спецодеждой, строительными и кровельными материалами, автотранспортом. Предстояло организовать сбор книг для совхозных библиотек, снять мерку с каждого бойца, организовать пошив парадной формы и обеспечить ее оплату. Для организации этой работы и последующего руководства отрядами на целине по предложению Комитета ВЛКСМ парткомом института был утвержден штаб Карабутакского (по месту дислокации совхозных отрядов) районного отряда в следующем составе: Жданович Анатолий - командир; Захаров Владимир - комиссар; Останин Вениамин - инженер; Махлин Альберт - врач; Масленцев Юрий - санитарный врач; Яковлев Александр - снабженец; Сурат Юрий - начальник студенческой автоколонны. Непосредственно формирование отрядов осуществляли факультетские бюро ВЛКСМ.

Живая вода

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 23 октября 1965 года

 

Нечего делать, придется брать воду из радиатора, - сказал Володя Логачев. Он достал из-под сиденья гаечный ключ, голубое детское ведерко, неведомо как очутившееся в машине, и полез под радиатор... Я напряженно смотрел, как из отверстия лилась вода, очевидно, очень горячая, – Володя беспрерывно дул на пальцы. Через десять минут, обжигаясь, выпили воду... «Газон», казалось, завелся сам собой и тихонько тронулся с места; Но через несколько километров он остановился. Впереди что-то белело.

 

- Что это, Володя? - спросил я.

- Неужели колодец!? - Володя вылез из кабины.

 

  Это было настоящее чудо. Позднее, неожиданно для себя я оказался в студенческом отряде, который делает это чудо своими руками.

 

- Все очень просто, как и положено волшебнику, – сказала Надя Кучкина, мастер отряда. – Вначале бурильщики делают скважину. Если вода появляется на глубине двадцати метров и более, скважина превращается в колодец... Делаем это мы. Вот эти плиты, резервуары, эти опорные столбики и кондукторы монтируют наши ребята. Вода поднимается на поверхность за счет смачивания и быстрого вращения ремня. Глубина колодцев может быть и сто метров - лента отлично справляется и с такой глубиной...

 

- Отряд наш, – продолжает Надя, – недавно закончил обводнение Каратюлейского массива и сейчас приступил к монтажу колодцев на Устюртском массиве. Диаметр скважины, размеры резервуара, плит, количество воды за секунду – все эти данные Надя называла скороговоркой. Я слушал и думал: «Представляют ли сама Надя, ребята, что делают они в степи, какое большое, нужное дело?» Полторы тысячи километров от Свердловска до Гурьева. Еще пятьсот от Гурьева в глубь степи. Здесь работают основные силы студенческого отряда уральцев. Здесь льют из бетона все необходимое для монтажа. Потом это «необходимое» погружают на машины и увозят за двести километров, уже в зону полупустыни. В документах это именуется монтажом ленточного водоподъемника Л-100. Все очень просто.

 

Работали в первое время на соленой воде. Другой ни для приготовления пищи, ни для раствора не было. Порой становилось страшно. Не за себя – сами выдерживали, а вот выдержит ли бетон? Бетон не выдерживал, трескался. Красный столбик термометра редко опускался ниже сорока. Ребята выдерживали, бетон – нет. Приходилось чуть ли не каждый час поливать сохнувшие плиты. Сами не обливались – экономили воду. Да, все очень просто. Усаживается бригада на машину и отправляется за двести километров от центра в почти пустыню.

 

Ставят палатку, строят навес, кухню – и работа начинается.

Много ли человеку надо? Сон, еда – самое необходимое для того, чтобы работать.

Трудно ли человеку приходится? Как-то не думаешь об этом за работой.

 

Жарко немного, чуточку пыль мешает, но основное - вода - есть. Есть с кем словом переброситься – вон Валера Воротников, самый серьезный, как и положено бригадиру, парень. Парни эти – Стас Бояринов и Жора Джербинов. Там работают Вадим Сиволапов и Володя Логинов, а помогает им Коля Поспелов. Вот, пожалуй, и вся бригада... Нет, нет, постойте, забыты самые основные работники – повара Люда Шишкова и Алевтина Берестнева. Вы не смотрите, что бригада маленькая, а поваров – двое. Здесь питаются и шоферы, и рабочие из соседней бригады, и те, кого в степи ночь застанет. Вот и вся бригада, которая занимается обводнением массива Устюрт... Скучное это слово – обводнение... Но если закрыть глаза... Закройте глаза и представьте себе необъятную, выжженную солнцем степь, а в степи – точку, стан бригады. Это – своеобразный центр. От него лучами по кругу разбегаются точки помельче – это колодцы. Все дальше, в самую пасть раскаленной и выжженной солнцем степи, продвигаются ребята.

 

И. Денисов

Члены Карабутакского районного штаба ССО в студенческом отряде

 

Огромную работу проводил комитет комсомола. Прежде всего, он решал вопросы в Свердловском совнархозе, в областных органах и строительных организациях по обеспечению отряда хотя бы минимумом необходимого для работы на целине. Согласовывал со Свердловской железной дорогой формирование специального эшелона для отправки отряда. Через Центральный штаб ССО при ЦК ВЛКСМ оформлялись фонды на лес и пиломатериалы, цемент, шифер, рубероид. Через Главсредуралстрой были получены два десятка бетономешалок и растворосмесителей. В оптовых снабженческих организациях были закуплены топоры, рубанки, мастерки, кабельная продукция и многое другое.

 

Вспоминает А. Яковлев.

 

- Мы понимали куда едем, зачем, и агитировать ребят не надо было. Я был снабженцем. Мы здесь в Свердловске скупили все мастерки, взяли с собой. Повезли два десятка бетономешалок, лопаты, топоры, другой инвентарь. Была своя автоколонна, машины вели ребята, прошедшие армию, имеющие права водителей. Мы и сегодня благодарны всем организациям и их руководителям, которые помогли обеспечить ССО материалами и инструментами». Вместе с отрядами собирается в дорогу и ансамбль «Юность», организованный комитетом комсомола специально для поездки на целину. В него вошли 17 лучших мастеров эстрады.

Как нас посвящали в целинники

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ" - октябрь 1965 года

 

Отблески языков пламени играют на лицах ребят и девчонок. Первое июля.

Мы сидим в небольшой низине среди высоких песчаных барханов и поем песни. «Но грустная нежность песни...», – выговаривают губы вслед за мелодией баяна. И кажется, что никого больше нет во всем мире. Только мы – 55 ребят из отряда «УПИ-Мезон» и степь. Вдруг – грохот барабана! Свирель, губная гармошка... Невообразимый шум. Все, смолкнув сразу же, поднимают головы. И в отсветах пламени костра и факелов на одном из барханов появляется процессия. Впереди – вождь. Рядом и сзади приплясывают сопровождающие его воины с факелами. Далее – свита. Вся эта процессия выглядит довольно-таки экзотически и неправдоподобно. Все раскрашены и одеты в невероятные одежды – юбки из пучков травы, венки... Мы даже в первый момент не можем прийти в себя от изумления. Вождь поднимает руку – все смолкает.

В руках у него свиток. Вот он уже развернут.

 

- Я, повелитель степей этих, обращаюсь к вам, о муравьи прокопченных пыльных коробок – городов ваших, от имени барханов сыпучих, гадов ползучих, орлов степных... Ступив своей ногой на эту великую землю, вы уже полновластные граждане планеты «Целина». Так клянитесь быть достойными этой славной и могучей планеты. Быть упорными, непримиримыми…никогда не унывать, не ныть.

   И, как эхо, раздается трижды многоголосье:

- Клянемся! Клянемся! Клянемся!

 

- Своим наместником в вашей республике – совхозе имени Энгельса, – продолжает вождь, - я назначаю «командира вашего Виктора Павлова.

  Подойди сюда, о, отрок! Я вручаю тебе 55 почетных паспортов граждан великой державы «Целина». Вручи их достойным!

 

И Виктор вызывает по очереди ребят. Вот подходит первый. Он берет комсомольскую путевку целинника. В этот момент один из воинов, сопровождающих вождя, незаметно обмакивает веник из травы в ведро с водой, и целый душ холодной воды льется на нового целинника. Кругом хохот! Вот вручены все путевки, и свита исчезает в темноте степной ночи...

 

Л. Субботин, Ф-493

Штаб Карабутакского районного отряда, 1964 год,

Первый день в Казахстане. Слева направо: А. Жданович, В. Бочко, А. Махлин, Ю. Масленцев

 

Наконец, подготовка закончена, досрочно сданы экзамены. Вокзал. Стоит целинный состав. Многолюдный митинг, песни, танцы на перроне, и, конечно, «Свердловский вальс». До свидания УПИ, Свердловск! Встречай отряд, Карабутак!

 

Вспоминает командир районного отряда

Анатолий Жданович.

 

- Прибыли на станцию «Профинтерн». Выгрузились из эшелона. Многолюдно: руководители Карабутакского производственного управления, директора совхозов. После короткого митинга отряды на поджидавших их грузовых машинах разъехались по совхозам, а штаб остался прямо на рельсах, среди стопок книг. Наконец, уехали и мы. Поселок в степи. Выделили нам под штаб две комнатки на втором этаже небольшого двухэтажного домика. Минимум времени на устройство, знакомство с руководством Управления, комитетом комсомола, и начались рабочие будни. Вспоминает Владимир Объедков - боец отряда совхоза «Комсомольский».

 

- Нас было 75 студентов-энергетиков. Ехали мы в бортовых машинах. Шутки, смех смолкли, когда перед глазами открылась степь. Я сам оренбургский, вырос в степи, и то меня поразил этот простор. Ни одного селения за сто километров пути - хлеб, хлеб, хлеб! Высокий, разбит на квадраты, как лес. Высадились в небольшом поселке. В этот же день разъехались в отделения совхоза по бригадам, километров за сорок друг от друга. Наша бригада будет строить коровник и зерносклад. Задание ясно. С чего начать? Нет таких трудных положений, из которых бы не было выхода. Мы с Аликом Конышевым взялись сделать наскоро «проект». Сделали и тут же вбили первый колышек. Принялись делать саман. Да вообще были мастерами на все руки, не ждали, когда «кто-то приготовит», «обеспечит фронт работ».

Некому было жаловаться. Надежда была на нас самих».

 

Западно-Казахстанский краевой ССО работал на территории Актюбинской, Гурьевской и Уральской областей. Краевой ССО состоял из одного областного, восьми районных и 89 совхозных отрядов. Районные отряды Уральской области объединились в областной отряд, а районные отряды (в том числе и Карабутакский) Актюбинской и Гурьевской областей работали под непосредственным руководством краевого штаба. Карабутакский районный отряд состоял из 10 совхозных отрядов студентов УПИ и отряда студентов факультета журналистики УрГУ, работавшего в Карабутакском СМУ. Дислокация отрядов: совхоз «Бугетсайский» (отряд студентов с факультета технологии силикатов, комиссар - Юра Бабин), совхоз «имени XXII съезда КПСС» (отряд радистов «Импульс», командир - Виктор Каменев, врач отряда - студент СГМИ Виктор Туркевич), совхоз «Комсомольский» (отряд энергофака, командир - Гена Минин), совхоз «Щербаковский» (отряд металлургов), совхоз «Ярославский» (отряд радистов, командир - Коля Пономарев), совхоз «Урожайный» (отряд студентов мехфака и физтеха, комиссар - Боря Ефимов), совхоз «Жана-Даурский» (отряд химфака, командир - Витя Карнаухов), совхоз «Псковский» (отряд радистов, командир - Юра Зараменских), совхоз «Восточный» (отряд «Нуклон» из студентов ФтФ, ИЭ, СФ, командир - Саша Кудашов). Большинство ССО назывались по названиям совхозов.

 

Только физтехи в совхозе «Восточный» назвали свой отряд «Нуклон»,

и радисты в совхозе «имени XXII съезда КПСС»

назвали отряд «Импульс». Самый большой отряд - «Нуклон» - в совхозе «Восточный»

(140 студентов с трех факультетов) строил целую улицу жилых домов.

Построили и назвали ее именем Эйнштейна.

 

В совхозе «Комсомольский» отлично работали бригадир Сергей Насекин и вся его бригада:

Валера Черняев, Юра Котенков, Гарин, Казанцев. Руководил строительными работами мастер отряда Петр Васенев. В совхозе «Кзыл-Жулдуз» 36 студентам, переведенным из совхоза «Урожайный» из-за отсутствия работы, нужно было построить 4 домика и коровник. И они с этим заданием справились. Отлично работали студентки инженерно-экономического факультета Лида Пакулева, Валя Тихомирова, Вера Жданова, Света Сысоева, а также вся бригада «Коровник» во главе с бригадиром К. Лазаревым. Первые во всем Свердловском отряде были построены и сданы с оценкой «отлично» три дома в третьем отделении совхоза «Псковский».

Если будет возможность, поеду...

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ" - октябрь 1965 года

 

На целине я была в первый раз. Ехать было страшновато: так далеко, незнакомые ребята, с которыми придется вместе жить и работать два месяца. Для меня, только что закончившей первый курс, целина была чем-то большим, далеким и очень заманчивым. Два месяца, которые мы прожили в Тойсуйгане, пролетели быстро, мы сдружились, даже сроднились (после целины у нас уже состоялась одна свадьба).

 

В отряде были отличные парни и девчата. Веселые, умелые, романтики и поэты в душе. Всеобщим уважением пользовался «наш комиссар» Боря Нестеренко. Его остроумие славилось среди ребят и девчат. Неутомимый куплетист Дима Шишкин, отрядные художники – оба Володи – Шилов и Александров. Да каждый в отряде был по-своему интересным человеком! Первое, что сразу поразило и покорило, так это сам Казахстан. Какая безбрежность: песок, песок, песок... Без конца. Барханы и верблюды. Уж эти мне верблюды! Сначала мы во все глаза смотрели на каждого. Еще бы, «всамделишный» верблюд! И не в зоопарке, а на свободе. Потом мы к этим великанам привыкли и даже осуждали их за излишнюю заносчивость и важность. Мол, подумаешь, редкость - верблюд!

 

Вcя наша целинная жизнь запомнилась до мелочей, и рассказывать о ней можно без конца. Ну как забудешь ребят, с которыми вместе строили, иногда ломали и снова строили, пока не получалось так, как надо?! А наши вечера... Идешь с работы усталый, думаешь, только бы добраться до своей кровати и все, на большее сил нет. А выходило так, что их хватало и на то, чтобы устраивать КВН между бригадами, концерты художественной самодеятельности, вечера поэзии, да и просто посидеть с ребятами у костра, спеть песню. Разве это не замечательно? Мы строили интернат для казахских ребятишек, клуб, баню, гараж для тракторов. О строительной профессии имела смутное представление. Но ничего, научилась и фундамент накладывать, и раствор готовить, и малярить. Подшучивали друг над другом по поводу нашего внешнего вида (когда начались малярные работы, мы ходили вымазанными в разноцветной краске и извести), но всегда товарищи были готовы прийти на помощь. Все было так неповторимо хорошо, что никогда не забудется. Я очень рада, что побывала на целине, и, если возможно, то я с удовольствием поеду на целину еще раз.

 

К. Некрасова, И-205, отряд «УПИ-Мезон»

В грохоте строек наша молодость прошла,

В звоне гитар и в тихом шелесте костра.

Не переделать и два раза не прожить...

Но все же, может быть,

С нами осталось то, чем стоит дорожить...

 

А. Меньшиков, ССО «Вега»

 

Студент-механик третьего курса

Анатолий Жданович

и выпускник мехфака, директор завода им. Калинина

Анатолий Мехренцев

 

Когда некоторые утверждают, что в 1964 году все начиналось с нуля, то это неверно. Ведь студенческие отряды в стране уже существовали несколько лет. В УПИ также были солидные трудовые традиции. Так что база была. Другое дело, что в конкретных условиях до многого ребятам приходилось «доходить» самим, создавать свои традиции. Например, в каждом совхозном отряде было по сто и более бойцов. Из заметки А. Ждановича в газете «Строительный семестр», 19 сентября 1964 года.

 

Отряд не должен быть большим.

Сорок человек максимум. Очень тщательно следует формировать отряд. Квартирьерами должны быть ребята, уже побывавшие на целине. И еще одно. Надо быть более принципиальными во время медицинского отбора.

 

Сегодня это, конечно, азбука стройотрядовского движения. А тогда эту азбуку постигали в процессе работы. Далеко не безоблачной была жизнь студентов под жарким казахстанским небом. Чтобы понять это, достаточно привести несколько записей из рабочей тетради командира Иультинского районного отряда:

 

  • По совхозу «Урожайный» - Леса нет. Северная автобаза машин совхозу не выделила...
  • В совхозе «Восточный» - 140 студентов спят на 80 матрацах. У половины бойцов нет подушек...
  • Совхоз «Жанадаурский не готов к приему студентов. Простои из-за нехватки материалов.
    По районному отряду за месяц потеряно 2250 человеко-дней.

 

Вот как подготовка к приему студенческих строительных отрядов совхозами Актюбинской области отмечена в «Отчете о работе студенческих строительных отрядов в Западно-Казахстанском крае, г. Актюбинск, 1964 год».

 

Студент А. Жигалов

прибивает вывеску на последний построенный

в совхозе "Ярославский" дом с названием

Улица Студенческая.

 

«Ряд отрядов, особенно Актюбинской области, испытывал трудности в связи с отсутствием заготовленных местных строительных материалов - песка, гравия, особенно самана, бута. До 30 процентов личного состава краевого отряда было занято на заготовке самана и бута в течение июля-августа месяцев. Хотя по договорам хозяйства должны были заготовить 50-70 процентов местных строительных материалов, однако в этой части договор не был выполнен большинством совхозов. Особенно плохо подготовились к приему хозяйства Карабутакского и Темирского производственных управлений Актюбинской области. Так, совершенно не были готовы к приему студентов совхозы «Урожайный» и «Восточный» Карабутакского производственного управления, откуда часть отрядов была снята».

 

Положение несколько улучшилось лишь после того, как районный штаб подготовил и направил в партийный комитет, хозяйственному руководству и в комитет комсомола производственного управления записку, в которой было показано, насколько серьезны недостатки в обеспечении отрядов необходимыми материалами, транспортом, механизмами.

 

Бойцы, не считаясь со временем, перевыполняя и без того жесткие нормы, наверстывали упущенное время. Суровой оказалась романтика целины. Но именно тогда родились и окрепли легендарные «Гренада», «УПИ-Мезон», «Импульс», которые долгие годы были лучшими среди отрядов Свердловского областного ССО.

 

По итогам работы в 1964 году среди совхозных отрядов первое место и Красное знамя завоевал отряд энергетиков (командир - Г. Минин). Второе место - у отряда «Нуклон» совхоза «Восточный» (командир - А. Кудашов), на третьем месте - отряд совхоза «Ярославский» (командир - Н. Пономарев).

 

Была отмечена хорошая работа шоферов студенческой автоколонны Сергея Мокшина, Анатолия Солдатенко и Сергея Троицкого, а также работавших в совхозах «Восточный» и «Урожайный» А. Истомина, А. Попова, В. Буторова и А. Родионова.

 

В совхозах остались отдельные дома и целые улицы, в которых поселились семьи тех, кто круглый год живет и работает в этом суровом краю, остались благодарные люди, для которых студенты давали концерты, читали лекции, проводили спортивные соревнования, работали с местными ребятишками. Из отчета районного штаба. «В Карабутакском районе построено 36 жилых домов, 38 производственных и 8 культурно-бытовых объектов, освоено 1 миллион 25 тысяч рублей. Все объекты были сданы с оценкой «отлично». Для населения прочитано более 400 лекций».

 

Работа отряда получила высокую оценку.

Из характеристики, выданной производственным управлением. «Считаем необходимым отметить трудовую самоотверженность, высокое идейное воспитание и выдержку студенческого отряда из города Свердловска». Отряду было вручено Красное Знамя Актюбинского Обкома КП Казахстана и Облисполкома и знамя Карабутакского производственного управления. Знамя отряду «Импульс» вручил директор совхоза имени XXII съезда КПСС Петр Николаевич Гусев. 17 бойцов отряда были награждены медалью «За освоение целинных земель», 21 - грамотами ЦК ВЛКСМ и 44 - грамотами ЦК ЛКСМ Казахстана. Многие студенты получили почетные грамоты и ценные подарки от руководства совхозов. Но, пожалуй, лучшей, самой высокой наградой для каждого бойца, для всего коллектива было завоеванное в труде уважение жителей Карабутакского района.

На пути в Гурьевскую область - 1965 год

 

По приглашению Московского штаба ССО представители свердловских студентов-целинников А. Жданович, В. Полканов и В. Куфтарев 6 января 1964 года были участниками торжественного вечера целинников-москвичей в Кремлевском Дворце съездов. В президиуме вечера - С.М. Буденный, И.Х. Баграмян, И.Н. Кожедуб, летчик-космонавт В.М. Комаров. После торжественной части во всех залах заиграли оркестры, зазвучали под гитары целинные песни. Допоздна продолжалось веселье, а затем участники вечера вышли на Красную площадь. Когда куранты пробили двенадцать, над древней площадью зазвучала «Бригантина» П. Когана.

 

Постановлением Секретариата ЦК ВЛКСМ комсомольская организация Уральского политехнического института имени С.М. Кирова за высокие производственные показатели на строительстве жилых домов, культурно-бытовых и и производственных помещений и большую шефскую работу в целинных совхозах Казахской ССР в 1964 году занесена в «Летопись трудовых дел комсомола семилетке». Такой высокой оценки отряд института добился уже после первого года работы в составе Всесоюзного ССО!

Гордо реет «Буревестник»

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ" - 23 октября 1965 года

 

Отряд «Буревестник» - 50 студентов - прибыл в совхоз «Суюндукский», вооружась кодексом студенческой строительной коммуны. Разделились на четыре бригады и начали осваивать 85,2 тысячи рублей. Срок – седьмое сентября – обещал нам освоение 92 тысяч, но экстремальные сборы остановили добрые порывы пятидесяти молодых, горячих сердец. Хотя отряд жил разбросанно, но чувствовалась его спаянность: каждый беспокоился о делах соседней бригады, бригадиры делились опытом. А однажды на совместном собрании рабочих совхоза и студентов наши ребята дали не очень нудный, не очень длинный, но зато хороший концерт.

 

В отряде от первого до последнего дня существовала коммуна. Никаких раздоров, никаких индивидуалистических настроений! Целинная закалка сказалась уже сейчас - ребята и девчата активно участвуют во всех институтских делах. И когда был вечер целинников горного института, то член отряда Иван Николаев сказал: «Мы хоть сейчас согласны ехать туда, тем же составом и с тем же начальством». Саша Лапин, наш подопечный, работал отлично, сейчас он учится в электромеханическом техникуме. Так что наш Саша теперь на учете у нас, а не в горкоме комсомола. В совхозе наш отряд занесен навечно в списки членов совхоза и хранится этот список под стеклом. Тем, кто поедет на будущий год, мы скажем:

«Пусть гордо реет «Буревестник» в совхозе «Суюндюкском».

 

Владимир Худяков, командир отряда

ССО УПИ-Мезон, 1965 год

Слева направо:

бригадир - Василий Прокопенко

командир - Виктор Павлов

боец отряда - Анатолий Мухачев

Член комитета ВЛКСМ УПИ.

 

В 1965 году появилась Целина-2. Впервые 812 студентов вузов города работали на объектах Свердловской области и освоили более 475 тысяч рублей. В Казахстане отряд работал в Гурьевской области. Руководили всей деятельностью штабы, в составе которых ключевые должности занимали бойцы, прошедшие школу целины-64, и, главным образом - студенты УПИ. В состав областного штаба Гурьевской области вошли 12 человек:

 

Масленцев Юрий (СГМИ) - командир,

Слепеньков Анатолий (УПИ) - комиссар,

Ваксман Семен (УПИ) - главный инженер,

Куфтарев Владимир (УПИ) - нач. штаба,

Никулин Юрий (УПИ) - нач. службы снабжения,

Махлин Арнольд (СГМИ) - начальник медслужбы,

Крохалев Владимир (УПИ) - инженер,

Миронова Людмила (УРГУ) - комсорг

Полканова Ирина (СГМИ) - зам. начальника медслужбы,

Рябков Анатолий (СГМИ) - гл. эпидемиолог,

Дьяконов Юрий (СГМИ) - санитарный врач,

Науменко Георгий (УЛТИ) - технический инспектор.

 

В состав областного штаба Свердловской области

вошли два человека:

 

Бочко Владимир (ОК ВЛКСМ) - командир

Попов Александр (УПИ) - начальник штаба.

 

Подготовка к летнему трудовому семестру проведена была более основательно, с учетом уроков прошлого года. С конца марта в Гурьевскую область были командированы главный инженер областного штаба Семен Ваксман и начальник снабжения Юрий Никулин. За время командировки им удалось решить многие вопросы обеспечения отряда строительными материалами и механизмами. В «ЗИКе» под рубрикой «Школа целинника» регулярно печатались учебные материалы по правильному ведению строительных и других работ. На факультетах появились стенды отрядов с наглядной агитацией. В отрядах проходили собрания. Вот что рассказал о собрании первокурсников радиотехнического факультета УПИ, пожелавших поехать в ССО, Владимир Чукалов.

 

«Большой интерес для нас, первокурсников, представляло собрание, где ознакомили будущих целинников с условиями работы и правилами жизни на целине... Командир отряда Шарипов Магир и замполит Сергеев Геннадий рассказали о задачах отряда, о правилах жизни на целине. Задачи большие. Но это не смутило, а даже, наоборот, появилось желание стать целинником. Чтобы жизнь на целине была интересной и разнообразной, было избрано комсомольское и спортивное бюро, культсектор отряда. А чтобы по прибытии на место можно было быстро взяться за работу, была отобрана бригада каменщиков, которая за оставшиеся перед отъездом дни пройдет курс обучения этой профессии. На собрании решили взять под ответственность и контроль отряда пятнадцатилетнего паренька, сбившегося с правильного пути. Сумеем ли мы его перевоспитать?! От этого зависит дальнейшая судьба мальчика.

 

Одна из задач, стоящих перед будущими целинниками, создать хорошую библиотеку своими силами. Собрание постановило: каждому члену отряда внести свой вклад в будущую библиотеку. Приняли и «Устав целинника», который устанавливает обязанности и правила жизни членов отряда на целине. Необходимость и правильность устава подтвердилась жизнью, поэтому он был принят единогласно. Хочется надеяться, что для нас целина станет настоящей школой жизни, что она поможет нам стать лучше и останется в нашей памяти, как самый интересный период в биографии. Как и в прошлом году, с материалами и механизмами в совхозах Гурьевской области дело обстояло далеко не благополучно, но свердловские студенты поработали отлично.

 

Особенно отличился Индерский районный студенческий строительный отряд (командир - Геннадий Минин), в составе которого работало 550 студентов УПИ. Было освоено 740 тысяч рублей капитальных вложений, построено 25 животноводческих помещений, 750 квадратных метров жилья, 20 складов, гаражи для автомашин и тракторов и многое другое. Прочитано 58 лекций, дано 45 концертов, передано 6 тысяч книг. Лидерами среди совхозных отрядов стали ССО следующих факультетов:

 

Физико-технического - «Гренада» (командир - В. Макосов, комиссар В. Антимиров) и «УПИ-Мезон» (командир - В. Павлов, комиссар - Б. Нестеренко), механического (командир - А. Кибирев), радиотехнического (командир - В. Шустов), химико-технологического - «Титан» и «Буревестник». Лучшие линейные отряды были удостоены Красных знамен, а бойцы отрядов награждены грамотами, ценными подарками, медалями. Индерский районный отряд в числе лучших на слете студенческих отрядов был награжден в Кремле Знаменем ЦК ВЛКСМ и занесен в Книгу Почета комсомольской организации УПИ.

Страница наших биографий

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ" - 23 октября 1965 года

 

Впереди новый учебный год в институтах. Позади – строительный семестр в степях Казахстана.

За два с половиной месяца мы многое успели сделать для того, чтобы целина перестала быть целиной. Выросли целые улицы и поселки, тысячи школьников 1 сентября сели за парты в новых школах, во многих районах стоят новые больницы, клубы, сотни производственных помещений. Тянутся последние километры линий электропередач, последние метры новых дорог.

 

В ОБЩЕМ, ИЗ ВСЕГО, ЧТО МЫ СДЕЛАЛИ ЗА ЛЕТО,

МОЖНО ВЫСТРОИТЬ НОВЫЙ ГОРОД, В КОТОРОМ ВСЕ СДЕЛАНО РУКАМИ СТУДЕНТОВ.

 

И это мы оставляем целине. А с собой увезем не только новые песни и благодарности новоселов. Мы увезем больше – уверенность в своих силах. Желание жить не по привычке, жить и работать самостоятельно. Через несколько лет мы получим дипломы разных профессий. И разъедемся работать в разные концы Союза. А в биографии останется навсегда год 1965, где все мы были студентами, строителями, целинниками.

 

Центральный штаб ССО

Подготовительный штаб Целины-66 в УПИ возглавил Геннадий Минин.

В состав штаба вошли: В. Павлов, С. Шестинский, А. Кулимбетов, Ю. Савельев, В. Акиньшин, С. Ваксман, Л. Харламов, Г. Корзухина. Как всегда, особое вниманиемание было уделено подбору командиров и комиссаров студенческих отрядов. Командирами и комиссарами линейных отрядов были утверждены: П. Иванов, А. Нефедьев (Этф), П. Коновалов, А. Купряжкин, В. Павлов, В. Бучельников (ФтФ), Г. Краев, К. Носов (РтФ); А. Скарединов (ХтФ), В. Сосновских, В. Карасев (МФ); К. Бикбаев (ТС); В. Пакулин (МТ).

 

Одиннадцать отрядов УПИ снова работают в Гурьевской области. Областной штаб практически полностью состоит из представителей нашего института: командир Геннадий Минин, комиссар Геннадий Заикин, главный инженер Александр Курилов, начальник штаба Михаил Жолудев, начальник службы снабжения Альберт Конышев, инженер по снабжению Владимир Пономарев, инженер по технике безопасности Виктор Таушканов. Индерский и Кзыл-Кугинский районные отряды возглавили студенты УПИ Завен Вартеванян и Владимир Объедков.

Вартеванян Завен Гургенович

 

Родился 11 декабря 1938 года в деревне Малая в Крымской АССР.

В 1944 году семья была репрессирована и выслана в Свердловскую область в поселок Лобва

Ново-Лялинского района.

В 1956 году окончил Лобвинскую среднюю школу, а в 1958 году поступил

в Свердловский автомобильно-дорожный техникум по специальности «Строительство и эксплуатация автомобильных дорог и мостов», который закончил в 1961 году.

1961-1964 - служба в рядах Советской армии.

В процессе службы работал освобожденным секретарем комсомольской организации 932 учебного комбината строительного управления Уральского военного округа в поселке Кольцово г. Свердловска. С 1964 по 1969 год окончил строительный факультет Уральского политехнического института имени С.М. Кирова, по специальности – промышленно-гражданское строительство.

1965-1966 - секретарь бюро ВЛКСМ строительного факультета УПИ имени С.М.Кирова.

1966 - командир Индерского районного студенческого строительного отряда Гурьевской области Казахской ССР.

1967-1968 - второй секретарь комитета ВЛКСМ УПИ имени С.М. Кирова.

1969-1970 годы - член парткома УПИ имени С.М. Кирова.

1970-1974 - командир Свердловского областного студенческого строительного отряда.

1974-1979 - заместитель генерального директора по капитальному строительству Производственного объединения «Уралэлектротяжмаш».

С 1979 года – начальник строительного управления № 30 треста «Уралмашстрой».

С 1979 по 1982 годы в качестве генерального подрядчика руководил строительством филиала Уралмашзавода - Завода сварных машиностроительных конструкций (ЗСМК) в городе Верхняя Пышма.

1982-86 годы – управляющий трестом «Уралтрансспецстрой».

1986-1994 - управляющий, Генеральный директор треста «Уралмашстрой».

1995-1998- заместитель Генерального директора «Тюменьболгарстроя» филиала «Главболгарстроя».

1998-2002 - заместитель директора АХУ по строительству Уральского Сбербанка России.

С 2002 года и по настоящее время консультант, советник по капитальному строительству в различных строительных организациях.

Является председателем Государственной аттестационной комиссии на строительном факультете по специальности ПГС УГТУ-УПИ имени С.М. Кирова. Награжден орденом «Знак Почета», присвоено звание «Заслуженный строитель России».

Как и в прежние годы, бойцы областного отряда перевыполнили свои обязательства.

Освоено 1,5 миллиона рублей капиталовложений на строительно-монтажных работах. В совхозах Казахстана появились новые жилые дома, школы, клубы, животноводческие и производственные помещения. Лучший районный отряд - Индерский. Хорошую память оставили после себя отряды УПИ. Например, «УПИ-Мезон» в совхозе им. Ленина с отличной оценкой построил семь жилых домов, которые распахнули свои двери перед новоселами. Итог своей работы ССО «Гренада» подвел следующими словами:

 

Мы поработали так, как надо - 150 тысяч дала «Гренада!

 

За 51 день работы студенты выполнили пятую часть годового плана

по строительству Гурьевского Облсельхозуправления.

Свердловчане заняли одно из первых мест по Казахстану и получили Знамя Центрального штаба. 150 бойцов были награждены грамотами райкома, 60 - грамотами обкома, 12 - грамотами ЦК ВЛКСМ, 10 - грамотами Президиума Верховного Совета Казахстана. Бойцы и командиры были награждены медалями «За освоение целинных земель», в том числе, командир областного отряда, член Центрального штаба при ЦК ВЛКСМ Г. Минин, командир районного отряда В. Объедков и другие. Отряд внесен в «Летопись трудовых дел, посвященных 50-летию Советской власти».

Мы об этом читали, мы об этом слышали...

газета "за индустриальные кадры" - 23 октября 1965 года

 

После зимней сессии кто-то из парней физико-технического факультета махнул в Карабутакский район Актюбинской области, где политехники работали прошлым летом. Приехал в совхоз в ботинках и в осеннем пальто, без шапки. Больше часа кружил возле дома, построенного его бригадой. Сквозь снежную завесу, поднятую метелью, он вглядывался в светящиеся окна. Потом улыбнулся и быстрым шагом двинулся к большаку. Уехал на попутной машине. Ребята говорят, что это правда, и даже называют фамилию парня. Возможно, так оно и было... Мы строим. А потом, построив, радуемся, глядя на школы, дома, детские ясли. Каждый радуется по-своему, неповторимо.

Успешно поработали ССО УПИ

и на «Целине-2» в Свердловской области

 

Командир областного отряда В. Спирин,

Комиссар - С. Санников,

Главный инженер - Э. Разумнов.

 

В Талицком и Тавдинском районе 248 км линий электропередач построил организованный из студентов УПИ ССО Энергия, командир В. Агеев. Самоотверженно работал отряд свердловских студентов на восстановлении разрушенного землетрясением Ташкента, командир - студент металлургического факультета В. Бояркин. Особо отличились бригадир Д. Аверьянов и В. Гагарин.

 

Комитет комсомола УПИ на своем заседании дал высокую оценку итогам третьего трудового семестра. Потребовалось всего три трудовых семестра, чтобы доказать, что по организации работы ССО комсомольская организация УПИ - одна из лучших в стране. 12 октября комсомольская организация УПИ им. С.М. Кирова была награждена медалью «За освоение целинных земель».

 

В 1967 году в Семипалатинскую область Казахстана едут 1000 студентов. На строительство железной дороги Тавда-Сотник направляются 600 человек. В леспромхозы области едут 250 студентов, отряд «Энергия» формируется из 150 человек, «Целина-2» - из 500 человек.

 

упи-мезон в казахстане

 

Обком ВЛКСМ принял решение организовать объединенный штаб, который возглавил Г. Минин. Кроме него, формируется Семипалатинский областной и Свердловский областной штаб во главе с А. Страховым. В его составе также студенты УПИ:

 

В. Крохалев - главный инженер, А. Конышев - начальник штаба, В. Немыкин - начальник снабжения, Б. Загребин - инженер службы снабжения, Л. Кузнецов-технический инспектор. Комитет комсомола УПИ рекомендует в Семипалатинский областной штаб комиссаром П. Аристова, главным инженером - С. Санникова, начальником снабжения - А. Яковлева, инженером по снабжению - Ю. Навалихина, техническим инспектором - С. Кладова. Командиром Аягузского районного отряда утвержден В. Объедков, Кокпектинского - A. Кибирев. Командиром ССО «Энергия» - B. Агеев. В Казахстане в отрядах «Гелиос», «Гренада», «Люцетта», «Эдельвейс», «Энтузиаст», «Памир», «Факел» работало 483 студента УПИ.

 

ГРЕНАДА-1967

 

Итоги трудового лета были подведены на втором слете ССО в Областном Доме Офицеров. Лучшие районные и линейные отряды награждены знаменами и грамотами. По итогам были поощрены руководители и бойцы отрядов. В 1968 году Семипалатинский областной штаб возглавил Валерий Акиньшин.

 

В составе штаба - опытные целинники-студенты УПИ: комиссар В. Суриков, главный инженер С. Санников, начальник снабжения Ю. Навалихин. Командир Свердловского областного отряда А. Страхов, главный инженер В. Крохалев, комиссар В. Бочко, начальник штаба В. Полканов, начальник снабжения А. Морилов. Пленум комитета комсомола УПИ подвел итоги работы ССО. 380 студентов работало в Казахстане, 900 - в Свердловской области. Отлично справились с заданием ребята на строительстве Нарвской и Сургутской ГРЭС, на внутривузовских объектах.

ЦЕЛИНА-1968

Лучшими отрядами признаны: на Целине-1 - ССО ФТФ «УПИ-Мезон» (командир - А. Кильмяшкин, комиссар - В. Староверов), на «Целине-2» - ССО ФТФ «Легенда» (командир В. Павлов, комиссар - А. Кружалов) и ССО РтФ «Матадор». Отмечена работа ветеранов: В. Павлова, В. Объедкова, А. Кильмяшкина, В. Захарова. В. Акиньшина. Комсомольская организация УПИ награждена Памятным Знаменем ЦК ВЛКСМ, в том числе и за успешную работу студенческих строительных отрядов.

гимн гренады

 

Притихли институтские громады, прощальная тревожит тишина.

Мы снова под знаменами «Гренады», нас в бой зовет Планета Целина!

 

Романтики наполненная светом, особенная юная страна.

Спросите - разве есть такая где-то? Мы вам ответим - это Целина!

 

Нелегкая студенческая страда, до пота каждый мускул перегрет.

Зато у нас на сердце нет разлада и с честью никаких разладов нет.

 

Пускай другим достанутся награды, пусть наши позабудут имена.

Мы снова под знаменами «Гренады», нас в бой зовет Планета Целина!

Прометей - 1967 год

Воспоминания бойцов отряда

 

Место дислокации:

Казахстан, Семипалатинская область, Аксуатский район, совхоз «имени XXII съезда КПСС» и совхоз «Комсомол».

Командир: Шпаньков Юрий.

 

Весной 1967 года под руководством комитета ВЛКСМ был сформирован очередной состав студенческого строительного отряда Металлургического факультета Уральского политехнического института для выезда на целину в Казахстан. На собрании после бурных и продолжительных обсуждений отряду было дано имя «Прометей». Командира, комиссара и мастера отряда в то время назначали решением бюро ВЛКСМ факультета. В отряде было шесть девушек, включая пятикурсницу из Свердловского медицинского института, которая была отрядным врачом, и около сорока парней с разных курсов и специальностей нашего факультета. Кроме того, отряду дали на перевоспитание трех трудновоспитуемых подростков. Перед выездом на Целину бойцам «Прометея» была выдана форма: зеленая рубашка, песочного цвета брюки и разноцветные нашейные платки и соломенные шляпы типа сомбреро, что отличало нас от других отрядов. Бойцы отряда получили также целинные значки «Студенческая целинная стройка». Выезд на Целину-67 производился централизованно. Наш отряд выезжал в составе целого эшелона студенческих отрядов УПИ. Все мы дружно доехали до станции Жангиз-Тобе, а вот далее студенческие отряды разъехались каждый по своим местам дислокации. «Прометей» направлялся в Аксуатский район, на юго-восток в сторону горного хребта Тарбагатай (а это более 200 км, 12 с лишним часов езды на автобусе).

 

Основных строительных объектов было три, и располагались они на значительном расстоянии друг от друга (30-50 км). Отряд, соответственно, был разделен на три бригады, которые трудились и жили отдельно друг от друга. Наши девушки периодически меняли поварскую специальность на строительную и, сменяя друг друга, работали: одну неделю на кухне, а другую - с нами, на рабочих объектах. Одним из объектов было строительство кошары для овец. Кошару строили из саманного кирпича. Саман (смесь глины с соломой) готовили и замешивали разными способами, в том числе и народным – ногами.

 

Но самым действенным способом оказалось привлечение быков.

Рабочие быки, привлекаемые к этому процессу, были очень крупными животными с крутыми боками, с огромными рогами. Такому большому и гордому животному было морально тяжело и где-то даже унизительно подвизаться на такой неквалифицированной работе, как тупо ходить по кругу и месить саман. Нам особо уговаривать их тоже было некогда, а потому мы использовали народный казахский способ (как мы быстро поняли, очень действенный): врезать увесистой палкой по бычьей морде. Это придавало быку дополнительный импульс, смиряло его с неизбежным, и он спокойно спускался в яму и приступал к своим обязанностям. Особым шиком у наших парней считалась верховая езда на этих быках, правда, после 15 минут катания ноги наездника приобретали форму широкой бычьей спины.

 

Другим рабочим объектом была баня. Мы ее строили бутобетонным способом. Крупные камни в опалубке заливались бетоном, поэтому стены будущего сооружения получались монументально массивными. Все бы ничего, но наши парни очень недоумевали, зачем казахам баня, ведь они не моются традиционным банным способом. Третья бригада занималась ремонтом жилого дома в центральной усадьбе совхоза. Были и другие небольшие объекты, но желания и возможности работать у нас, к сожалению, было больше, чем строительных материалов и предоставленной работы. Условия жилья в отдельных бригадах отряда были разные, но для этих целей старались выделять все-таки капитальное жилье. Место, в котором проживала бригада, трудившаяся в центральной усадьбе совхоза, ребята окрестили отелем «Интеллект». Хотя в других, отдаленных местах работы, готовить пищу и питаться приходилось в полевых условиях под открытым небом.

 

С питанием тоже было не совсем просто.

Первое время ассортимент продуктов был предельно прост: макароны и мясо. Как мы узнали позже, казахи разворовали целый железнодорожный состав с продуктами, предназначенными, в том числе и для нас, всех уральских студентов. И только когда руководство нашего зонального штаба пригрозило жалобой чуть ли не в ВЦСПС, продукты, привозимые нам, стали отличаться хоть каким-то разнообразием. Даже как-то в наш лагерь привезли почти целый грузовик огурцов и несколько фляг с айраном (местной простоквашей).

 

То, что простиралось вокруг, для нас, привыкших к родному Уралу, казалось непривычным и диковинным.

Голая, ровная как лист, степь с огромными расстояниями и редкими поселками, по которой можно было ехать далеко-далеко в любом направлении, не опасаясь ухабов и тряски… И только обилие всевозможной мелкой живности (сусликов, сурков, тушканчиков и прочих грызунов), разных птиц и насекомых хоть как-то разнообразило достаточно унылый пейзаж. Недалеко находились горы – хребет Тарбагатай. Рядом, буквально в 30 км, проходила китайская граница.

 

В казахской степи мы увидели то, чего никогда не видели до того, да и не могли увидеть, на своем родном Урале. Однажды рано утром (в пятом часу утра) наши девушки, занятые приготовлением завтрака, вдруг увидели… мираж: это было видение южного города на берегу моря в окружении экзотических растений… Но особенно сильное впечатление на нас производили пыльные бури. Как-то это грозное природное явление застало нас во время работы. Был спокойный знойный летний день, светило солнце, и вдруг мы увидели, как на нас надвигается черная стена. Местные с криками начали прятаться по укромным местам, мы незамедлительно последовали их примеру. Из своих укрытий мы наблюдали, как в пыльно-песчаной мгле над нашими головами пролетали ведра, носилки, инструменты, потом полетели предметы и потяжелее: доски, козлы и прочее. Все это оставило неизгладимый след в нашей памяти.

 

Специфические казахские нравы и обычаи вызывали у нас постоянное удивление и недоумение.

Так, например, в новых построенных домах казахи держали домашних животных, а сами селились рядом в юртах, объясняя это тем, что юрта гораздо удобнее для житья, нежели дом: там, мол, теплее зимой и прохладнее жарким летом. А еще нас поражало отношение казахов к своим умершим родственникам. Для отошедшего в мир иной специально строилось роскошное сооружение с башенками и другими архитектурными излишествами, куда ставили мебель, посуду, предметы быта и прочее. По сравнению с юртами и домами для живых казахов, эти могильники выглядели настоящими дворцами.

 

Водителями на транспорте были казахи. У каждого уважающего себя казаха-водителя под сидением было ружье. Дорог как таковых было мало, поэтому ездили прямо по степи, по самому короткому маршруту. Естественно, что при такой езде, шум от автомобиля беспокоил и поднимал всякую живность. Тогда шофер, увидев что-то взлетающее, тут же на ходу выхватывал ружье и начинал палить. Один раз таким вот образом подстрелили даже дрофу – крупную степную птицу весом 4-5 килограммов, которую потом ощипали, потушили и с удовольствием съели. Мясо дрофы оказалось вкуснейшим деликатесом, особенно на фоне не слишком широкого ассортимента продуктов.

 

Казахи угощали наших ребят не только дрофами, но и мясом вяленого сурка, причем уточнение, чьё именно это мясо, последовало уже после того, как угощение оказалось в молодых и постоянно голодных желудках. В августе месяце состоялся зональный фестиваль ССО. В программе фестиваля были заявлены спортивные мероприятия: игры в волейбол, баскетбол и т.п. и культурные – в виде смотра выступлений агитбригад. Мы пели песни, читали стихи. Вдруг появились казахи. Тут же образовался круг, в центре которого начались соревнования борцов. Ведь для местного населения борьба была излюбленным видом единоборства и одновременно захватывающим зрелищем. В этом борцовском состязании поучаствовали и наши парни из Свердловских отрядов.

 

В один из редких выходных дней была запланирована поездка на пограничную заставу. О предстоящей поездке договаривались заранее, к ней тщательно готовились, и встреча обещала быть интересной. Бойцам «Прометея» было интересно познакомиться с условиями службы и жизни пограничников. Пограничники тоже нетерпением ожидали приезда уральских парней и девчонок. Но тут надо вспомнить, что отношения между СССР и КНР в то время были крайне напряженными, практически военными. Советско-китайская граница охранялась очень тщательно и строго: с обеих сторон границы была сделана разделительная полоса и натянута колючая проволока. Но в это время один из местных жителей увел отару овец на китайскую территорию. Был большой переполох на обеих сторонах границы. Застава, куда мы собирались приехать, срочно была переведена на особый режим несения службы. Командир заставы получил соответствующее взыскание – планируемая поездка не состоялась.

 

Примерно через неделю этот «международный турист» вернулся обратно вместе со своей отарой. Как оказалось, местность и с той и с другой стороны границы – историческая казахская территория, и казахи ее знают гораздо лучше и советских, и китайских пограничников. Когда у этого казаха спросили, как он прошел через все заградительные полосы, он ответил, что прошел через горы, там, где нет никаких разделительных полос и колючей проволоки, там, где ходили и его отец, и его дед. На вопрос: «Зачем ходил на китайскую сторону?» он, не особенно задумываясь, ответил, что в прошлом году там была хорошая трава, а в этом году трава плохая, поэтому он быстро вернулся. Но наш отряд все же посетил приграничные горы, где с одной из вершин в расстроенных чувствах от несостоявшейся встречи ребята прокричали в сторону китайской территории все, что думали о Мао и его политике, и показали все, что хотели показать…

 

Подводя итоги Целины-67 года, можно сказать, что, несмотря на все трудности, а их было немало, несмотря на жару и тяжелую работу, несмотря на «сухой закон», эта целина нам очень понравилась. Многое было в первый раз. Многое мы поняли и многому научились. Но самое главное, мы обрели себе настоящих друзей на всю оставшуюся жизнь.

На службе порядка

 

В конце 50-х годов по инициативе рабочих Кировского завода и других предприятий Ленинграда

родилась новая форма массового участия трудящихся в охране общественного порядка - добровольные народные дружины. Инициатива ленинградцев была подхвачена по всей стране. Свое воплощение она нашла и в институте. Добровольные народные дружины явились прообразом оперативных комсомольских отрядов. О том, как развивалось это движение, свидетельствуют посвященные юбилею ДНД публикации в многотиражной газете ЗИК от 22 ноября 1984 года, которые мы приводим ниже.

 

Работа на каждый день

Работа добровольной народной дружины началась с участия в рейдах по охране порядка в районе института и общежитий. В 1966 году отряды ДНД были созданы на всех факультетах, общая численность дружинников возросла до 340 человек. А вот лишь некоторые цифры, которые характеризуют работу нашей дружины в прошлом году: 2 800 членов ДНД, более 20000 выходов на охрану общественного порядка, более 1800 задержанных правонарушителей. Сегодня ДНД - это самое крупное подразделение в системе совета профилактики правонарушений института, который вырос из добровольной народной дружины. Сейчас этот совет возглавляет член партийного комитета Г.В. Тягунов. Он с 1971 по 1976 год был командиром ДНД института, награжден значком «Отличный дружинник» и медалью «За отличную службу по охране общественного порядка». Стержнем работы ДНД института является работа по воспитанию студентов в духе нетерпимости к антиобщественным проявлениям.

 

Одна из форм этой работы - пропаганда правовых знаний. Для дружинников организуется чтение лекций сотрудниками ОВД, облсуда, членами общества «Знание». Воспитательную функцию несет и само участие в ДНД. С этого года у совета профилактики и штаба ДНД появилась новая забота: решением Кировского райисполкома общественный пункт охраны правопорядка № 3 передан УПИ. Если раньше ДНД института дежурила на пункте только два учебных семестра, то теперь - в течение всего года. ДНД УПИ, одна из 282 тысяч дружин нашей страны, будет и впредь вносить свой посильный вклад в дело охраны правопорядка.

 

А. Севергин, инструктор парткома

С. Загаинов, комиссар

*******

Прежде всего - профилактика

В 1959 году в составе добровольной народной дружины УПИ была организована оперативная группа,

выросшая в оперативный комсомольский отряд. Основные направления деятельности отряда: охрана социалистической собственности, контроль за работой вахты и гардеробов, профилактика краж, спекуляции и мелкого хулиганства, предупреждение случаев нарушения правил внутреннего распорядка. В минувшем учебном году было проведено 1110 рейдов и дежурств, из них 1093 - совместно с представителями Кировского РОВД и ОБХСС городского УВД. Общее количество человеко-выходов - 4769, задержанных за различные правонарушения - 1192. Каждый член ОКО выходил в рейд или на дежурство один-два раза в неделю.

 

По итогам работы лучшими членами ОКО в 1983-84 учебном году признаны следующие студенты и сотрудники УПИ: А. Попов (Фт-392), С. Шалагин (Рт-249), С. Несговоров (Тс-315), Б. Скутин (С), С. Кунин (Мт-433), С. Копленко (Хт-439), В. Зверев (Мм-282), М. Китаев (Эт-430), Е. Яковлева (Иэ-211), А. Бушмакин (Тэ-417). В мае этого года для работы в ОКО были привлечены 13 сотрудников. Хорошо проявили себя А.Ф. Байрамшин (Рт), И.Н. Макаров (Мт), А.В. Китаев (Тс). В июне были подведены итоги социалистического соревнования между факультетскими оперативными группами. На первом месте - Фт, на втором - Рт, на третьем - факультет технологии силикатов.

 

С. Канюков, командир ОКО УПИ

*******

А начиналось так...

Первое организационное собрание оперотряда УПИ состоялось в октябре 1959 года. Нас, первых членов оперотряда, собралось примерно 18 человек. Познакомились друг с другом, узнали, что и как будем делать. Душой отряда с первых дней стали Володя Попов, Олег Могиленских, Павел Аликин. Наставником от партийного комитета был Л.П. Вильчук. Много внимания проблемам оперотряда уделял секретарь комитета комсомола Николай Ищенко. С самых первых дней существования тесную связь мы поддерживали с начальником уголовного розыска Кировского района А.И. Исайкиным. Занимались примерно тем же, что и сегодняшний оперотряд. Несколько раз нам поручали дежурство в Михайловской церкви во время пасхальных обрядов, за что имели благодарность от райкома партии.

 

Первый командир Г. Емельянов

*******

«Оттепель» в институте

В 60-е годы появилось либеральное течение интеллигенции - «шестидесятничество». Атмосфера, которая образовалась в благоприятных условиях новых политических изменений, привела к поиску, развитию и реализации намерений талантливых людей. Вот как вспоминает этот период Сергей Циханович (оператор кино и телевидения, режиссер-оператор, член Союза кинематографистов России). «Гуманитарные таланты студентов нашего «полутехнического» вуза находили свое воплощение в работе Сатирического и Поэтического театров, нескольких оркестров, литературного объединения, киностудии «Бокс-фильм», появившегося чуть позже «Телекомитета», бесчисленных факультетских агитбригад. «Фотохроника УПИ», рожденная как фотоотдел институтской многотиражки ЗИК («За индустриальные кадры») и со временем ставшая настоящим фотоклубом, по праву стоит в этом славном творческом ряду».

Шестидесятники

 

Кто были мы, шестидесятники? На гребне вала пенного

в двадцатом веке, как десантники из двадцать первого.

И мы без лестниц и без робости на штурм отчаянно полезли,

вернув отобранный при обыске хрустальный башмачок поэзии.

Давая звонкие пощечины, чтобы не дрыхнул, современнику,

мы прорубили зарешеченное окно в Европу и в Америку.

Мы для кого-то были «модными», кого-то славой мы обидели,

но вас мы сделали свободными, сегодняшние оскорбители.

 

Евгений Евтушенко

О зарождении «Фотохроники УПИ»

рассказывает Семен Ваксман - выпускник стройфака:

 

В декабре 1959 года впервые обсуждалась идея создания «специализированной фотоорганизации УПИ». Последующие 3-3,5 месяца ушли на согласования, подготовительную работу, выработку принципов организации... Тут надо кратко сказать об условиях, при которых стала возможной организация ФУПИ при тотальном партийном контроле. Страна жила под впечатлением XX съезда КПСС, «оттепели», по выражению И. Эренбурга.

Возвращались бывшие политзаключенные, в том числе и в УПИ.

 

После многочисленных споров будущую организацию решено было назвать «Фотохроника УПИ», по опыту работы «Фотохроники ТАСС», и считать главной ее задачей создание фотолетописи института. То, что ФУПИ родилась в «недрах» многотиражном газеты, наложило свой отпечаток на дальнейшую жизнь ФУПИ: не было необходимости в отборе первых фотохроникеров; они должны были не только хорошо снимать, но и уметь писать тексты под фотографии, даже репортажи; по той же причине уже при создании ФУПИ, а в дальнейшем в острой форме, проявлялась «ревность» руководства многотиражки к новой структуре, стремление «поруководить» ею.

 

Уже во второй половине апреля 1960 г. был запушен «пробный шар» - организована первая фотовыставка УПИ, посвященная, как это было принято тогда, 90-летию со дня рождения В.И.Ленина. В выставке участвовали и студенты, и преподаватели - это стало в дальнейшем традицией ФУПИ при проведении выставок художественной фотографии и подсказало мысль о том, что ФУПИ - общая студенческо-преподавательская организация.

 

5 мая 1960 был выпущен первый номер, посвященный первомайской демонстрации, - эта дата и стала официальным днем рождения ФУПИ. Тут уместно заметить, что каждый номер, начиная с первого, - это стенд обычно 2x3 метра. Художником первого номера стал студент-архитектор Боря Камчатов. Уже через несколько дней был выпушен второй номер «Эстафета ЗИК». Всего за первые 20 дней жизни ФУПИ выпущено 4 (!) номера. Связано это было с интенсивностью институтской жизни в мае и быстрым формированием творческого актива ФУПИ, широкими связями фотохроникеров в институте, что в дальнейшем весьма положительно сказалось на ее деятельности. Выпуск первых 4-х номеров был тепло встречен в городе - уже тогда стало понятно, что создание Фотохроники УПИ - явление неоднозначное, как минимум. Этому во многом способствовали и публикации корреспондента «ЗИКа» Ильи Рабиновича в областных и городских газетах.

 

После бурного всплеска выпуска первых четырех номеров был налажен рабочий ритм - два хроникальных (мы их называли текущими) номера в месяц (каждые 15 дней) и один художественный номер в месяц. Среди корреспондентов ФУПИ не было деления на отделы, подредакции. Обычно на каждые 15-20 дней формировалась бригада очередного хроникального номера и бригада для обслуживания ЗИКа. Художественные номера разрабатывались параллельно - для их выпуска формировались бригады (выпускающие редакции) по творческому принципу, и назначался редактор номера. Отдельным направлением был выпуск спортивных номеров.

 

Уже через год после рождения ФУПИ по ее инициативе 25-28 марта 1961 года было проведено первое Всесоюзное совещание редакций сатирических газет («БОКС» - боевой орган комсомольской сатиры), студенческих киностудий и фотохроник. Дело в том, что о ФУПИ быстро узнали в родственных вузах, стали приезжать в гости, а потом появились случаи перевода в УПИ только из-за Фотохроники. Комитет ВЛКСМ УПИ, возглавлявшийся В. Житеневым (в то время просто обаятельным парнем (позднее он работал в ЦК ВЛКСМ), оперативно отреагировал на рост авторитета «упийских» творческих организаций, введя в комитете ВЛКСМ «должность» ответственного за работу творческих организаций. Так я оказался на этом посту: по счастью, у меня хватило ума не командовать и не лезть в их жизнь, т.к. сам «нахлебался» от тех, кто нами руководил.

Большой успех фотолюбителей

газета "за индустриальные кадры", 1965 год

 

Фотоконкурс «Юность земли уральской», проводившийся горкомом ВЛКСМ и фотоклубом Свердловска, привлек очень большое внимание всех фотолюбителей нашего города и области. Очень удачно выступили на этом конкурсе фотолюбители нашего института, члены фотохроники УПИ. Леониду Мочалову жюри единогласно присудило первую, вторую и третью премии и почетную грамоту. Юрий Ашпур за серию снимков «Урал индустриальный» получил тоже первую премию. П. Килин, В. Шалдыбин, О. Фомин были награждены за свои снимки почетными грамотами.

 

БОКС-анкета

газета "за индустриальные кадры", 28 октября 1968 года

 

Отвечает главный редактор БОКСа Игорь Холодов.

  • ФИО: БОКС - Боевой Орган Комсомольской Сатиры комитета Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Уральского ордена Трудового Красного Знамени политехнического института имени Сергея Мироновича Кирова. Год рождения: 1943.
  • Ваши родители: Комитет комсомола и профком института.
  • Семейное положение: Холост. Имеет детей: Бокс-фильм - 14 лет,
    Бокс-плакат - трех лет, остальные дети (Бокс-кукла и Бокс-эстрада) прожили недолго.
  • Имеете ли научные труды? Да, книгу «БОКС-УПИ», изданную «Молодой гвардией» в 1960 году и тогда же ставшую библиографической редкостью.
  • Имеете ли правительственные награды?
    Медаль «За освоение целинных земель». Почетную грамоту ЦК ВЛКСМ.
  • Были ли за границей?
    Да, - заочно (перепечатки из БОКСа неоднократно появлялись в зарубежной печати).
  • Каким языком владеете? Современным литературным.
  • Место прописки: Свердловск, К-2, УПИ, антресоли.

 

ВЕЧЕРНИЙ БОКС

газета "за индустриальные кадры", 28 октября 1968 года

 

Заметки фенолога

Вот и лист грянул оземь. Грузно ревут в лесах прощальные электрички: вышло распоряжение - отменить. Зябнут уши, и в спину стало поддувать. А там и крупа посыплется с неба. Термометр показывает температуру, и с полей ушли стальные кони. Только степные корабли нет-нет, да поплывут. Бабье лето так и не наступило, зазря полыхала тонкая рябина. И грачи, и сороки, и зяблики - все улетели. Даже целинники перед стипендией сидят без копейки в кармане. А где же Дед Мороз? Неопытный глаз сразу и не заметит, что отцвела мать-и-мачеха. А там и метелица заметелится. Надо только терпеливо подождать. «Лошади кушают овес и сено», - сообщает с тревогой бюро прогнозов погоды. «День потеряешь, в сессию не наверстаешь», - мудро говорит народная молва. Вот и ломятся в открытые двери по утрам студенты. Но ненадолго - стипендия скоро; а там - глядь - Новый год и дорога скатертью. Снег-то выпал...

- Звонкая нынче осень пошла, - сказал на днях стосемнадцатилетний старожил из села Горохово-Задунайское.

 

Диалог на экзамене

- Я больше вас не буду принимать. Вас никогда на лекциях не видно.

Вы третий раз приходите сдавать, не зная ни-че-го! И вам не стыдно? Профессор смолк.

И тут студент восстал:

- Незнание - не повод для стыда. В пословице, профессор, говорится:

Не знать - не стыдно, стыдно - не учиться. А я учусь. Притом шестой семестр.

Здесь явно неувязочка, профессор.

 

БОКС-фильм

На смену!, 18 января 1963 года

 

Работы этой студенческой студии достаточно хорошо известны. Ее руководитель Алексей Борисович Федоров, ассистент кафедры математики, встречает меня у входа в один из корпусов Уральского политехнического института. Мы огибаем массивное здание и, войдя в подъезд в глубине двора, поднимаемся по узкой лестнице. Здесь на четвертом этаже, в маленькой уютной комнате и размешается студия. Вдоль стен - аппаратура: камеры, проекторы, ленты, магнитофоны. Стены расписаны. Позднее мне рассказали, что эти росписи служили задниками при съемках одного фильма: доставать холсты было дорого. Дружеские шаржи на студийцев, стопка польского «Фильма» на столе, негромкая беседа сидящих на диване ребят создают атмосферу непринужденности творчества.

- Студию оборудовали сами, - говорит Лев Осинцев, второкурсник инженерно-экономического факультета, - даже эти плитки, - он показывает на керамические плитки, которыми выстлан пол у входа, - уложили своими руками. Естественно, разговор заходит о картинах, которые сейчас «в производстве». Осинцев будет режиссером фильма, условно названного «Путь в науку», - о студенческих научных обществах и конструкторских бюро. Этот худощавый темноволосый парень столько же лет в студии, сколько и в институте. Заканчивается работа над картиной «Мы едем на юг», которая снималась вместе со студией телевидения. К сожалению, не раньше, чем через полгода будет выпущен фильм «Большое лето». Он - о каникулах, о том, как их проводили студенты УПИ в Москве, Тбилиси, на целине, в туристском походе. А ждать придется столько времени потому, что фильм снимался на цветную пленку и обрабатывают ее только в Москве.

 

Вам известна история межвузовского журнала «Политехник»?

 

В апреле 1961 года в Свердловске состоялось совещание кинолюбителей технических и политехнических вузов. Решили выпускать совместный журнал. Более тридцати вузов вызвались присылать сюжеты. Недавно на студии УПИ вышел первый номер «Политехника», сейчас озвучивается второй, готовится третий. Приходят коробки с пленкой из Томского политехнического и Куйбышевского индустриального, Рязанского радиотехнического институтов и Бакинского института нефти и химии. Самые исправные корреспонденты - румыны. Уже три сюжета поступило из Бухарестского политехнического института. Владимир Кубачек, долговязый оператор в очках, студент металлургического факультета, рассказывает о новой затее «БОКС-фильма» - выпускать еженедельную хронику под названием «УПИ-тер».

 

До сих пор любительские фильмы демонстрируют преимущественно по телевидению. Но ведь это лишь на один, в лучшем случае - на два вечера, если зрители не поскупятся на заявки. «Где показывать работы?», - беспокоятся кинолюбители. - Мы делаем первый опыт в этом роде, - говорит Алексей Борисович Федоров, - монтируем в фойе института установку для дневного кино.

 

Л. Борщевский

С воспоминаниями Сергея Цихановича

перекликаются и впечатления Владислава Шалагинова

 

Что только мы не снимали? Где студенты, там и мы: на строительстве цеха металлоконструкций завода Уралмаш; с Кубачеком зимой ездили в подшефный колхоз д. Бараба; снимали передовиков-колхозников; в спортивном лагере озера Песчаного снимали наших спортсменов (Свету Зыкову, Нелю Замятину, Лену Жукову); уборка картошки в колхозах и совхозах области; студенты на первомайской демонстрации и 7 ноября; на военных сборах в Елани и Казанджике; нашу художественную самодеятельность - Народная хоровая капелла под руководством М.С. Рожанского; СТЭМ - студенческий театр эстрадных миниатюр (В. Краев, В. Будько, Люся Маликова, Саша Соловьев, Юра Кареев).

 

В 60-е годы прошлого века начали строить горнообогатительный комбинат (ГОК), а вместе с ним и город Качканар. Строительство было объявлено ударной комсомольской стройкой, как и многие крупные объекты в Советском Союзе. Студенты вузов Свердловска участвовали в этой стройке. В Качканар приезжала художественная самодеятельность УПИ, выступал Саша Дольский. На Свердловском телевидении была передача о работе студентов на ГОКе: фотографии мои, текст Володи Костоусова.

 

В 1962 году ездили в Тбилиси на третьи Всесоюзные студенческие спортивные игры: Володя Кубачек - как кинооператор от «БОКС-фильма», я - от «Фотохроники УПИ», Герман Дробиз - от газеты «ЗИК». В нескольких номерах «ЗИКа» был материал о выступлениях наших спортсменов, и отдельно - большой номер «Фотохроники». Снимал я и гастролеров - тогда в институт приглашали много знаменитостей. 17 октября 1962 года приезжал ансамбль «Дружба» с Эдитой Пьехой, выступали Иосиф Кобзон, Чохели, Шуров и Рыкунин, Игорь Ойстрах. Снимал я и знаменитых конькобежек Валентину Стенину и Лидию Скобликову».

 

В годы «оттепели» второе рождение получил и «БОКС»

 

Об этих годах рассказывает Владимир Бочко, возглавлявший комитет ВЛКСМ в 1962-1964 годах.

- Была когда-то юмористическо-сатирическая стенная, а скорее фойешная, газета «БОКС». Почему она фойешная? Да потому, что размешалась в фойе института, выпускалась никаким не органом, а группой неравнодушных студентов, обладающих острым словом, критическим рисовальным карандашом и беспокойным социальным нервом. Помещалась газета, имевшая размер, возможно, метр на полтора, под стеклом и закрывалась маленьким замочком. Выходил «БОКС» один раз в две-три недели. В нем рисовались остроумные карикатуры, шаржи и просто изображения на злободневные темы. Все рисованное подписывалось короткими, но колючими сентенциями. Каждый выпуск газеты сопровождался большим скоплением зрителей в фойе. Вот поэтому она и была фойешная.

 

В начале 60-х годов стало происходить что-то непонятное. То ли юмор и сатира иссякли, то ли острословы закончили вуз, но газета стала жухнуть, редко выходить и покрываться пылью. К 1962 году в редакции «БОКСа» осталось три человека: два студента-выпускника и молодой преподаватель механического факультета Игорь Холодов. Поскольку газета все же выставляла себя в виде комсомольской сатиры, то комитету комсомола УПИ стало жаль ее терять. Решено было предпринять реанимационные меры. Сначала делали все традиционно, т.е. собирали старые, но уже потерявшие интерес к газете кадры «Бокса» и пытались раскрутить их на новые идеи. Естественно, ничего из этого не выходило. Тогда мы решили, что следует изменить стратегию действий. Задумка хорошая, но для новой стратегии нужны были новые творческие силы. Для их отыскания мы в последний раз использовали прежние кадры. Собрав их (пришло 5 человек), я попросил рассказать, чего им не хватало, и назвать хотя бы несколько фамилий тех, кто мог бы заняться новым делом. Разговор длился с 6 до 10 часов вечера.

 

Итог был прекрасным. Умудренные «боксовским» опытом люди сказали, как не надо делать, что мешает работе, и назвали несколько новых имен. Мне этого было достаточно. Одновременно получив напутствие от «старых кадров», а заодно и расставшись с ними навсегда, кроме трудяги Игоря Холодова, я обратился к одному из рекомендованных людей. Это был Юрий Тулаев. В те времена он лишь начинал преподавательскую деятельность. По характеру Юра был искатель. Его тянуло все новое. Ему интересно было опираться на свежие идеи, использовать непривычные для других подходы к решению проблем. Вот с ним и был найден общий язык. Без его энергичной помощи «БОКС» не получил бы второго рождения. Сейчас Юру Тулаева знают, как уважаемого Юрия Ивановича Тулаева - известного ученого, профессора, заведующего кафедрой «Станки и инструменты», декана механического факультета.

 

Учитывая напутствие «старых кадров» о том, чего не надо делать, я стал думать о том, а что же надо делать. Было понятно, что возродить газету смогут те, которые получат интерес к работе. Поэтому я пошел по пути формирования благоприятных условий для работы и создания моральных стимулов за ее выполнение. Начали с введения преференций для сотрудников «БОКСа». Применяя индивидуальный подход, стали выдавать активным работникам специальные удостоверения сотрудника «БОКСа», позволяющие свободно и бесплатно проходить на любые институтские мероприятия, кроме концертов заезжих артистов, поскольку такие билеты мы не распространяли. По нашим указаниям на факультетах «боксовцев» освобождали от иной общественной работы. Они начали чувствовать себя «белой костью». Все это их сильно вдохновляло. Окончательно также было решено с местом для работы редакции. За «БОКСом» закрепили площади балюстрады на третьем этаже центральной части главного корпуса. Был решен вопрос с ватманом, кистями, красками.

 

Создание таких условий и подвижническая работа Юры Тулаева, при неизменной помощи Игоря Холодова и их единомышленников, дали свои положительные результаты. К концу 1964 года в «БОКСе» работало свыше 70 человек. Были сформированы три выпускающих редакции. Это позволяло им обдуманно и без спешки готовить очередные номера. Разгорелась дружеская, но острая конкуренция между редакциями за качество выпускаемых материалов. Сама редакция «БОКСа» стала одним из центров общественной жизни института. В ее помещении, особенно в вечернее время, собиралось много любителей литературы, острословов и ярких карикатуристов. Казалось, что жизнь в этих стенах не заканчивалась никогда.

Сотрудники редакции не ограничились действиями только по выпуску газеты. Они шагнули дальше, а именно - стали придумывать новые формы студенческой общественной работы. Например, ими использовалась такая форма, как юмористические вечера «БОКСа». Проводились они в актовом зале института при невероятном скоплении студентов. Попасть на такой вечер считалось за счастье. Оригинальной художественной находкой было, например, установление по разным сторонам сцены двух трибун, с которых попеременно или параллельно вещали докладчики, естественно, по текстам, написанным лучшими юмористами института.

 

Таким образом, юмористическо-сатирическая жизнь снова поднялась в институте. Ее ценность состояла не только в самой себе, но и в том, что она косвенно стала оказывать положительное влияние на другие стороны студенческой жизни: на содержание многих номеров художественной самодеятельности, на особенности оформления материалов факультетских стенгазет и даже на институтскую многотиражку.

К 50-летию ВЛКСМ комсомольская организация УПИ пришла

с новыми успехами. Возросла общественная активность комсомольцев.

Сложилась система подготовки комсомольских кадров.

Целина стала проявлением чувства интернационального долга,

воспитанного всем укладом нашей жизни.

Казахстан и Узбекистан, Эстония и Молдавия. Карелия, Северная Осетия и Якутия...

Во все концы Родины протянулись радиусы нашей студенческой целины.

В музее института как память об этих днях хранятся дорогие награды - грамоты,

кубки, медали, знамена, привезенные ребятами отовсюду, в том числе и из Ташкента,

в восстановлении которого после землетрясения также

участвовали политехники.