УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

1948-1958

ГЛАВА 4. хотят ли русские войны?..

убеждения, знания, жизнь...

посвящается девяностолетию комсомольской организации УПИ

Исторический план.ru

 

Одержав победу в самой кровавой из всех войн, Советский Союз приступил к восстановлению страны из руин. Провозглашенный И.В. Сталиным принцип «Война доказала незыблемость советского строя» исключал возможность проведения любых реформ в стране, любых изменений в политической системе. Однако Великая Отечественная война внесла существенные изменения в кадровую политику. Наряду со старой гвардией в состав элиты советского общества вошли достаточно молодые офицеры и генералы, руководители и специалисты промышленных предприятий, которые в годы войны научились решать вопросы, поставленные войной, оперативно и квалифицированно, твердой рукой. Снизилась роль парторганизаций и партаппарата, что могло привести к снижению роли партийного руководства. Поэтому наравне с восстановлением экономики, И.В. Сталин приступил и к восстановлению власти, т. е. к восстановлению как довоенных принципов управления, так и «вертикальной зависимости» партаппарата и чиновников. Для восстановления номенклатурного принципа управления начались репрессии против потенциальной военной оппозиции («дело авиаторов», «дело маршала Жукова», судебные процессы над командованием ВМФ, артиллерией и т.д.), руководящих кадров партии, государства, ряда предприятий, которые проявили особую самостоятельность (так называемое «Ленинградское дело», аресты A.Н. Поскребышева, Н.С. Власика, B.C. Абакумова и многих других), преследования наиболее передовой части интеллигенции («дело врачей», «компания против космополитов», постановление ЦК «О журналах «Звезда» и «Ленинград»). На XIX съезде партии И.В. Сталин открыто высказал свое недоверие ветеранам партии В.М. Молотову, К.Е. Ворошилову, А.И. Микояну. Угроза репрессии нависла и над самим Л.П. Берия. За короткий срок номенклатурный принцип управления был восстановлен. Наряду с этим страна работала напряженно и целеустремленно. Советскому Союзу как стране-победительнице необходимо было в кратчайшие сроки стать сверхдержавой. В послевоенные годы образовалась мировая система социализма, началась конфронтация двух систем, определились две страны-лидеры - Соединенные Штаты Америки и Советский Союз.

 

5 марта 1953 года закончилось более, чем тридцатилетнее правление И.В. Сталина. С его именем была связана целая эпоха в жизни советского народа. С его смертью окончился период неограниченной диктатуры в истории советского государства. В то же время это был период роста, созревания и оформления современного советского общества. Заслугой преемников Сталина было то, что они начали кропотливую работу по обезвреживанию механизма «холодной войны». Это было их первым нововведением во внешней политике.

 

Решающим этапом в истории СССР и коммунистического движения стал XX съезд КПСС, который проходил в Москве с 14 по 25 февраля 1956 года. На закрытом заседании первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев прочел свой доклад «О культе личности и его последствиях». Он был глубоко уверен, что политическая система, созданная в СССР, справедлива и исторически оправданна, способна продемонстрировать всему человечеству подлинные чудеса в экономике, социальной сфере, духовной жизни. Необходимо только избавить ее от репрессивных извращений, направленных, прежде всего, против партийно-государственного и хозяйственного аппарата.

Семнадцать месяцев кричу, Зову тебя домой,

Кидалась в ноги палачу, Ты сын и ужас мой.

 

Все перепуталось навек, И мне не разобрать Теперь,

кто зверь, кто человек И долго ль казни ждать.

 

И только пышные цветы, И звон кадильный, и следы Куда-то в никуда.

И прямо мне в глаза глядит И скорой гибелью

грозит Огромная звезда.

 

А. Ахматова

Родителям Из писем Владимира Лямшева

выпускника физтеха 1958 года

 

06.03.53 г. 22 часа

Дорогие мои, любимые!

 

Когда я пишу эти слова, мама, наверное, плачет, у девочек красные глаза. Папу тоже представляю. Страшно и странно представить, что Сталина нет, не он во главе государства, нас. Не верится. Папа, у тебя, конечно, такого состояния нет, но я временами думаю, вернее, боюсь: сможет ли наше правительство вести так же нас, не ошибется ли оно без Сталина, не зайдем ли мы куда-нибудь в тупик, не замечая этого сначала. Когда вдумаешься, то веришь, что этого не произойдет, но ощущение такое все-таки есть. Кто теперь заменит Его? Кажется (да оно так и есть), что равноценно заменить никто Его не сможет. Как трудно осознать, что Сталина уже нет. Ведь с самых детских лет имя Сталина вошло в нас.

 

Помнишь (это было до войны, не знаю где, но я помню), мы ходили голосовать, и я опустил бюллетень, а мама сказала: - «За Сталина». А вот именно мне голосовать за Него не пришлось. Я не видел Сталина (да и вы тоже). Нине удалось видеть Его и живым, и, наверное, будет провожать Его. Проснулся от тревожного голоса диктора: «Ко всем членам партии...» и сразу не захотелось верить, выдумывая, что бы могло быть, кроме этого. Хотя надежды уже почти не было. А вчера, в то время, когда Он умер, я был на общеинститутском хоре – исполняли о Нем песню.

 

Выслушали мы диктора и пошли в институт. Всюду угрюмые, насупленные и заплаканные лица. Около радио везде молчаливые толпы. Ни улыбки, ни громкого голоса. Но занятия шли, как обычно, только на лекциях стояла исключительная тишина, да при начале вставали. А в 15.40 был митинг. Актовый зал не смог вместить всех студентов металлургического факультета, т.к. пришли сюда и с других. Теперь о себе, хотя это сейчас как-то некстати. Отставаний пока нет. Провел отчетное. Указали на ряд незначительных ошибок. Вчера сдал кросс на 10 км. Бежали по лужам. К финишу передо мной мерещилась чашка с супом... Участвовал в соревнованиях по конькам. Время неважное, но в зачет вошел - группу выручил.

 

07.03.53 г. 5 час.

Я вам шлю и то письмо, которое написал вчера ночью.

Да, вчера было состояние (даже!) недоверия. Но утром услышали, что весь наш правительственный аппарат преобразован. Создан централизованный кулак. И эти преобразования обрадовали. И почему-то кажется, что и это не обошлось без самого Сталина, когда он еще жил. Теперь, даже если и нападет кто-то на нас (и эта мысль была), не будет растерянности... Мама говорила мне, что будет присылать по 200 рублей. У меня сейчас дела денежные неплохие, так что присылайте рублей по 100, а куплю рубашку, тогда можно еще меньше...

 

Сегодня с утра у нас был ХОМ. Делали тисочки в слесарке. В 10.30 меня вызвали в комитет. Дали повязку, около комсомольского значка – красное с черным. Стоял в почетном карауле 10 минут на сцене актового зала у портрета Сталина. Так все торжественно: говорят все шепотом, хотя никто к этому и не призывает. А в 2.30 был общеинститутский митинг. Несколько тысяч студентов, рабочих, преподавателей стояли около института. Выступал секретарь горкома, Пруденский, секретарь бюро металлургического факультета Суханов (Сталинский стипендиат) и много других. Фотографировали, на кинопленку гнали. Может быть, в журнале каком-нибудь увидите. Завтра 8 марта. У нас этот день отличается тем, что везде в почетных караулах будут стоять девушки и женщины...

Во внутриполитической части отчетного доклада выдвигались задачи совершенствования народного хозяйства, введение в промышленности семичасового рабочего дня, проведение пенсионной реформы, увеличение темпов жилищного строительства. Наряду с этим Н.С. Хрущев от имени политического руководства вновь заявил о необходимости реализации «исторической задачи», выдвинутой еще Сталиным на XVIII съезде партии, - догнать и перегнать основные капиталистические страны по производству важнейших видов промышленной продукции на душу населения. Выход из «сталинизма» в 50-е годы оказался сложной задачей.

 

Достижение амбициозных целей вылилось в многочисленные аферы, административное жульничество, привело к деградации деревни, ухудшению продовольственного снабжения страны, массовым волнениям в различных городах. Приведем некоторые цифры, которые характеризуют уровень жизни людей в середине 50-х. В 1956 году средняя заработная плата составляла 750 рублей, пенсионер получал 230 рублей. Килограмм говядины стоил 12 рублей, буханка хлеба - 1 рубль 35 копеек, а бутылка водки «столичной» - 25 рублей. Разносолы могли позволить себе только жители Москвы, Ленинграда и столиц союзных республик. В провинции случались перебои с хлебом и сахаром. Телевизоры были в диковинку, в праздники слушали концерты по радио и крутили пластинки.

 

Тем не менее, период в истории СССР, наступивший после смерти Сталина, характеризуется смягчением государственной политики и большей свободой в печати, культуре и искусстве. Этот период принято называть «оттепелью». Термин происходит от романа И. Эренбурга «Оттепель». Во время этого периода цензура заметно ослабла, и это касалось, прежде всего, литературы, кино и других видов искусства, где стало возможным более открытое освещение действительности. Ответственность за «перегибы» прежних лет была возложена на И.В. Сталина, Л.П. Берию, А.А. Жданова, В.М, Молотова, Г.М. Маленкова и других политиков.

 

Однако сам идеологический диктат партийного руководства в этих сферах сохранялся и позже. Одним из главных представителей «оттепели» стал литературный журнал «Новый мир», возглавляемый А. Твардовским. Некоторые произведения этого периода достигли известности и на Западе, в том числе роман В. Дудинцева «Не хлебом единым» и повесть А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Стремясь предотвратить массовый характер подобных публикаций, что могло ударить по государственной системе, Н.С. Хрущев специально обратил внимание писателей на то, что «это очень опасная тема и трудный материал» и заниматься им надо, проявляя чувство меры. Значимыми представителями периода «оттепели» были также такие писатели и поэты, как В. Астафьев, Б. Ахмадулина, Р. Рождественский, А. Вознесенский и другие.

 

Вместе с этим в жизни советского общества появились и негативные явления. Исчезновение страха повсеместно вызвало ослабление общественной дисциплины, стал проявляться национализм республик по отношению к русскому населению. Повысилась преступность, особенно экономические преступления - взяточничество, хищения, спекуляция общественной собственностью.

 

Поэтому были приняты более суровые меры наказания, закрепленные в новом уголовном законодательстве. В 1962 году была создана система партийно-государственного контроля. XX съезд КПСС имел большое значение в деятельности ВЛКСМ. Съезд, отметив заслуги ВЛКСМ, в то же время вскрыл серьезные недостатки в идейно-воспитательной работе комсомола: «комсомольские организации подчас не умеют приобщить молодежь к практическому делу, подменяют живую организаторскую работу резолюциями, парадностью и шумихой» Съезд в своем постановлении отметил необходимость активизации комсомола в коммунистическом строительстве, расширения комсомольской демократии.

 

Активное участие комсомол принял в осуществлении мер по восстановлению промышленности, по подъему сельского хозяйства. Так, в совхозы и колхозы были направлены тысячи молодых специалистов, рабочих и служащих, выпускников средних школ. Только в 1954 и 1955 годах по путевкам комсомола на освоение целинных земель Казахстана, Алтая, Сибири выехало свыше 350 тысяч молодых людей. Их труд был настоящим подвигом. Указом Президиума Верховного Совета СССР за активное участие в коммунистическом строительстве, и особенно, за освоение целинных земель, ВЛКСМ 5 ноября 1956 года был награжден третьим орденом Ленина. Это был пятый орден на знамени ВЛКСМ. В конце 1958 года комсомольцы вместе с коммунистами стали зачинателями массового движения за коммунистический труд. Молодежный цех депо «Москва-Сортировочная» первым был удостоен звания «коллектива коммунистического труда». Комсомольские организации села направляли свою энергию на успешное решение важнейшей общенародной задачи - создать в стране изобилие сельскохозяйственных продуктов. Молодежь проявляла инициативу в механизации животноводческих ферм и повышении культуры земледелия.

Комсомольский секретарь

Казанцев Евгений Иванович

 

Родился 26.05.1928 года.

 

С отличием окончил Нижнетагильский горно-металлургический техникум (1949 г.), физико-технический факультет УПИ им. С.М. Кирова (1956 г.), защитил кандидатскую диссертацию (1962 г.). Зам. секретаря бюро ВЛКСМ физтеха, зам. секретаря, секретарь комитета ВЛКСМ УПИ, комсорг ЦК ВЛКСМ в УПИ, делегат XII съезда ВЛКСМ (1954 г.), внештатный секретарь Свердловского ГК ВЛКСМ по работе среди студенческой молодежи; командир «Отряда Уральского комсомола» по уборке урожая в Кустанайской области; участник торжественного Пленума ЦК ВЛКСМ, посвященного 40-летию ВЛКСМ.

 

С 1962 года - доцент УПИ им. С.М. Кирова, начальник научного отдела, секретарь парткома института.

С 1974 по 1982  г.г. - ректор Уральского Лесотехнического института, профессор.

С 1982 года - начальник Главного Управления технических вузов

С 1985 г. по 1993 г. - первый заместитель министра высшего и среднего специального образования РСФСР.

 

Опубликовал более 350 научных работ.

Автор 50 авторских свидетельств и патентов, подготовил 20 кандидатов наук.

Убеждения, знания, жизнь

 

Сообщение о смерти И.В. Сталина вызвало неподдельное горе в среде преподавателей и студентов УПИ. Об этом событии вспоминает Е.И. Казанцев. «В марте 1953 года в стране случилась большая беда - тяжело заболел и вскоре умер Генеральный секретарь ВКП(б), человек, под руководством которого страна победила в кровопролитной борьбе с немецким фашизмом и успешно восстанавливала разрушенное народное хозяйство, - И.В. Сталин. Абсолютное большинство советского народа искренне переживало эту трагедию. В УПИ на сцене актового зала был установлен большой портрет, около которого каждые 30 минут, сменяя друг друга в почетном карауле, в течение 20 часов стояли видные ученые-педагоги, бывшие фронтовики, рабочие, служащие и студенты УПИ. В зале стояли и сидели сотрудники, многие не скрывали слез. В этот период шел массовый прием в комсомол школьников, молодых рабочих, студентов - своеобразный «сталинский призыв». Будучи членом бюро РК ВЛКСМ, помню, что желающих вступить в комсомол было много: в день принимали 200-300 человек». Именно в этот период комсомольский актив и, прежде всего, секретари комитета ВЛКСМ И. Милайкин, Г. Топорищева, Е. Казанцев осознали необходимость работать системно, «не числом, а уменьем», необходимость переходить от командных методов к формированию убежденности, что центром воспитательной работы является группа.

 

В 1953 году комитет ВЛКСМ принял постановление «О формах учебы комсомольского актива института», в котором были определены темы семинарских занятий комсоргов групп, членов факультетских и курсовых организаций. Для семинаров были предложены актуальные на тот исторический момент темы. Имеет смысл привести некоторые из них, которые показывают, сколь многогранной была работа комитета.

 

  • М.И. Калинин о коммунистическом воспитании молодежи;
  • Работа комсомольской группы по политическому воспитанию молодежи;
  • Формы и методы участия комсомольской группы в борьбе за прочные и глубокие знания;
  • Высокий уровень внутрисоюзной работы -залог успеха деятельности группы;
  • Об охвате членов ВЛКСМ комсомольскими поручениями и контроле за их выполнением;
  • Планирование работы бюро ВЛКСМ факультета и курсов, контроль за выполнением плана
    организация работы членов бюро ВЛКСМ.
  • Опыт культурно-массовой работы некоторых московских вузов и задачи культактива института;
  • Организация военно-физкультурной работы в группе.

КОМИТЕТ ВЛКСМ УПИ. В нижнем ряду четвёртый слева секретарь комитета А. МЕХРЕНЦЕВ, 1956 год

 

Учеба комсоргов групп осуществлялась по факультетам, а членов курсовых и факультетских бюро по секторам - при комитете ВЛКСМ. Занятия проводились два раза в месяц. К проведению семинаров привлекались ведущие преподаватели, а также секретари обкома и райкома ВЛКСМ. Комсоргам групп первого курса помогали инструкторы комитета ВЛКСМ, имевшие опыт комсомольской работы в институте. Они оказывали как методическую помощь, так и практическую. Хорошо работали такие инструкторы, как Хорзов, Ткаченко, Амрошина.

 

Все это значительно повысило роль, подняло авторитет комсомольского актива. Об этом свидетельствуют данные отчетно-выборных собраний. Если в конце 40-х годах состав секретарей комсомольских организаций ежегодно обновлялся наполовину, то в начале 50-х годах - только на 20 процентов. Комсомольских активистов в 1956 году насчитывалось 1600 человек, что составляло 17 процентов от всей организации. Их повседневная кропотливая работа принесла свои плоды. Комсомольские группы стали настоящими организаторами воспитательной и учебной работы в академических группах. Так, существенно повысились требования в группах к качеству учебы. Если в 1949/50 учебном году лучшей считалась группа, которая не имела неудовлетворительных оценок, то в 1953/54 учебном году лучшей группе нужно было иметь как можно меньше удовлетворительных оценок и активно участвовать в общественной жизни.

О работе комсомольской организации

металлургического факультета в 1950 -1954 годах

 

Это был период, когда среди поступающих в институт много было тех, кто побывал в госпиталях, прослужил в армии до 8 лет, работали и сумели закончить 5-8 классов школы или техникумы. Был даже директор одного металлургического завода и ряд руководителей других предприятий. Из таких студентов-коммунистов было создано факультетское партбюро, а молодые коммунисты были рекомендованы для избрания в бюро ВЛКСМ курсов и факультета. Это во многом определило задачи и методы работы комсомольских организаций УПИ рассматриваемого периода. Можно также заметить, что среди преподавателей - людей пожилого возраста - коммунистов было немного.

 

Деканат занимался организацией учебного процесса, а воспитательная работа была переложена на комсомол. Кстати, такие меры воздействия, как лишения студентов стипендии, тогда не использовались, т.к. рассчитывать на помощь родителей, а часто только матери, вряд ли кто мог. Это предисловие поясняет общую обстановку рассматриваемого периода, составы партийно-комсомольского актива и характер их деятельности в трудных условиях жизни в послевоенный период. В качестве дополнения привожу краткие сведения о себе, кому пришлось осуществлять многие воспитательные и другие дела на металлургическом факультете УПИ.

 

Так как к сентябрю 1942 года призывного возраста я еще не достиг, то после окончания свердловской школы № 65 поступил в УПИ. В критический период войны, когда шла битва за Сталинград, сделал попытку попасть в армию через Троицкое авиатехническое училище, но по состоянию здоровья (уж слишком был худ) для авиации оказался негодным. Вернулся в УПИ и сдал экзамены за первый семестр. Курс физики сдавал профессору И.К. Кикоину, который вскоре приступил к разработке атомного оружия.

 

Снова попытался попасть на фронт, но уже через Свердловское пехотное училище со сроком обучения до шести месяцев. Курсантом пробыл только до июля, т.к. после боев под Курском потребовалось срочно формировать новые танковые соединения. Курсантам-добровольцам было предложено прервать учебу и, получив сержантские звания, отправиться в танковые подразделения. Примерно половина курсантов так и поступили. Командовал эшелоном Г. Топорищев, который был ранен при первой бомбежке нашего эшелона.

 

Дальнейшая военная служба проходила в 64-й бригаде 7-го механизированного корпуса. Были и ранения, но потом любыми путями возвращался в свой разведвзвод при штабе 64-й бригады. Боевые действия начались с форсирования Днепра (южнее Киева). Военные дороги пролегли через Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию, северную часть Югославии, Венгрию, а вечером 8 мая были в Праге. Когда обстановка в Европе стабилизировалась, нас срочно перебросили в Монголию. В составе 6-й танковой армии 9 августа (день сброса американцами первой атомной бомбы) начались боевые действия с Японией. Наша армия неожиданно для японцев двинулась по малопроходимым отрогам гор Большого Хингана и пустыни Гоби. Это позволило почти без боев подойти к Мугдену, где располагались основные тылы и штабы квантунской армии. Япония вынуждена была капитулировать, а мы двинулись в район городов Порт-Артур и Дальний.

 

Демобилизация основных кадров задерживалась, т.к. американцы стали «наседать» на Китай, а позднее развязали войну в Корее. Меня демобилизовали только в начале сентября 1950 года. После восьмилетнего перерыва вернулся в Свердловск и был восстановлен студентом МТФ с проживанием в 9-м студкорпусе. Получал стипендию 40 руб., из них 30 руб. тратил на питание в столовой, а на остальные деньги позднее купил гражданскую одежду (более года ходил в гимнастерке).

 

Коротко о конкретных делах комсомольцев МТФ УПИ.

 

1. Привлечение студентов к работам по освобождению от заводского оборудования учебного корпуса, очистка площади перед УПИ, разгрузка угля для нашей котельной и других работ.

2. Участие в озеленении Втузгородка, планировка и прокладка дорожек, уход за саженцами. Приятно наблюдать, что территория перед 9-м общежитием стала теперь такой, как это намечалось мной в эскизных проектах еще 50 лет тому назад.

3. Весной 1952 года, по совету, видимо, парткома УПИ, ко мне обратились два председателя колхозов с просьбой оказать помощь хотя бы при уборке урожая, т.к. «мужиков в деревне совсем не осталось». В Красном уголке общежития провели собрание актива, выслушали председателей и порешили помочь. Были созданы отряды, библиотека УПИ подобрала два комплекта книг для колхозных клубов, а военная кафедра выделила в мое распоряжение «полуторку» для решения оперативных задач (вывоз заболевших, проверка организации общественного питания и других обещаний председателей колхозов). Если условия не выполнялись, то снимал студентов с одного участка и перевозил на другой, несмотря на все угрозы и жалобы вплоть до обкома партии.

4. Позднее комсомол стал заниматься организацией «целинных» и «строительных» отрядов.

«Строительные» отряды действуют и сейчас. Впервые пришлось столкнуться с проблемой «коммерции», т.к. все стало оплачиваться, между бригадирами и членами стройотрядов стали возникать трения.

5. Большое внимание пришлось уделять организации нормального быта и воспитательной работе в 9-м студкорпусе. Был период, когда утром звучал горн, и многие студенты выходили на физзарядку. Принимались меры по контролю за режимом дня и состоянием порядка в общежитии. На каждом этаже оставались дежурные, жестко пресекались случаи пьянства и воровства (в то время деньги и некоторые ценные вещи студенты хранили в своих тумбочках, т.к. редких воров находили довольно быстро и от них избавлялись без судебных волокит).

6. Проводились вечера-встречи со студентами университета и мединститута.

Много дружных семей живут и сейчас, вспоминая свои комсомольских годы. Подводя итоги, могу отметить, что комсомол оставил добрый и славный след во всех сферах жизни нашего общества, как символ беззаветного служения своему Отечеству.

 

е.л. Суханов

г. топорищев

ю. поручиков

 

В 1952/53 учебном году больших успехов добились группы:

И-457 - Комсорг - Беляева, И-555 - Комсорг - Тарская,

Э-405 - Комсорг - Кузнецов, Э-392 - Комсорг - Итесь.

 

Подавляющее большинство студентов этих групп училось на «хорошо» и «отлично», комсомольские собрания проводились регулярно, практически все члены ВЛКСМ имели общественные поручения.

 

В 1952 году на Всесоюзном совещании секретарей комитетов комсомола секретарь УПИ Г. Топорищев поделился опытом работы комсомольских групп. Он подчеркнул, что успешная работа групп определяет лицо комсомольской организации в целом.

Новые исторические веяния изменили темы факультетских и курсовых собраний. Вот некоторые из них:

 

  • Ты на подвиг зовешь, комсомольский билет;
  • Коммунизм - это молодость мира, и его возводить молодым;
  • Если тебе «комсомолец» имя, имя крепи делами своими»;
  • Коммунистическая деловитость.

 

Комсомольцы третьего курса энергетического факультета в 1955 году провели собрание с повесткой дня «В чем красота человека?». Эта тема обсуждалась и на страницах «Комсомольской правды». Подготовкой собрания занимались 25 активистов. Ими предлагалось обсудить смысл понятий: красота человека, честность, принципиальность, верность слову и прочее. На четвертом курсе строительного факультета прошло собрание на тему, заданную той же газетой: «Убеждения, знания, жизнь». Такие темы глубоко интересовали молодежь. Процент посещаемости комсомольских собраний неуклонно повышался. В конце второй послевоенной пятилетки он достиг 85 процентов, а на некоторых факультетах - 100 процентов.

 

В 1955 году комсомольская организация в УПИ выросла до 9071 человек и составила 90 процентов от числа студентов. Вспомним, что в 1945 году комсомольцев было всего 1400 человек. В 1957/58 учебном году была проведена перестройка комсомольской организации УПИ. Вместо курсовых организаций на факультетах были созданы комсомольские организации по специальностям. Это имело определенный положительный момент - комсомольская жизнь теснее переплеталась с выбранной специальностью и производством, с деятельностью профессорско-преподавательского состава.

 

Диалектика традиций и новаторства

 

В послевоенные годы происходит интенсивное развитие института, создаются новые факультеты, кафедры и специальности. В мае 1949 года начались занятия на новом факультете - физико-техническом, который ускоренно начал готовить кадры для атомной промышленности. В декабре 1950 года первая группа инженеров покинула родные пенаты. Через год появился еще один факультет - технологии цемента, а в 1951 году начал работу радиотехнический факультет. Для новых студентов требовались новые площади, по крайней мере, свои. Но пришлось немного подождать...

 

В конце июня 1954 года из третьего учебного корпуса выехал завод, эвакуированный в годы войны. Комитет ВЛКСМ срочно отозвал с каникул 1000 студентов, организовал бригады, комсомольский штаб, учредил для лучшей бригады переходящее Красное знамя. За время работы штаб стройки практически ежедневно выпускал «Молнии». К началу учебного года были готовы 58 аудиторий, чертежный зал и столовая. Жизнь студенческая улучшалась!

 

В борьбе за высокие показатели учебы в начале и середине 50-х годов использовались традиционные формы и методы работы, но появлялись и новые. Например, бюро ВЛКСМ механического факультета в 1953/54 учебном году предложило следующий вид контроля успеваемости: студент мог сдать последующее контрольное задание, только если он выполнил предыдущее. Эта инициатива была  поддержана всеми факультетами. «Хронически» неуспевающие студенты обсуждались в группе и в деканате. Комсомольские активисты выясняли причины отставания. При необходимости им оказывалась помощь, восполняющая пробелы в знаниях.

Думай, физтех!

Строй, подрывающий в своих гражданах (сознательно и планомерно) веру и совесть, честь и правосознание, творческую инициативу и свободную лояльность - сам себе готовит провал.

 

И.А. Ильин

 

Вместо предисловия

Предложение поделиться своими воспоминаниями о комсомоле физтеха 50-х годов

не встретило с моей стороны особых возражений, хотя у меня были аргументы

и «за» и «против».

 

Аргументы «за»:

 

1. С момента образования уральского физтеха прошло практически 60 лет, а это вполне заметный срок для попытки высказать не скороспелые и уж, во всяком случае, не коньюнктурные соображения о причинах, породивших поистине уникальный феномен физтеха, о его плюсах и минусах.

 

2. На мой взгляд, оптимальным является вариант, когда о значительных событиях пишут очевидцы, но не по горячим следам, а по прошествии достаточного времени.

 

3. Свидетелей того времени осталось очень немного, и их прямой долг - не учить, не призывать, не хвалить и не порицать, а дать достоверный фактический материал для собственных самостоятельных размышлений, необходимых для создания своего индивидуального мироощущения (лишить которого нас пытаются всеми силами сегодняшние СМИ).

 

4. Большинство человечества потихоньку (слишком потихоньку) осознает важность тех проблем (вопросов, «вызовов» и т.п.) которые оно само себе создало. Это очень важно, чтобы проблемы постоянно были в поле зрения всего общества, но еще важнее, чтобы широко обсуждались и пути решения этих проблем.

Учитывая стремительные темпы развития нашей техногенной цивилизации, можно прогнозировать, что уже ближайшим поколениям придется решать вопросы колоссальной сложности. Для этого потребуется совершенно новая мировоззренческая основа. Может быть, эти заметки внесут свой, пусть микроскопический, вклад в ее построение.

 

5. И последнее «за»: лучше что-то сделать, а затем задуматься, чем задуматься и ничего не сделать. Это сказал кто-то из умных.

 

Аргументы «против»:

Этих аргументов, в общем-то больше, чем аргументов «за», и почти все они достаточно весомы. Вот только некоторые из них (читатель без большого труда может резко увеличить их число):

 

1. Сейчас много пишут, но мало читают, отдавая при этом предпочтение тому чтению, которое практически не требует работы мысли. В итоге прекрасные книги издаются мизерными тиражами, они не доходят или почти не доходят до адресата. Я уже много лет провожу беседы со студентами 4-5-х курсов, пытаясь выяснить, в каких условиях, под влиянием какой информации формируется их сегодняшнее мироощущение, в чем оно отличается от того внутреннего мира, в котором жили физтехи 50-60 лет тому назад.

Результаты моих «социологических исследований» дают не очень много оснований для оптимизма. Об этом я подробнее буду писать ниже, а пока отмечу лишь то, что умение думать, анализировать факты сегодняшней реальности, пользуясь при этом широкими возможностями средств информации, не стали еще формой существования умственной деятельности сегодняшнего студента. Все это не способствует желанию писать на эти темы, добавляя «нечитаемое» к массе уже написанного.

 

2. Один из самых важных аргументов «против» заключается в следующем. Обращаться к прошлому (рефлексировать) уместно, если понятна цель: посмотреть, что было, понять, что есть в настоящее время и определить, каково должно быть направление дальнейшего вектора развития, необходимое для получения положительного результата. Цель понятная и благая, но реализовать ее в России в настоящее время почти невозможно. Причина этого тоже понятна. Она заключается в том, что организаторы разрушения советской системы (а исполнителями были в какой-то степени все мы) плохо понимали, что сломать сложную общественную систему много легче, чем попытаться хотя бы подумать, а нельзя ли ее починить. Если нельзя – предложить что-то новое, понятное и доступное всему обществу.

 

Сделали проще - систему сломали, а на ее обломках почти самостоятельно возникло образование, которое философы называют химерой – система из совокупности взаимоисключающих частей: обломков советизма, союза криминала и коррупции, остатков перекрасившейся партноменклатуры и западной системы ценностей, претендующей на доминирующую роль. Во всей этой конструкции, которая может довольно долго существовать за счет сырьевых ресурсов и материальной базы, созданной теперь уже практически вымершим поколением, простому народу места не нашлось (и не найдется). Естественно, что в такой ситуации большинство профессионалов - философов, политологов, социологов с разной степенью полноты и аргументации дают более или менее верную характеристику сегодняшнему дню.

 

Однако практически никто не берется прогнозировать будущее. И это тоже понятно: с такой стартовой базой в долгосрочной перспективе развития человечества практически нет места нынешней России. Предложить что-то новое нынешние политики не могут. Ну, а если профессионалы ничего путного сказать не могут, чего же ждать от всех других. Вот и не пишут, а того, кто пытается это сделать, тут же квалифицируют как «недоумка». Ниже Вам предлагается несколько «микроэссе» из жизни комсомола и всего физтеха 50-х годов, а уж Вам решать, что из всего этого можно взять с собой в наше сложное будущее.

 

Как все начиналось...

 

Для меня лично знакомство с физтехом началось совершенно без всяких усилий с моей стороны. В конце августа 1949 года я, студент 4-го курса металлургического факультета УИИ им. С. М. Кирова, пришел в деканат, чтобы уточнить сроки выезда в военный лагерь для завершения курса военной подготовки. И здесь, на доске объявлений, я увидел большой список студентов 2, 3 и 4-го курсов, которые должны были явиться в I римскую аудиторию для беседы.

 

Цель беседы не сообщалась, но среди студентов бродил устойчивый слух о том, что речь пойдет о смене места учебы. В назначенное время I римская была набита битком. Все сидячие места были заняты, все проходы забиты. Судите сами – в аудиторию, рассчитанную на 150 человек, поместилось не менее 300. Много знакомых лиц, но есть и совсем новые. Оказалось, что основу собравшихся составляли металлурги, но были студенты с химфака, энергофака и механического факультетов.

 

За столом, у доски, нечто вроде президиума из 4-х человек. Я знал только одного из них – это был тогдашний директор УПИ Аркадий Семенович Качко. Его, естественно, знали и все собравшиеся. Аркадий Семенович и начал собрание. Его сообщение было коротким, четким и очень эмоциональным. Все детали я не помню (ведь 60 лет прошло!), но главное навсегда осталось в памяти. Оно сводилось к тому, что страна, только что закончила победой самую тяжелую, самую страшную из всех предшествовавших войн, и теперь нам, молодым, придется восстанавливать все народное хозяйство практически заново. Заново придется создавать и такие отрасли промышленности, которых до войны в СССР просто не было. Все насторожились, но о каких отраслях идет речь, директор «деликатно» умолчал, дав волю фантазии присутствующих.

 

Директор завершил свое сообщение тем, что каждый должен сам и добровольно принять решение о переходе на инженерный физико-химический факультет (так нынешний физтех назывался в момент своего создания). На принятие решения времени практически не отводилось – решение надо было принимать здесь и сейчас. Просто директор сказал, что те, кто считает этот переход по любым причинам нецелесообразным, имеет полное право просто покинуть собрание, без каких-либо ограничений и последствий. Тут же несколько человек (~10÷15) ушли. Остальные – сразу начали получать анкеты с непривычно большим числом граф и вопросов и начали их заполнять. Здесь же мы узнали, кто еще был в президиуме. Это были Крылов Евгений Иванович - декан созданного факультета, Владимирова Мария Григорьевна - заместитель декана и Кропанева Любовь Семеновна – начальник 1-го отдела. Вот так, как говорят «в одночасье» я стал студентом группы Фт-414. Теперь будет уместно рассказать о житейском багаже, точнее, о том мироощущении, которое определило мой тогдашний выбор и последующие 60 лет жизни на физтехе.

 

При поступлении на металлургический факультет УПИ в 1946 году я, для своих 17 лет, имел достаточно извилистый жизненный путь: переезды по городам Урала, связанным с медной промышленностью (отец работал агрономом в системе Медьпродснаба). Учиться в 8 классе я не смог, т. к. надо было каждый день «отмеривать» пешком около 30 км. Стал учеником столяра с полным рабочим днем (ограничений для несовершеннолетних тогда не было) и рабочей карточкой - в сельской местности это было 0,5 килограмма хлеба в день.

 

Далее последовал перевод меня в кузницу, где я осваивал все, что требовалось для жизни: лудил ведра для дойки коров, паял молочные фляги, нарезал резьбу на зубьях для борон. Так прошла зима, а весной 1944 года пришлось узнать, что такое «световой» день в деревне – это был буквально световой день – от рассвета и до вечерней зари, а продолжительность его никто и не мерил. Основная работа – пахота с помощью четверки быков и пацана (7-8 лет), который вел первую пару быков, чтобы они не ушли из борозды. Лето прошло быстро – уход за посевами, затем уборка подсолнуха на силос, покос. К концу лета 1944 г. я решил продолжить учебу в техникуме.

 

Осенью 1944 я был без экзаменов зачислен на первый курс механического отделения Уральского политехникума, входившего тогда в состав УИИ. Фактически с 1944 года вся дальнейшая моя жизнь связана с УИИ. Окончив первый курс только на «пятерки», летом 1945 я сдал экстерном необходимые для 9-го класса предметы и был зачислен на подготовительное отделение УИИ, имевшее статус школы рабочей молодежи.

 

Аттестат у меня получился чисто «пятерочный», и на металлургический факультет УИИ я был зачислен в 1946 году без экзаменов. После первой сессии - прием в члены ВЛКСМ. Помню самый «страшный» вопрос - почему так поздно вступаю в комсомол. Объяснил. Приняли. Осенью 1947 года избран членом факультетского бюро ВЛКСМ (второй учебный сектор).

 

Осенью 1948 присвоена стипендия имени И.В. Сталина; вторично выбран в факультетское бюро ВЛКСМ (первый учебный сектор). И, наконец, осень 1949 года – перевод на физтех. Мой стартовый опыт основывался исключительно на опыте работы комсомола металлургического факультета.

 

Главное, что я хорошо понял, общаясь на факультете и с теми, кто учился на старших курсах и с теми, кто был «моложе» меня, заключалось в том, что практически в любом коллективе можно найти людей (и не мало), готовых совершенно бескорыстно отдавать часть своего времени и сил для решения общих задач.

 

И теперь, когда в очередной раз (к юбилеям) мы говорим с гордостью о ведущих ученых, прославивших УИИ–УПИ–УГТУ, часто «забываем» при этом, что начало их деятельности, как организаторов науки и производства, лежит в области их комсомольской молодости. Это и ныне здравствующие и безвременно ушедшие из жизни мои соратники именно по комсомольской работе, такие как Гена Давыдов, Юра Поручиков, Гена Топорищев, Вадим Колмогоров, Сергей Братчиков, Юра Ярошенко, Виталий Смирнов и многие другие (приношу свои извинения за то, что в списке обошелся без отчества и регалий, но в моей памяти они живут такими, какими были 60 лет тому назад). Это при их участии собирались те крохи нового, что делало комсомольскую жизнь полнее, лишало ее излишнего формализма и оставляло добрый след в памяти.

 

В области учебно-воспитательной работы интересные результаты давали теперь уже забытые мероприятия, такие, как шефство отличников-старшекурсников над студентами «своей» специальности с младших курсов – этот вариант часто давал лучший результат, чем работа нынешних прикрепленных преподавателей. Существовало и персональное «шефство» сильных студентов над более слабыми (в группе ведь всегда знают истинную цену каждому). Очень хорошие результаты давали консультации силами студентов-отличников перед экзаменами или контрольными работами. В этом случае отсутствовало опасение, что ты задашь преподавателю очень «глупый» вопрос, а он это вспомнит на экзамене. Большую помощь такие консультации давали и самим консультантам.

 

Ведь известно, что доступно объяснить что-либо можно только тогда, когда сам детально разобрался в вопросе. Если ответ был непонятен, то объяснение давалось другими словами, с другим акцентом и т.п. В будущем этот навык помогал многим в практической работе. Но главное было в том, что такие простые и понятные подходы были возможны только в тех группах (или даже курсах), где формировался дух истинного коллективизма, где успехи (и неудачи) каждого воспринимались как личные. Я часто говорил об этом, но в разных группах получались не одинаковые результаты. Именно поэтому значительные усилия комсомольской организации были направлены не только на получение каких-то конкретных результатов, а на создание и поддержание той незабываемой атмосферы единства, того духа товарищества, который начисто исключает популярный ныне словесный штамп – «это твои проблемы». Вот такие простые соображения я взял с собой на физтех.

 

Создание факультетской комсомольской организации

 

Для первых организационных шагов комитетом ВЛКСМ института была создана группа из 3-х человек: Штольц Альберт Константинович (химик, 4-й курс), Эрман З.Б. (физик, 3-й курс) и автор этих строк. Задачи были простые: поставить всех комсомольцев на комсомольский учет, организовать выборы комсоргов и комсомольского актива (культорг, спорторг, агитатор), провести курсовые комсомольские собрания с выборами курсовых бюро и подготовить проведение факультетского комсомольского собрания. С этими задачами наша тройка справилась успешно, т.к. основная часть студентов старших курсов состояла из металлургов, хорошо знавших друг друга. Что касается первого курса, тех, кто не был «переведен», а пришел по своей воле (это были группы Фт-103, 104, 105, 106), то знакомство с ними показало, что практически весь первый курс состоит из социально активных ребят. Они хорошо понимали, что их ждет впереди трудная, но интересная учеба и гарантированная работа в новых отраслях техники. Незнание деталей будущего только подстегивало энтузиазм первого «настоящего» набора на физтех.

 

Из этого периода очень хорошо запомнился момент проведения первого факультетского комсомольского собрания. Поскольку на этом собрании присутствовало все партийное и административное руководство, а также представители институтских партийных, комсомольских и административных органов, нам не хотелось, чтобы «первый блин вышел комом». Мы знали уже по опыту проведения собраний, что объявление окончания собрания сопровождается массовой толкучкой у выходных дверей. Чтобы этого избежать, из числа первокурсников был приглашен профессионал-аккордеонист, и собрание было окончено пением «Интернационала» под музыку концертного аккордеона. После этого никакой давки на выходе уже не было, и даже скептики говорили, что физтех закончил собрание «как надо».

Комсомольские будни

 

Вскоре после избрания бюро ВЛКСМ факультета, меня пригласил декан «для серьезного разговора». Разговор и на самом деле был и долгим и вполне серьезным. Дословно я разговор не помню, но его смысл сохранился в памяти до сих пор. Евгений Иванович сказал, что деканат все свои возможности использует для скорейшей организации полноценного учебного процесса.

 

Он просто перечислил те проблемы, которые надо решать немедленно – это кадры, помещения для занятий, учебные планы и программы читаемых курсов, содержание практикумов и все необходимое для их оснащения и размещения.

 

Трудности, связанные с началом занятий первых двух групп (май 1949 г.) возросли многократно, и все это на фоне колоссальной разрухи, которую переживала вся страна. Естественно, что никто в одночасье эти проблемы не мог решить, тем более что штатных преподавателей на факультете было мало.

 

Евгений Иванович сказал, что сейчас вопросами учебно-воспитательной работы кроме комсомола, заниматься просто некому. У партийной организации свои неотложные задачи: координация усилий всех общественных организаций для решения тех же важнейших для факультета задач. Завершил он разговор так:

- Вы, комсомольцы, решаете все вопросы учебно-воспитательной работы, спорт, культмассовую работу, бытовые проблемы возьмет профсоюз. Если вы выполните свою задачу, это будет означать успешное решение почти всех 4 вопросов политико-воспитательной работы.

 

Вот так была нарисована

общая схема развития факультета.

 

О том, как решались эти задачи, кто где, когда и какую лепту внес в факультетскую копилку, сказано достаточно много. Однако простое перечисление сделанного ясности в дело не добавляет и не позволяет ответить на вопрос о причине поистине взрывного характера выхода факультета в число лучших факультетов института.

 

Часто говорят: «Это и ежу понятно.

 

Набрали сливок со всего института, сделали элитный факультет и все». Насчет ежей и сливок я говорил уже не раз. Конечно, в момент формирования факультета руководство металлургического факультета не пошло на откровенную пакость и не использовало эту возможность (перевод на физтех) для освобождения от более слабой части студенчества. (А может, этого бы ему и не позволили «высшие инстанции» - кто знает?).

 

Но металлурги отнюдь не были альтруистами и не стали обескровливать факультет, отдав на физтех только лучших (и правильно сделали). Они поступили мудро – они сделали репрезентативную выборку, и физтех получил то, что сдали сами металлурги. (Кто очень дотошен и привык во всем сомневаться – посмотрите зачетные книжки бывших металлургов до их поступления на физтех – и все будет ясно даже и «ежу»).

 

Тогда в чем же дело? Ведь есть факт, но однозначного ответа на причины его появления нет. Во многих мемуарных заметках, юбилейных материалах, отчетах о истории той или иной кафедры упоминается целый ряд обстоятельств (часто пересекающихся или повторяющихся у разных авторов). Я попытался взять некий интеграл из этих заметок, не претендуя на авторство (авторов здесь и так много). Позволю только добавить несколько мелких штрихов, памятуя о том, что часто сложные системы весьма энергично «откликаются на кажущиеся мелкими воздействия».

 

Итак:

1.Факторы, общие для всех вузов и факультетов в СССР начала 50-х.

1.1. Общее состояние духовного подъема, связанное с окончанием ВОВ.

1.2. Заметная прослойка участников ВОВ, как среди студентов, так и преподавателей, принесшая в вузы дух взаимопомощи,

       коллективизма, когда «наше» становится гораздо важнее «моего».

1.3. Видимое простым глазом улучшение уровня жизни народа, внушающее уверенность в будущем.

       Даже алкаши в конце февраля не покупали водку, твердо зная, что в начале марта будет снижение цен.

1.4. Твердая уверенность в трудоустройстве по специальности и гарантия (пусть не мгновенная) получения необходимых социальных благ.

1.5. Стипендия, достаточная для «автономного» существования без дополнительного приработка.

2. Дополнительные факторы, характерные для системы физеха в целом.

2.1. Острое чувство востребованности именно твоего будущего труда.

2.2. Гордость за оказанное доверие, за то, что ты допущен к некоему братству, имя которому «физтех».

2.3.  Понимание того, что «физтех» – это учеба на всю дальнейшую жизнь, а для этого нужен хороший фундамент.

2.4. Безмерная благодарность к своим учителям, которые не продавали «интеллектуальный товар», а отдавали все, что имели, что знали, свой опыт, свое понимание жизни, утверждая в каждом из нас чувство, что мы оправдаем их надежды и пойдем по неизвестным путям ради будущего своей Родины.

2.5. И, наконец, фактор, почти никогда не упоминавшийся, а если и упоминавшийся, то с негативным оттенком.

Этот фактор – секретность. Ее можно проклинать, но нельзя не согласиться с тем, что очень часто именно секретность спасала факультет, его кафедры, его общественные организации от постороннего, почти всегда бюрократического, а потому нежелательного вмешательства.

 

Таким образом, создавалась в какой-то степени зона автаркии. В этой зоне (при понимающем очень высоком начальстве) можно было смело составлять и менять учебные и рабочие планы, менять порядок, объем и содержание лекционных курсов и лабораторных практикумов. А ведь это все – составные части качества обучения. Исследовательские работы вместо стандартных дипломных работ были выполнены на факультете уже в 1951году (на втором году существования факультета!). Их авторы: Китаев Г. А., Штольц Альб. К., Ткачев Ю. Д. и автор этих строк. В комсомоле – никаких (практически) жестких постоянных поручений (временные – можно). Выбирай то, к чему лежит душа – можешь сидеть в лаборатории, можешь бегать на лыжах, можешь плясать, петь, рисовать, фотографировать и т.д. и т.п. Словом – все, что хочешь. Требование одно – то, что ты делаешь, должно приносить пользу твоему факультету. И это делалось (не на 100% – жизнь не сказка), делалось в очень заметной степени. Такая система отстаивает свою целостность. И будущий декан факультета и ректор УрГУ Суетин П. Е., а пока (в 50 годах) комсорг группы, бегает проверять, как его одногруппники пошли на репетицию хора. Будущий академик Барабошкин А.Н. заседает в составе бюро ВЛКСМ факультета. Будущий зам. министра МСМ Никипелов Б. В. поет в составе факультетского квартета; и таких примеров можно приводить очень много.

 

Иногда эта система бывает и сурова. Так, в 50 годах был исключен из комсомола и отчислен с факультета (с 5-го курса, в то время!) отличник С*. За что? За то, что позволил себе негативно высказаться о факультетском комсомоле. И исключили С* не келейно, а на факультетском собрании. В это же время на институтской конференции ВЛКСМ УИИ секретарь бюро ВЛКСМ 5-го курса ФТФ Некрашевич В.С. предложил оценить работу комитета ВЛКСМ как неудовлетворительную, главный мотив - формализм в работе. И это предложение было принято всеми делегациями факультетов (хотя и не без споров). После этого на факультет стали смотреть, как на некоего «возмутителя спокойствия».

 

НЕМЕЛКОВ АРТУР АВЕНИРОВИЧ

 

В еще большей степени стремление к независимым суждениям и оценкам нашей жизни прозвучало в 1956 году, тоже на конференции ВЛКСМ УИИ. Оно исходило от делегата ФТФ Немелкова и содержало верные в основе положения, не претендующие на радикальное изменение существующего строя, а направленные на его улучшение, т. е. было сделано то, что должны бы сделать профессионалы – идеологи. Ясно, что факультет заклеймили, а Немелкова отчислили.

 

Для меня лично эта история обернулась третьим «сроком» в бюро ВЛКСМ факультета (в качестве секретаря). Я к этому времени был уже кандидатом наук, имел семью и маленькую дочь, работал в составе кафедры радиохимии, читал лекции. Все это было, естественно, достаточно сложным для совмещения, но бюро сработало вполне удовлетворительно. Факультет же показал, что ему не чужды и социальные проблемы.

 

Далее следует довольно длительный (по моим субъективным суждениям), примерно до 70-го года, период сохранения факультетом своего имиджа, а затем начинается медленный спад, переходящий в обвал 90-х годов. О причинах этого надо говорить отдельно, а думать постоянно. Возможно, свое мнение по этой проблеме я подготовлю к 60-летию факультета. Для тех, кого волнует будущее, предлагаю такой вариант. Союз молодежи абсолютно необходим, однако возродить его в рамках, близких к ВЛКСМ, невозможно, а может быть и не надо. Он (союз) возникнет сразу, как только появится понятная для молодых идея и способы ее осуществления. Но это уже, как говорят, другая история.

 

Пузако Виталий Дмитриевич

к.х.н., доцент кафедры радиохимии физико-технического факультета

трижды секретарь бюро ВЛКСМ физтеха, зам. секретаря комитета ВЛКСМ УПИ

трижды секретарь партбюро факультета

Почетный работник Минвуза СССР

Май 2008 года

Традиционно комитет ВЛКСМ распространял опыт отличников, умеющих сочетать учебу с активной общественной работой, с занятиями в спортивных секциях и участием в художественной самодеятельности. Этот опыт часто обсуждался и на страницах газеты «За индустриальные кадры», и в стенной печати. С целью популяризации звания отличника-общественника в 1956/57 учебном году был введен билет отличника. Этот билет давал право выбора места практики, свободного посещения занятий и преимущества в получении путевок в дома отдыха.

 

Вместе с тем, в комсомольской организации УПИ в погоне за необычными формами работы допускались и надуманные методы работы. Так, в некоторых группах комсорги перед семинарами по марксистско-ленинской теории поголовно проверяли конспекты, в других группах - назначали ответственных за семинары, разбивали группы на пятерки. Комсомольская фантазия била ключом! Но здравый смысл взял верх. Такие формы работы в середине 50-х годов исчезли.

 

Особое внимание комитет ВЛКСМ уделял марксистско-ленинской учебе актива. Задача была не из легких, поскольку число активистов в УПИ приближалось к 2000. Поэтому анализ сдачи соответствующего предмета в каждую сессию по каждому человеку представлял значительный труд. Агитационная работа комсомольской организации постоянно совершенствовалась. В начале 50-х годов при комитете ВЛКСМ была создана группа лекторов, которая вела пропагандистскую работу среди 30 подшефных предприятий и учреждений города. Объем работ и, соответственно, число агитаторов увеличивалось в период выборов в Верховный Совет СССР и Верховный Совет РСФСР. Так, на выборах 1950 года агитационную работу вели 800 студентов, а на выборах 1954 года - 1800.

 

Об агитационной работе рассказывает Е.И. Казанцев.

 

«Комсомольской организации много приходилось заниматься агитационной работой среди населения Кировского района в период выборных кампаний. За нами был закреплен Пионерский поселок. В то время поселок представлял собой частные дома с огородами и плохими дорогами. Комсомольцы-агитаторы обходили каждый дом, беседовали с жильцами, рассказывая о кандидатах в депутаты, о политической и экономической обстановке в стране и городе, записывая пожелания избирателей и передавая их затем через комсомольские организации в избирательные комиссии или в партийные организации».

 

Для расширения лекционной пропаганды в 1954/55 учебном году в институте был создан комсомольский лекторий, где часто выступали члены парткома и партийных бюро. Комсомольская организация УПИ уделяла большое внимание будущему контингенту студенчества. Для привлечения наиболее подготовленных выпускников средних школ комитет ВЛКСМ устраивал встречи десятиклассников с преподавателями и студентами. В 1954 году было организовано специальное экскурсионное бюро, где в качестве экскурсоводов работали студенты-комсомольцы. Они показывали десятиклассникам лаборатории, кабинеты, читальные залы. Два раза в год - в период зимних и летних каникул - в УПИ практиковался «День открытых дверей». В этот день тысячи старшеклассников заполняли коридоры и аудитории института, молодежь знакомилась с одним из лучших вузов страны. Постоянные представители комитета ВЛКСМ и факультетских бюро беседовали с абитуриентами в приемных комиссиях института.

 

Предпринятые меры не могли не привести к подъему успеваемости студентов. Высокой успеваемости институт достиг в весенние сессии 1950 и 1952 годов, когда чистая сдача достигла 95,9 процентов. Значительно выросло число отличников. Если в весеннюю сессию 1946 года отличников было 65 человек (3 процента от общего количества), то в весеннюю сессию 1958 года - уже 822 человека (12,7 процента). Хорошо учился комсомольский актив. В 1952/53 учебном году 94 процента комсомольских активистов учились на «хорошо» и «отлично». За отличную учебу и активную общественную работу 50 студентов УПИ в этом же году были награждены Почетными грамотами обкома ВЛКСМ.

 

Окрепло студенческое научное общество. В его работе участвовало около трех тысяч студентов. Увеличилось количество проведенных исследований. Если в первый год его существования было проведено 79 научных исследований, то за 1957/58 учебный год - 1180. С каждым годом росло число курсовых и дипломных проектов, выполненных по заданию предприятий и дающих реальную экономию средств. Эта экономия была вполне существенной. Так, за 1957/58 учебный год она составила 57 миллионов рублей. Комсомольская организация института поставила вопрос о самоокупаемости учебного процесса. Иначе говоря, оказывать такую помощь производству, чтобы она покрывала все затраты на обучение студентов. Комитет комсомола объявил конкурс среди факультетов на лучшее проведение производственной практики. Каждой академической группе был вручен «лицевой счет», в котором отмечались все полезные дела, проведенные во время производственной практики. По ним были подведены итоги конкурса. Первое место в 1957/58 учебном году занял механический факультет. Студентами этого факультета было подано 32 рацпредложения, 18 из которых были внедрены в производство с годовой экономией 500 тысяч рублей.

 

Зоркое око прессы

 

Нельзя обойти вниманием средства массовой информации, которые работали в институте. Благодаря подвижничеству комсомольцев-активистов, они играли большую роль в воспитании студенчества. Многотиражная газета «За индустриальные кадры» широко освещала учебно-производственную жизнь института, работу СНО, публиковала портреты передовиков учебы, рассказывала об их успехах. Хорошим начинанием было введение раздела «По страницам вузовских газет». Газета пропагандировала опыт работы комсомольских групп и лучших агитаторов. На каждом факультете выпускались стенгазеты, таковые имелись и в общежитиях, и в спортивных коллективах. Регулярно выходили сатирические бюллетени «Колючки», «Протирки», «Крокодилы», меловые «Молнии». Для распространения и обобщения опыта стенной печати комитет ВЛКСМ проводил учебу редколлегий, ежегодно в день печати устраивал выставки-конкурсы стенгазет. В 1952/53 учебном году лучшим органом стенной печати была признана газета «Строитель» - орган комсомольского бюро строительного факультета. Ее редколлегия состояла из 30 человек, выходила она 2-3 раза в месяц. В 1954/55 учебном году с большой отдачей работала редколлегия стенгазеты «Механик» (механический факультет). Ее редактор комсомолец Ю. Апрелков был награжден Почетной грамотой обкома комсомола.

 

По-прежнему пользовался популярностью боевой орган комсомольской сатиры «Бокс», который выходил не менее трех раз в месяц. В 1954/55 учебном году комитет ВЛКСМ создал четыре сменные редколлегии из 36 человек. Каждую редколлегию возглавлял сменный редактор, а возглавлял эту творческую команду главный редактор. Такая структура позволила довести выпуск газет до 5-6 в месяц, организовать соревнования между сменными редколлегиями и, таким образом, улучшить содержание «Бокса». Номера вывешивали у входа в комитет комсомола, и толпа читателей запруживала широкий коридор. Возле каждого очередного номера иногда появлялись авторы и ревниво наблюдали: смеются или нет? В книге отзывов БОКСа есть историческая запись:

 

Друзья! Успехам вашим рады!

Поднять престиж желая земляков, Шагаем в «Бауманку» творческой бригадой:

Борис Ефимов, Кукрыниксы, Михалков.

Выездная редакция «БОКС»

газета "за индустриальные кадры", 1956 год

 

Две недели бригада газеты «БОКС» в составе В. Лоскутова, Г. Потапова, В. Агапова, А. Чемиринского провела на целинных землях в совхозах, где работают наши студенты. Они знакомились с жизнью и работой политехников, выпустили семь номеров газеты «БОКС», произвели небольшую киносъемку. В настоящее время одна бригада выехала в колхозы и совхозы Свердловской области. Часть редакции занята обработкой материалов, собранных на целине, подготовкой первого номера институтского «БОКСа».

К своему 15-летию в 1958 году газета выпустила 311 номеров, в которых освещалось 5095 тем.

Популярность газеты инициировала создание киностудии «Бокс-фильм».

Вспоминает Б. Урицкий, выпускник УПИ, заслуженный деятель искусств России, режиссер документальных фильмов Свердловской киностудии.

 

- Все началось с того, что на одной из кафедр нашего славного института мы обнаружили киносъемочную камеру и небольшой запас кинопленки. Камера в технический вуз попала, по всей вероятности, для научно-исследовательских целей, но, на наше счастье, использована по этому назначению не была и вместе с пленкой и комплектом сменной оптики пылилась без дела. Камера этой модели, конечно же, устарела и в профессиональном кинематографе не использовалась, ей на смену пришли другие, более совершенные модели. Однако, свою роль в истории нашего кино камера КС-50Б (а именно о ней идет речь) сыграла, так как именно ею были вооружены все наши фронтовые кинооператоры, именно эта камера запечатлела бессмертную кинолетопись Великой Отечественной войны.

 

Идею создания своей институтской любительской киностудии горячо поддержал бессменный руководитель и главный редактор знаменитой институтской стенгазеты «БОКС», преподаватель кафедры высшей математики Алексей Борисович Федоров. Долго искать желающих заняться новым для нашей самодеятельности не пришлось. Коллектив любительских киностудий сформировался довольно быстро. Для начала решили снять документальный фильм «Студенты УПИ на полях Алтая и Урала». Особенно запомнились в этом фильме кадры небольшой демонстрации студентов, обращенной к нерадивым колхозникам, коих на селе в ту пору было немало.

Студенты шли по селу и несли лозунг:

 

«Товарищи колхозники! Поможем студентам убрать урожай!»

 

Успех нового фильма окрылил нас, и мы сняли второй фильм, близкий по теме к первому. Это был имевший большой успех у институтской аудитории фильм «Дневник целинника». Вот что писал журнал «Советский экран» № 13 за 1957 год о работе любительской киностудии УПИ: «В главной роли снимался дипломник строительного факультета Ю. Ершов, в роли героини фильма Оли Марковой - студентка энергетического факультета М. Усталова. Хотя большинство исполнителей - давние участники театральной самодеятельности, правдивость их игры зависит, видимо, не столько от актерского опыта или дара перевоплощения, сколько от того, что им не было особой нужды «перевоплощаться»: почти все они играли «самих себя». Так, героиня фильма едет на фестиваль в качестве отличной спортсменки, а исполнительница ее роли является чемпионкой института по художественной гимнастике; выведенного в фильме профессора играл профессор Н. Мазуров, библиотекаря - институтский библиотекарь М. Уржумцева и т.д. И даже в появившемся на экране милиционере зрители узнали местного участкового милиционера А. Корюкова.

 

Студент 5 курса архитектурного факультета Б. Урицкий явился основным автором сценария, режиссером и оператором. У него есть соавторы и помощники-студенты, одним из соавторов по сценарию был ассистент кафедры математики А. Федоров. После успеха фильма возникла идея: выпускать периодический киножурнал, который объединил бы любительские киностудии технических вузов.

Так возник киножурнал "Политехник".

Комсомольский секретарь

Вислобоков Виталий Петрович

 

1925-1999 г.г.

 

С 1942 года - техник, токарь-лекальщик Сталинградского тракторного завода,

командир комсомольско-молодежной фронтовой бригады на Уральском танковом заводе.

 

В 1944 году поступил учиться в Нижнетагильский индустриальный институт.

 

В 1949 году закончил механический факультет УПИ им. С.М. Кирова

и был избран секретарем комитета ВЛКСМ УПИ.

 

Доцент кафедры технологии машиностроения.

Заместитель декана механического факультета.

 

С 1962 по 1996 - годы проректор по вечернему и заочному обучению.

Награжден пятью государственными медалями.

 

 

 

 

 

Комсомольский секретарь

Мехренцев Анатолий Александрович

 

1925-1985 г.г.

 

С 1942 по 1950 год - служба в Советской Армии.

Участник Великой Отечественной войны.

 

В 1955-1956 годах - секретарь комитета ВЛКСМ УПИ им. С.М. Кирова.

Был первым командиром отряда УПИ по уборке целинного урожая в 1955 году.

 

Закончил механический факультет УПИ в 1957 году и был распределен на завод им. М.И. Калинина помощником главного инженера по новой технике. По договоренности с руководством завода заканчивал работу в комитете комсомола УПИ. Прошел путь от заместителя начальника цеха до генерального директора производственного объединения.

 

Герой Социалистического Труда.

Лауреат Государственной премии СССР, депутат Верховного Совета СССР.

Делегат XXV - XXVI съездов КПСС. С 1977 года и до последних дней - Председатель исполкома Свердловского областного Совета народных депутатов.

Дискуссия 1956 года

 

Об этом событии писали многие газеты и в том далеком 1956 году и в 90-е годы. Трактовку событий мы даем в изложении очевидцев дискуссии, разгоревшейся на отчетно-выборной комсомольской конференции.

 

слово Е.И. Казанцеву.

 

- В конце октября 1956 года состоялась острая, всколыхнувшая всю комсомольскую организацию, XIX отчетно-выборная комсомольская конференция. Обычно конференции продолжались 7-8 часов в течение одного дня. С докладом (интересным, самокритичным) выступил секретарь комитета А. Мехренцев. Он был секретарем с июля 1955 года, когда я передал ему свои полномочия в связи с отъездом на преддипломную практику и дипломирование в Челябинск-40. Конференции УПИ всегда вызывали большой интерес, и на них обычно, как и в этот раз, приезжали не только районные, городские и областные комсомольские руководители, но и руководители партийных органов. На конференции обычно комитетом комсомола приглашались иностранные студенты, учившиеся в институте. Я в то время был членом парткома и был приглашен на конференцию. Все, что здесь изложено, - это то, что сохранила моя память.

 

После доклада А. Мехренцева, выступлений ряда делегатов, носивших и критический и, вместе с тем, конструктивный характер, слово было предоставлено заместителю секретаря бюро ВЛКСМ ФтФ А. Немелкову. Он критиковал не столько работу комитета ВЛКСМ УПИ, сколько, как он заявил, обстановку в стране. Резко критиковал деятельность И.В. Сталина и подхалимскую позицию руководителей, что привело к необоснованной травле и даже уничтожению многих людей, грубым ошибкам в период подготовки и проведения войны. В то же время снисходительно относились к ворам, работающим в торговле, растаскивающим дефицитные товары и продукты.

 

Председатель конференции Л. Бармин перебил его речь вопросом:

- Что вы скажете о работе комитета комсомола, что предлагаете для улучшения работы комсомольской организации?

  Он ответил:

- Не мешайте мне говорить о том, что я думаю, а комсомол должен больше заниматься улучшением жизни людей, и студентов в том числе. Среди делегатов произошел раскол - одни поддержали А. Немелкова, другие - наоборот. В зале стоял шум и гам. Дело в том, что имя И.В. Сталина у многих оставалось почти святым. Его имя было связано с Великой Победой, могучим подъемом и восстановлением всех сторон народного хозяйства. А ошибки? У кого их нет. Чем крупнее руководитель, тем серьезнее ошибки. Несмотря на Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года «О преодолении культа личности и его последствий», авторитет И.В. Сталина и вера в его роль в достижениях социализма сохранялись у большей части народа. Выступления некоторых комсомольских и партийных активистов, осудивших выступление А. Немелкова, встречались в штыки многими делегатами, но и одобрявшие выступление А. Немелкова также встречались захлопыванием и даже свистом.

 

Продолжать конференцию было невозможно, поэтому президиум конференции внес предложение о перерыве и продолжении ее работы на следующий день. Вечером этого же дня коммунисты - делегаты конференции, члены комитета ВЛКСМ, а также члены партбюро факультетов пошли по студенческим общежитиям с разъяснением того, что произошло на конференции. Конференция продолжила свою работу на следующий день. На нее приехал заведующий студенческим отделом ЦК ВЛКСМ и секретарь Свердловского областного комитета КПСС В.А. Куроедов. Заведующий отделом был избран в президиум конференции и прошел туда. Но В.А. Куроедов сел в зале среди делегатов, обменивался с ними мнениями и, таким образом, был свидетелем того, что происходило на конференции.

 

Пришли также представители ряда предприятий. Конференция и в этот день проходила так же бурно. Масла в огонь ситуации подлила делегация чехословацких студентов, которые заявили, что они не хотят быть свидетелями зажима критики и удаляются с конференции. В зале - гул негодования: не вмешивайтесь в наши дела, с другой стороны - гул одобрения.

 

Президиум конференции объявляет перерыв в работе до завтрашнего дня. На следующий день (1 ноября) работа продолжается, но сначала в значительной мере повторяется то, что было в предыдущие дни. Примерно через 1,5-2 часа работы в президиум передается записка от В.А. Куроедова, в которой он просит предоставить ему слово. Конференция соглашается. В.А. Куроедов на трибуне. Он спокойно говорит, что он второй день на конференции и внимательно слушал и беседовал с делегатами. Его удивило, что одни и те же студенты по-разному реагируют на выступления своих товарищей. Они то поддерживают сторонников А. Немелкова, то энергично осуждают их.

 

- Мы живем в сложное время, и ошибки, даже очень серьезные, бывают не только у молодых людей, но и у людей старше вас. Я не хочу обвинять А. Немелкова в его ошибках, хотя ошибки носят серьезный характер, и они свидетельствуют о просчетах и его, и многих делегатов в анализе развития нашей страны. Какая она была в дореволюционный, довоенный и послевоенный период? Страна строит новое общество, и можно ли обойтись без ошибок, даже очень крупных? Мы должны учиться, чтобы ошибок было меньше, самокритично их анализировать, как это делает наша партия, скажем, на XX съезде КПСС. Как дана оценка в Постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». Я хорошо знаю, что студенты УПИ (я не говорю уже о выпускниках) во многом помогают нашей стране на целинных полях, в колхозах, совхозах, занимаясь электрификацией, помогая в строительстве жилья, но сегодняшняя конференция свидетельствует о недостатках в политической подкованности многих делегатов. Мне думается, что свою Родину-Мать мы должны беречь и словом, и делом и не поносить ее никогда. Считаю, что оценку выступления Немелкова может дать комсомольская организация, где он учится, и где его хорошо знают. Я поддерживаю тех, кто считает, что делегаты комсомольской конференции высшего учебного заведения - авторитетной организации в нашей стране должны, прежде всего, сосредоточить свое внимание на дальнейшем улучшении дел в своей организации.

 

Выступление А.В. Куроедова продолжалось 8-10 минут, оно не носило начетнического характера, он призывал более ответственно относиться к своему слову. Оно носило скорее отеческий характер. Он пожелал успехов и прошел в зал на свое место. После его выступления в зале раздался как бы вздох облегчения, и делегаты долго аплодировали оратору.

Сестре Инне Из письма Владимира Лямшева

выпускника 1958 года

 

Ноябрь 1956 года. Сейчас у меня весьма возбужденное состояние. Только что пришел с беседы с секретарем парткома и секретарем райкома. Вызывали они нас троих – меня, Кабанова и Ткаченко – как какой-то дурак выразился, главных оппозиционеров. Но ты немного не в курсе дела. У нас была институтская комсомольская конференция. Я думал, что она пройдет, как всегда, серо, и, когда меня выдвинули делегатом, я отказался. Но оказалось так, что я об этом пожалел позже, когда услышал, как идет конференция. Правда, если бы я не отказался, и конференции такой бы не было, т.к. на нее бы не попал главный виновник событий Немелков.

 

Это с моей легкой руки его туда избрали – я предложил вместо себя, и все дружно согласились. Но по порядку. Немелков выступил и, желая расшевелить комсомольцев, призвал обсудить некоторые вопросы, из-за чего в нашей комсомольской жизни много серости. Но выступление прозвучало, с точки зрения некоторых членов партии, антипартийно. И они ничего умнее не придумали, как огульно на него обрушиться: такой, сякой – одним словом, ставленник империализма. Но конференция пошла вразнос. К трибуне рвались толпами, чего никогда не наблюдалось. И все, сначала защитив Немелкова от нападок, продолжали говорить о всевозможных недостатках нашей жизни.

 

После заседания, которое длилось необычно долго, с Писчасовым долго говорили в парткоме. Предлагали осудить выступление Немелкова. Вся делегация поджидала его. Теперь к ней присоединился я, и вообще, набилось полно народа. Долго обсуждали, как быть дальше. Кто-то высказал предложение выступить завтра с декларацией. Далеко за полночь текст кое-как согласовали. Осудив некоторые из положений выступления, делегация предлагала не отбрасывать рациональные его зерна. Начиналась она словами: «Выступление своевременное и нужное». Декларация внесла еще ряд предложений: просить ЦК ВЛКСМ, чтобы он потребовал от комсомольских организаций строгого исполнения положений Устава, строго индивидуально принимать в комсомол, гнать всех, кто мешает в комсомоле, устраивать диспуты на политические темы, обсуждать решения партии, чтобы эти решения доходили сознательно, а не талмудистски. И еще много чего.

 

Уже вечером это все стало известно в ЦК ВЛКСМ. Те собрали пленум, обсудили ход нашей конференции, запросили ЦК КПСС и сюда сообщили, что конференция идет неверно. А в это время конференция вовсю обсуждала нашу декларацию. Все ее поддерживали, добавляя свое. Коммунисты уже не выступали – растерялись. Потом решили: каждая делегация обсудит все материалы конференции, придет к какому-то мнению и назавтра в 17 часов соберется снова. У нас собрался актив. Было много начальства. Бурно спорили больше 4 часов и почти ничего нового не добились, кроме изменения общей оценки. Предложение обсудить все пункты затерли и этим поплатились. Знаешь, в это время занятия в институте, по сути, прекратились. Кругом все дебатировали.

 

Когда конференция вновь собралась, половина делегаций в основном поддержала положения нашей декларации. На сей раз выступали секретари обкома, горкома и много другого начальства. Кое-как замяли это дело и приняли решение с осуждением поведения нашей делегации. Т.к. в институте шло много толков, решили материалы конференции вынести на обсуждение в группы и факультеты. Ну вот, завтра у нас факультетское комсомольское собрание. Наша группа считалась неблагонадежной, поэтому сегодня мы были вызваны в райком, где толковали больше двух часов. Много дала эта беседа, очень много. За время конференции и после нее много понял, на многое стал смотреть другими глазами.

 

6 ноября о конференции сообщила Би-Би-Си.

Сволочи – быстро узнают все. И еще: какая-то сволочь начала разбрасывать листовки.

Завтра, скорее всего, Немелкова выведут из бюро, исключат из комсомола. Думаю, то же случится и с Писчасовым (наш секретарь). Устраиваем перевыборы – «нужно для общественного мнения». Когда-нибудь поговорим об этом подробно, если пожелаешь. Ты следишь за печатью? Венгрия, Египет. У нас уже появились добровольцы в Египет. Инна, если у вас какие толки идут в отношении «путча» в Свердловске, рассказывай, убеждай, что никаким «путчем» и не пахло. Тем более, сейчас, когда не только у нас – в МГУ, в Ленинграде – пришлось летом менять много руководителей, в энергетическом институте и других. Хрущев к нам относил слова о волнениях в умах студентов. Кстати, на партсобраниях много говорилось о своих ошибках. Думаю, результатом конференции является то, что на нас стали смотреть не как на детей, а на людей, которых воспитывать нужно по-взрослому. Обещали сменить многих преподавателей СМЛ и политэкономии.

После выступления В.А. Куроедова мнения большинства делегатов изменились, и их выступления стали носить более взвешенный характер. Работу конференции перенесли на следующий день. Четвертый день работы (2 ноября) начался с выступления секретарей бюро ВЛКСМ факультетов - руководителей делегаций. Большинство из них осудило выступление А. Немелкова, хотя руководитель делегации физтеха пытался в какой-то мере защитить его, но поддержки конференции не получил. После руководителей делегаций слово было предоставлено знатному кузнецу УЗТМ Т. Олейнику, члену Президиума ВЦСПС. Он рассказал о работе своей бригады, чем он занимается как член Президиума, и в заключение, заявил, что среди торговых работников, как и других рабочих и служащих, есть даже преступники. Они привлекаются к различным наказаниям, в том числе уголовным. У него есть сестра, работающая в магазине. Он хорошо знает жизнь ее семьи и друзей и может сказать, что все они - честные труженики. Так что нельзя всех работников торговли обвинять в нечестности.

 

- Вы готовитесь стать руководителями, и от вас будет многое зависеть, чтобы ваши подчиненные и вы сами были честными людьми, укрепляли могущество нашей страны. Я как член Президиума ВЦСПС - один из рядовых тружеников УЗТМ, учусь по механической специальности и принимаю участие в выработке решений, которые позволяют людям, в том числе студентам, жить лучше, лучше учиться. Практически все - бесплатное жилье, работу всем, учебу желающим, отдых нуждающимся и многое другое - дает Советская власть. Берегите ее и не поливайте грязью.

Зал принял выступление Т. Олейника аплодисментами.

КОМИТЕТ ВЛКСМ ВО ГЛАВЕ С Е.И. КАЗАНЦЕВЫМ - 1954 год

 

После перерыва конференция перешла к заключительной части своей работы.

Прежде всего, была дана оценка работы комитета ВЛКСМ. Абсолютным большинством работа комитета была признана удовлетворительной. При обсуждении проекта постановления делегатами были внесены важные дополнения: комитету ВЛКСМ учесть высказанные критические замечания, изменить стиль, формы и методы работы; комсомольской организации физико-технического факультета обсудить и принять решение по выступлению А. Немелкова.

 

Перешли к выборам членов комитета. Впервые конференция приняла решение о том, чтобы делегации на своих собраниях обсудили каждого кандидата, рекомендуемого в состав комитета. С этой целью был объявлен перерыв. Повторяю, что я не был делегатом конференции, и поэтому ушел на кафедру. Занимаюсь своими рабочими делами. Раздается звонок из комитета ВЛКСМ. Меня просят прийти на собрание делегации физтеха. Я пришел и услышал свою фамилию, рекомендуемую в состав комитета. Я взмолился:

 

- Я уже проработал заместителем и секретарем комитета почти три года, сейчас я аспирант, член парткома, надо дать возможность другим товарищам поработать в комитете комсомола. Товарищ из партбюро факультета заявляет, что они также поддерживают предложение комсомольцев. Так меня снова рекомендуют в состав комитета. Затем конференция избирает меня и других товарищей членами комитета, а после этого комитет, по предложению заместителя секретаря парткома Н.Г. Веселова, избирает меня секретарем комитета. Итак, конференция продолжалась 4 дня и завершилась 2 ноября 1956 года. Мы сразу договорились, что все члены комитета подготовят свои предложения в план работы, предварительно прочитав протокол и постановление конференции. В первую очередь необходимо было готовиться к торжественному заседанию и демонстрации, посвященным очередной годовщине Великого Октября.

 

Интересно, что 3 ноября во второй половине дня в комитет пришел А. Немелков и говорил, что он слышал передачу «Голоса Америки» и в ней передали, что студент секретного факультета УПИ Немелков на комсомольской конференции подверг резкой критике работу партии, Советской власти, комсомола, торговли и других сторон жизни СССР. Его выступление было поддержано не только комсомольцами конференции этого института, но и всех вузов г. Свердловска. «В связи с этим я считаю свое выступление политически ошибочным, подрывающим авторитет СССР, и поскольку меня хвалят враги нашей страны, я не могу быть комсомольцем».

 

Я не знал об этой передаче, да ее слушали в то время немногие. Мы поговорили с ним об учебе, обстановке в группе, я посоветовал ему съездить домой в Челябинск и рассказать родителям, чтобы его выступление и реакция конференции для них не было сюрпризом, поскольку отец работал начальником цеха одного из крупных предприятий. После праздника, собрания группы, заседания бюро ВЛКСМ, в актовом зале состоялось общее комсомольское собрание факультета, на котором обсуждалось персональное дело А. Немелкова. На собрание приехал один из руководителей предприятия атомной промышленности, инструктор студенческого отдела ЦК ВЛКСМ, а также комсомольские и партийные работники района и города. После выступления секретаря бюро ВЛКСМ факультета, сообщившего о решении исключить А. Немелкова из рядов ВЛКСМ, выступил А. Немелков. Он не оправдывался, признал свою грубую ошибку и заявил, что у него было время на обдумывание своего поведения, и он считает решение об исключении его из комсомола правильным. Далее выступили комсомольцы, вносившие предложения об исключении А. Немелкова из комсомола и из института. Были выступления и о том, что он все понял и его не надо исключать ни из комсомола, ни из института, а бюро ВЛКСМ факультета необходимо значительно улучшить свою работу. Поступило также предложение о неправильном поведении на конференции секретаря бюро ВЛКСМ факультета, не занявшего принципиальной позиции. В связи с этим его нужно освободить от обязанностей секретаря.

 

Слово попросил и руководитель предприятия атомной промышленности. Он заявил, что приехал на собрание по поручению Министерства и по согласованию с ЦК ВЛКСМ. Ему поручено заявить, что если собрание не примет принципиального решения, то все выпускники факультета не будут распределены по своим специальностям на предприятия атомной промышленности.

 

После почти трехчасового обсуждения были приняты решения.

- А. Немелкова исключить из рядов ВЛКСМ и просить дирекцию института исключить его из числа студентов;

- Секретаря бюро ВЛКСМ освободить от его обязанностей и избрать секретарем В.Д. Пузако, ранее избиравшегося на эту должность

  и пользовавшегося большим авторитетом среди студентов и преподавателей.

 

Комитет комсомола поддержал принятые комсомольским собранием факультета решения. На этом история с А. Немелковым не закончилась. Через 2-3 месяца я получил от него письмо. Он сообщил, что вместе с группой других парней, бывших студентов из различных городов, служит в саперной воинской части около Новосибирска и занимается строительством военного объекта. Он сожалеет о случившемся, пытается в свободное время (но у сапера его не много) найти нужную литературу и надеется после 2-х летней службы продолжить учебу и получить техническое образование. Примерно через два года мы встретились с ним у входа в главный корпус УПИ. Я попросил его рассказать о планах. Он показал характеристику из воинской части. Характеристика хорошая, командование части рекомендует А. Немелкова для продолжения учебы в вузе.

 

Далее он показал два заявления. Одно из них ректору Челябинского политехнического института, с просьбой принять его в число студентов с визой ректора: «Зачислить при условии согласия ректора УПИ и доставки всех необходимых документов». Второе заявление адресовано ректору УПИ Н.С. Сиунову с просьбой восстановить его в институте и дать согласие о переводе в ЧПИ. Мы пошли в ректорат. Н.С. Сиунова не было на месте, и мы зашли к проректору по учебной работе Н.Ф. Плетневу. Он хорошо знал события, связанные с A. Немелковым, и подписал заявление, пожелав ему успехов в учебе и жизни. Канцелярия быстро отпечатала приказ, его снова подписал Н.Ф. Плетнев, и наш заявитель, окрыленный, пошел на встречу с товарищами-физтеховцами. Так А. Немелков стал студентом ЧПИ. Успешно его закончил и работал на тракторном заводе.

 

Не хлебом единым

 

Культурно-массовый сектор комитета ВЛКСМ всегда возглавляли люди творческие, самозабвенно отдающие себя работе и днем, и ночью. Они пытались пробудить в студенте любовь к музыке, живописи, литературе. Одаренным студентам предлагали занятия в кружках художественной самодеятельности. Художественная самодеятельность начала бурно развиваться в начале 50-х годов. В самодеятельных кружках в 1955 году занималось свыше 2000 студентов. Развитию природного таланта способствовали хор, симфонический оркестр, оркестр народных инструментов, духовой оркестр, вокальный кружок, хореографический коллектив, кружок художественного слова, кружок изобразительных искусств. Кроме того, на каждом факультете работали те или иные кружки художественной самодеятельности.

 

Много лет существовал в институте театральный коллектив, которым руководил режиссер ТЮЗа А. Виленский. Широкой популярностью пользовались такие спектакли, как «Шакалы» А. Якобсона, «Чужой ребенок» B. Шкваркина, «В сиреневом саду» Ц. Солодаря. С 1956 года в институте стал проводиться фестиваль «Праздник весны». Об истоках фестиваля вспоминает Е.И. Казанцев. «Партком, комитет ВЛКСМ, другие организации постоянно уделяли большое внимание подготовке и проведению Первомайских, Октябрьских праздников, Дня Победы. Вечера отдыха УПИ вызывали неподдельный интерес у всего студенчества города.

 

Всегда были бесплатными, вход - по пригласительным билетам. Над подготовкой таких вечеров, а также смотров художественной самодеятельности института много работали члены комитета ВЛКСМ И. Соловьев и В. Мандриков, профкома - И. Потапов, клуб во главе с С.П. Ушаковым и Д. Стерном и многие другие. Непререкаемым авторитетом в городе пользовался хореографический коллектив института. Он выступал не только на любой сцене, но и, как правило, исполнял танцы, особенно «Тачанку», на праздничных демонстрациях.

 

Далеко не все желающие студенты могли попасть на них. Это объяснялось относительно небольшим числом мест в актовом зале, хотя зал вмещал более 1200 человек и был одним из самых больших и красивых в городе. Для значительного расширения числа участников вечеров директор института профессор Г.А. Пруденский пришел в комитет комсомола и выразил свое неудовольствие скученностью на вечерах, невозможностью для многих принять участие в них. Он сказал, что надо проведение вечеров менять, особенно в теплое майское время, заявив: «Ты, Женя, должен организовать массовое интересное гуляние на улице - перед главным корпусом, я беру на себя асфальтирование подъездных дорог (в то время подъездные дороги были выложены кубическим булыжником)». Одновременно он поделился своим видением этого гуляния. «Должны принять участие коллективы художественной самодеятельности, спортсмены, показывайте кинофильмы, установите какие-то призы победителям и организаторам. Одним словом, больше инициативы и изобретательности».

 

Поскольку до 30 апреля - дня гуляний - оставалась неделя, то на следующий день в комитете комсомола собрались руководители профкома, клуба, спортклуба, кафедры физвоспитния, редакции газеты «ЗИК», от хозяйственных служб - электрики. Организаторы культурных мероприятий подготовили примерный план проведения этого вечера. Был предусмотрен показ нескольких художественных и документальных фильмов, выступления участников художественной самодеятельности факультетов, соревнования умельцев по поднятию 32 кг гирь, штангистов, шахматистов и др. Для многих участников совещания предложения оказались неожиданными, но авторитет директора и комитета ВЛКСМ сыграли свою роль.

 

И вот, 30 апреля 1956 года вечер состоялся. Его открыл Г.А. Пруденский. Вечер превзошел все ожидания. Веселье было кругом. На вечере было от 4 до 5 тысяч человек (а ранее - 1,5-2 тысячи). Он положил начало празднику студентов «Весна УПИ». Особенно массовая, с множеством творческих находок, «Весна УПИ» состоялась в 1957 году. Она посвящалась Дню Победы и Международному фестивалю студентов и молодежи. Этот праздник продолжался два дня - 8 и 9 мая. В первый день, кроме коллективов художественной самодеятельности, личных спортивных состязаний, фильмов, проводился конкурс костров факультетов. Вокруг каждого костра группировались коллективы факультетов. Гитары, баяны помогали им петь, плясать, сражаться за первенство. А в это время шел большой концерт, спортивные состязания, фильмы и многое другое.

 

Нужно сказать, что на наш праздник приехали друзья из ЛПИ, МВТУ и Каунасского политехнического института. Они приняли участие также в художественной части праздника. В первый день с утра с целью рекламы над городом совершил несколько раз полет самолет. Этот самолет выполнял важную задачу. На месте пилота вторым в самолете сидел студент радиофака Сергей Киселев (впоследствии тренер космонавтов по парашютному спорту). Он распространял различные листовки, разработанные комитетом комсомола, призывающие принять участие в празднике УПИ. Безусловно, Сережа нам помог, поскольку в первый же день в празднике приняло участие более 20 тысяч человек, хотя с самолетом и факельным шествием, которое состоялось на следующий вечер, мне пришлось объясняться в целом ряде инстанций. Следующий день начался с традиционной эстафеты на приз газеты «За индустриальные кадры».

 

Далее, на стадионе состоялся матч между комитетом комсомола и профкомом по пушболу (это специально изготовленный мяч диаметром примерно 1,8 м). На стадионе проходили различные виды спортивных состязаний. Затем со стадиона перешли на эстраду, смонтированную около центральной дорожки к главному корпусу недалеко от улицы Гагарина. На этой эстраде развивалось представление на тему «Мы боремся с пороками человечества». Был написан сценарий, по которому выступали прокурор, адвокат, судья с народными заседателями. «Судили» двоечников, хулиганов, жуликов, грубиянов, поджигателей войны. Перед эстрадой был сооружен костер, и народные заседатели «сжигали» пороки. «Пороки» были изготовлены в виде макетов из фанеры, раскрашенных различными красками. Около 22 часов началось факельное шествие, которое открывалось духовым оркестром. Несколько тысяч студентов с факелами, оркестром и песнями отправились от УПИ по проспекту Ленина. Около Плотинки нас прихватили пожарные и настойчиво посоветовали бросить факелы в Исеть, чтобы потушить их. Пришлось последовать разумному совету. Колонна дошла до памятника В.И. Ленину и завершила там наш праздник.

 

Замечательной стороной «Весны 1957 года» явилось то, что в ее подготовке принимало участие абсолютное большинство комсомольцев. Это привело к значительному улучшению работы организации, сплотило всех комсомольцев, повысило авторитет УПИ. Хотелось бы назвать имена некоторых комсомольцев, которые внесли свой заметный вклад в подготовку и проведение праздников, а многие из них продолжили это дело дальше. Начинали подготовку и проводили вместе со мной праздник в 1955 году А. Добрыдень (в дальнейшем - зав. отделом науки и учебных заведений ОК КПСС), А. Мехренцев - летчик, фронтовик (в дальнейшем - Герой Социалистического Труда, председатель Свердловского облисполкома). В 1957 году со мной работали фронтовики Е. Суханов и А. Карочкин, а также Леонтьев, Л. Бармин, В. Житенев, С. Козлов, Н. Ищенко, В. Зуев и многие другие. Фестиваль нас породнил. Солидарность - главное слово фестиваля, который стал традиционным и приобрел международный характер. В 2005 году (год 85-летия УГТУ-УПИ) отмечалась 20-я «Весна УПИ». Я очень рад, что наше начинание живет и развивается более 50 лет».

 

В 1954 году авторы - студенты Г. Юзбашев, В. Кобяков, Р. Сорокина, Г. Зубов показали юмористическое шоу «В нашей жизни всякое бывает». В нем нашли отражение вопросы учебы, быта и взаимоотношения молодежи института. Это шоу получило высокую оценку на городском смотре художественной самодеятельности вузов. В 1955 году на суд зрителей было представлено новое шоу «Фальшивые ноты», о котором лестно отозвалась газета «Уральский рабочий». О художественной самодеятельности политехников вспоминает М. Шварц, выпускник УПИ 1959 года.

 

«Строго говоря, студенческая художественная самодеятельность политехников всегда носила ярко выраженный эстрадный характер, то есть была зрелищной, развлекательной, юморной. Факультетские смотры зачастую превращались в захватывающие соревнования эстрадных программ, которые готовились в глубокой тайне от соперников. Во время конкурсных просмотров актовый зал УПИ до отказа заполнялся зрителями-болельщиками, горячая реакция которых подхлестывала исполнителей на сцене. Нужно учитывать, что в самом начале пятидесятых не существовало еще не только КВН, придуманного значительно позднее на Центральном телевидении, но и самого телевизионного вещания в Свердловске. Отсюда становится понятен тот исключительный интерес, проявляемый тогдашней институтской общественностью к смотровым эстрадным концертам. Да, именно институтской, а не только студенческой общественностью, так как наряду со студентами в зрительном зале всегда можно было увидеть и убеленных сединами преподавателей».

 

Концертные бригады института выезжали на городские площадки и подшефные колхозы Богдановичского района. Только в 1958 году на подшефных объектах силами студенческой молодежи было дано 220 концертов, на которых побывало 100 тысяч зрителей. В период летних каникул они выезжали к целинникам в Казахстан и Алтайский край, где выступали практически ежедневно. Все участники были награждены грамотами Свердловского обкома, Алтайского крайкома ВЛКСМ, грамотами ЦК профсоюза работников культуры.

 

Еженедельно комсомольская организация института проводила студенческие вечера отдыха. Активно отдыхали студенты и в воскресенье. Для примера приведем, как проходил один день отдыха на механическом факультете, организованный факультетским бюро ВЛКСМ, профбюро и комитетом ДОСААФ. В организации его приняли участие 150 человек комсомольского актива. С утра - лыжная прогулка, затем легкоатлетические соревнования. После хорошей физической разминки - читательская конференция по роману уральского писателя В. Очеретина «Первое дерзание». На встречу пришел сам автор. В красном уголке проходил шахматный блиц-турнир, в тире метко стреляли, любители искусства любовались шедеврами в картинной галерее. Под вечер - идеологическое мероприятие: лекция о международном положении. Завершается день отдыха эстрадным концертом, подготовленным художественной самодеятельностью факультета.

 

Большой популярностью среди студентов пользовался устный журнал «Хочу все знать», презентация которого проходила в актовом зале. В выходе журнала принимали участие лучшие лекторы города, артисты, писатели, музыканты, деятели науки и техники. Для примера приведем содержание одного из его номеров. Открывался журнал докладом кандидата физико-математических наук А.К. Кикоина о проблемах мирного использования атомной энергии. Гостями журнала были певцы и музыканты из консерватории, которые дали небольшой концерт. Своими впечатлениями о международных соревнованиях поделился абсолютный чемпион СССР по мотоспорту, студент института П. Богдашин. О творческих планах рассказал уральский писатель О. Коряков.

 

Плодотворно работал в институте литературно-творческий кружок, которым руководил Е. Ружанский. В 1957 году приложением к газете «За индустриальные кадры» вышел литературно-художественный сборник «Студенческие голоса». Читали студенты в 50-е годы много и с удовольствием. В группах находилось около 80 библиотечек-передвижек. Широко практиковались диспуты на литературные, музыкальные и спортивные темы. Тему задавали обычно такие журналы, как «Октябрь», «Техника молодежи», «Знание-сила», «Наука и жизнь», «Спорт».

Музыкальная история

 

Песня «Огоньки» была написана в конце 1953 года и впервые исполнена в начале 1954 года на новогоднем вечере в актовом зале УПИ. Первым исполнителем песни был лучший по тем временам тенор института Виктор Гнеденко. Потом она часто исполнялась также лучшим баритоном института Игорем Сенченко. С тех пор песня стала жить своей жизнью. А об авторе этой песни стали ходить легенды. По свидетельству известного уральского поэта, выпускника кафедры архитектуры Владимира Блинова, авторство приписывалось то выпускнику металлургического факультета, погибшему в Афганистане чуть ли не при штурме дворца Амина, то известному в свое время актеру и культуртрегеру УПИ Давиду Стерну, а то даже живой автор объявлялся- некий бард, спевший «Огоньки» на Грушинском фестивале. Были и другие легенды.

 

А дело было так. Я уже писал, что как-то в начале зимы 1953 года, во время одного из концертов, ко мне за кулисы актового зала УПИ подошел наш баянист (к сожалению, никак не вспомню его фамилию) и наиграл мне тихонько красивую мелодию песни военных лет. Ни до, ни после я ни разу не слышал исполнения этой песни. Он предложил мне написать слова, близкие к нашей студенческой жизни. Идея увлекла меня. Не буду скрывать, что я был тогда влюблен в ведущую наших концертов и актрису наших эстрадных обозрений Розу Сорокину. Когда я начал работать над текстом, во мне переплелись чувства любви к ней, любви к институту, предчувствие близких разлук и ожидание новых встреч. Все это было крепко заквашено на бьющей через край молодости, на безотчетной и безграничной уверенности в том, что счастье молодости будет вечным, а все самое прекрасное у нас еще впереди.

 

В результате родился текст, в котором поначалу было слишком много личных моментов, да и на мелодию он не везде ложился. У меня в архиве сохранился один из промежуточных вариантов, из которого в окончательный текст вошли только первый куплет и припев. А там еще были второй и третий куплеты, которые я забраковал. И правильно сделал, как я сейчас понимаю. Да я и не вспомнил бы об этих вариантах, если бы не начал писать эти воспоминания по просьбе Евгения Ивановича Казанцева (он был комсомольским вожаком в наши студенческие годы). В течение ряда лет песня «Огоньки» (в окончательной редакции) была очень популярна среди студентов и выпускников УПИ. Да и сейчас ее все еще поют на встречах выпускников нашей alma mater. И лестных отзывов было предостаточно. Особенно тронула меня песня, написанная в 1992 году Германом Гусевым, выпускником радиотехнического факультета (выпуск 1957 года). Я не был знаком с Германом, а с текстом его песни меня познакомил другой радиофаковец, мой друг Владимир Курбацкий. Вот эта песня:

 

О нас и об «Огоньках»

 

Пусть судьба забросит нас в Калькутту, в Африку, иль даже в Соловки,

Но везде друзей по институту мы найдем по песне «Огоньки».

 

Где бы эта песня ни звучала, вспомним огоньки Втузгородка,

И как будто все пройдем сначала, снова от звонка идо звонка.

 

Чтобы песня не забылась, что мы пели, огоньки светили ярко,

Не тускнели, очень-очень надо всем нам постараться,

Чтоб с друзьями этих лет нам повстречаться.

 

Вспомним неудачи и удачи, горечь поражений, хмель побед,

И взгрустнем немного! не иначе, вспомнив наш любимый факультет.

 

Годы мчат стремительно все дальше. Где вы, нашей юности деньки?

А в глазах друзей, как было раньше, озорные пляшут огоньки.

 

Ну, а теперь - канонический текст

моей песни «Огоньки».

 

Огоньки

 

Мне стало грустно отчего-то... Здесь тополя стоят в цвету,

Расправил крылья для полета родной навеки институт.

 

Мы здесь, любимая, бродили, когда вокруг сады цвели,

Смотреть отсюда мы любили, как в затуманенной дали...

 

Огоньки голубые мерцают, огоньки, точно звезды сияют,

Огоньки золотые горят и как будто бы мне говорят:

- Смело в путь! Мы тебя провожаем. Весел будь!

 

Мы твой путь освещаем. О, как сердцу милы и близки дорогих городов огоньки.

Неповторимые минуты... Передо мною путь далек.

 

Прощайте, стены института, прощай, родной Втузгородок!

До скорой встречи, дорогая! Еще хочу тебе сказать, что не забуду никогда я,

 

Как в озорных твоих глазах... Огоньки голубые мерцают,

Огоньки, точно звезды, сияют, огоньки золотые горят и как будто бы мне говорят:

 

- Смело в путь! Мы тебя провожаем. Весел будь!

Мы твой путь освещаем. О, как сердцу милы и близки

глаз прекрасных твоих огоньки.

 

Существует несколько вариантов музыкальной обработки этой песни.

 

Василий Кобяков

О, нашей молодости споры, о, эти взбалмошные сборы,

о, эти наши вечера! О, наше комнатное пекло,

на чайных блюдцах горки пепла, и сидра пузырьки, и пена,

и баклажанная икра! Здесь разговоров нет окольных.

Здесь исполнитель арий сольных и скульптор в кедах баскетбольных

кричат, махая колбасой. Высокомерно и судебно

здесь разглагольствует студентка с тяжелокованной косой.

Здесь песни под рояль поются, и пол трещит, и блюдца бьются,

здесь безнаказанно смеются над платьем голых королей.

Здесь столько мнений, столько прений и о путях России прежней,

и о сегодняшней, о ней. Все дышит радостно и грозно.

И расходиться уже поздно. Пусть это кажется игрой:

не зря мы в спорах этих сипнем, не зря насмешками мы сыплем,

не зря стаканы с бледным сидром стоят в соседстве с хлебом ситным

и баклажанною икрой!

 

Евгений Евтушенко

Созданный в 1946 году музыкальный лекторий на долгие годы вошел в жизнь института. По своей форме он представлял лекцию-концерт, в которой принимали участие профессиональные искусствоведы, музыканты и певцы. Большое внимание комсомольская организация уделяла бытовым условиям студентов. Ежегодно устраивались смотры-конкурсы на лучшее студенческое общежитие, этаж, комнату и красный уголок. Конкурс объявлялся 1 сентября, итоги подводились 1 мая следующего года. При подведении итогов конкурса учитывалось качество политико-воспитательной и культурно-массовой работы. Вручение наград проходило в торжественной обстановке на институтском вечере. Комсомол института вел большую шефскую работу. В 1954 году насчитывалось 43 подшефных предприятия, два колхоза и подсобное хозяйство. На ряде заводов были созданы школы коммунистического труда, занятия в которых проводились силами научных работников и студентов института. Например, на занятиях школы сварщиков в цехе металлоконструкций УЗТМ был организован цикл лекций по новой сварочной технике. Слушатели этой школы в дальнейшем смогли работать на более производительных сварочных полуавтоматах.

 

Тесное содружество комсомол УПИ установил с комсомольской организацией Белоярской АЭС. По инициативе комитета ВЛКСМ на стройке были организованы курсы повышения квалификации специалистов и курсы по подготовке в институт. Работал также лекторий «По современным достижениям атомной физики». В 1956 году комитет комсомола совместно с горкомом ВЛКСМ, Уральским домом техники и облпрофсоветом подготовил техническую конференцию молодых рабочих города Свердловска. Для подготовки конференции комитет направил на предприятия 50 комсомольцев. 14 марта 1956 года более одной тысячи молодых рабочих и студентов-старшекурсников собрались на пленарное заседание. 15-16 марта работали школы передового опыта, которые собрали 5000 рабочих города.

 

Массовые спартакиады по-прежнему стояли в плане работы комитета ВЛКСМ. Сборные команды факультетов соревновались по лыжам, конькам, легкой атлетике, шахматам и шашкам. Так, в 1954/55 учебном году в спартакиаде участвовало 30 тысяч человек (с учетом состязаний между группами). Спортсмены-политехники являлись сильнейшими в городе по многим видам спорта. Только в 1957 году они заняли около 100 призовых мест в городских соревнованиях. Большими событиями отмечен 1958 год. На всесоюзных студенческих играх, впервые проводившихся в стране, команды тяжелоатлетов и волейболистов УПИ завоевали первое место. Чемпионом игр стал боксер В. Запорочинский. На чемпионате СССР по парашютному спорту ассистент УПИ С. Киселев завоевал звание абсолютного чемпиона.

 

В спортивном коллективе института выросли известные всей стране мастера спорта: Л. Назмутдинова - абсолютная чемпионка СССР по художественной гимнастике, П. Богдашин - абсолютный чемпион СССР по мотоспорту и другие. В середине 50-х годов появились первые мастера спорта по альпинизму: Д. Кузминых, Г. Гордеева и Г. Балдина. В конце 50-х свердловские альпинисты уверенно заявили о себе. В 1953-1957 годах в составе экспедиции ВЦСПС по освоению Алтая участвовали А. Данилович, Г. Волынец, П. Андрияшев. На карте Алтая у безымянных вершин появились названия: пик Уралмаш, пик УПИ, пик Уральцев. В составе первой Всесоюзной экспедиции 1958 года на самый северный семитысячник мира - пик Победы (Тянь-Шань, 7439 м) - были включены наши земляки, выпускники УПИ Евгений Муравьев и Сергей Морозов. Евгений полностью прошел маршрут, а Сергей, находясь в прекрасной форме, был вынужден вернуться - пришлось спускать вниз заболевшего товарища.

 

Где студенты УПИ - там работа кипит!

 

Важное место в работе комсомола УПИ занимала работа по мобилизации студенческой молодежи на уборку урожая, строительство промышленных и гражданских объектов, благоустройство Втузгородка и города. Ежегодно каждый студент УПИ добровольно отрабатывал на благоустройстве Втузгородка не менее 10 часов. В результате планомерной работы по наведению порядка в общежитиях и на прилегающих территориях Втузгородок в течение нескольких лет подряд завоевывал первое место и переходящее красное знамя ЦК профсоюзов работников культуры и Министерства высшего образования в соревновании студенческих городков страны.

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ РЕМОНТНЫХ РАБОТ В ЗДАНИях

МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО И  ХИМИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТОВ - 1954 ГОД

 

Вспоминает Е.И. Казанцев.

«С лета 1957 года комсомольской организации пришлось много заниматься благоустройством и озеленением площади им. С.М. Кирова от ул. Кузбасской (впоследствии - Гагарина) до главного корпуса УПИ и между корпусом металлургического и химико-технологического факультетов до Суворовского училища. Проект благоустройства и застройки двух жилых домов был выполнен выпускником УПИ, архитектором Г.В. Шауфлером. В 1960 году комитету ВЛКСМ выпала почетная обязанность - принять участие в строительстве Белоярской атомной электростанции, первой в мире промышленной АЭС. Честь начать строительство выпала комсомольской организации физтеха (командир отряда Николай Скробов, комиссар - Александр Шварцвальд)». В 1954 году комсомольская организация взяла шефство над строительством завода железобетонных изделий. Только за один год студенты отработали на стройке 12800 человеко-дней. Трудовые традиции сохраняют и выпускники института. О жизни в УПИ с комсомольским задором пишет выпускник энергофака 1954 года Геннадий Семенов.

Молодежный воскресник

газета "за индустриальные кадры", 1955 год

 

В воскресенье свыше 1000 студентов вышли на строительство завода железобетонных конструкций. Комсомольцы расчищали территорию, подвозили строительные материалы, рыли траншеи. Молодежь трудилась с большим энтузиазмом. Особенно хорошо работали студенты физико-технического факультета.

«Поколение, к которому отношусь я и мои сверстники, опалено войной. Некоторые из нас, не успев повзрослеть, прошагали свою молодость дорогами этой войны, другие, что немного помоложе, трудились, зачастую по 12 и более часов в сутки, на заводах с подставками у верстака и токарного станка по причине малого роста или в колхозах, где рано, не по годам, научились пахать землю. Я, несостоявшийся моряк в тельняшке и бушлате (больше-то ничего не было), пришел в институт на третий курс. И как-то уж очень скоро (может быть, за тельняшку) выбрали меня в комитет комсомола института. Считаю, рановато, опыта почти никакого. В училище за толстыми стенами Адмиралтейства при четком распорядке дня все было проще: отведены часы и место для подготовки к занятиям - не захочешь, да выучишь. А на комсомольское собрание - так вообще строем. А мне поручили отвечать за учебный сектор, и получилось, что какое-то первое мероприятие я просто завалил. Получил хорошую взбучку от секретаря, в то время Геннадия Топорищева - строгий был секретарь. После этого разноса считал, что жизнь уже кончилась, до утра бродил по улицам Свердловска. Вспоминал милое училище и своего командира роты с фамилией Фортуна, который уговаривал меня написать рапорт, чтобы оставили в училище. Отказался: «Все равно на море не пустите». И так мне захотелось обратно к своему капитан-лейтенанту Фортуне. Правда, к утру немного оправился, а с рассветом и вовсе решил, что жить стоит. И мало-помалу втянулся в комсомольскую работу.

 

Было у нас в институте одно очень бойкое место, что-то вроде «толкучки», но не в смысле «потолкаться», а встретиться кое с кем и разрешить многие, по нашим меркам, очень важные, общественные вопросы, и прежде всего - комсомольские. Это «толмачевка» - перекресток между крыльями здания, где размещались энергетический, механический и другие факультеты. Во время перерывов в занятиях по коридорам шли бесконечные потоки студентов (даже по радио объявлялось, в какую сторону по какому этажу идти), и можно было заглянуть на «толмачевку». Спортсмены там договаривались о встречах между командами, участники самодеятельности - о работе кружков, комсомольские «вожаки» встречались со своими товарищами в низовых бюро и так далее.

 

Обстановка неофициальная, разговоры дружеские, советы, пожелания - и эту работу выполняла «толмачевка».

Вечерами, чаще в определенные дни недели, комсомольские и другие общественники заглядывали в свои комитеты и бюро, частенько и засиживались там, составляя планы различных мероприятий, да так, что порой голова трещала от них. Не лишены были наши планы и фантазии: «Тогда мы были молодыми и чушь прекрасную несли», - говорил поэт. Чушь не чушь, а посидеть да попланировать любили, да сами, частенько, и подсмеивались над этим. Помню такой случай. В городской молодежной газете «На смену!» появилось стихотворение ее редактора Михаила Пилипенко «Небо темно-синее...» о бесконечных заседаниях и невозможности по этой причине девушке встретиться с любимым. Так уж получилось, что мне первому попалась эта газета, забежал в комитет комсомола: «Ребята, про нас». Вскоре композитор Евгений Родыгин написал музыку на эти слова. Получилась занятная шуточная песня о нашем брате - комсомольском активисте. Я всю жизнь помнил эту песню и даже частенько мурлыкал ее перед друзьями на какой-нибудь вечеринке, пытаясь воспроизводить незабвенный уральский говорок.

 

Но, право же, не были мы такими уж зацикленными на чем-то, как сейчас нас пытаются изобразить. Работа наша, во всяком случае, в основном, была живой, интересной и, скажу без ложной скромности, наверное, полезной. Наставляли нерадивых, чтобы лучше учились и вырастали в специалистов. Нажимали на спорт и смотрели на него, как на источник здоровья. Организовывали туристические походы - опять же для здоровья и от любви к своему краю. Устраивали помощь подшефному колхозу, да и много всяких других дел среди студенчества пытались держать под оком комсомольским. В памяти как-то уж совсем не по выбору и, конечно же, не для подражания всплывают иногда и какие-то курьезные случаи. Об одном из них расскажу, потому что опять же «Тогда мы были молодыми» и могли даже слегка похулиганить по причине своей молодости. После защиты диплома группа ребят нашего факультета из первых защитившихся, сплошь отличников, посидев в ресторане, впряглась в бочку с квасом на улице Ленина и с шумом прокатила ее по мостовой, вернув, правда, ее потом на старое место. И все ведь, негодники, были комсомольцами. Пришлось нашему бюро разбираться с этим случаем. А я, на беду свою, был тогда секретарем пятого курса энергофака, Саша Карочкин, факультетский секретарь, наказал, чтобы строго-настрого... Вызвали мы их на бюро и, признаться можно теперь, насмеялись до слез. Вынесли «суровое» наказание - «Поставить на вид» (было такое) без занесения в учетную карточку.

Алтайская история

 

Стояло лето 1954 года - второго года освоения целинных земель. На перроне свердловского железнодорожного вокзала в тот день и в тот час было очень оживлённо: провожали в поездку на Алтай концертную бригаду студентов Уральского политехнического института. Напутствия давали представители Свердловского обкома комсомола, по инициативе которого была организована эта поездка, а также представители ректората и комсомольской организации УПИ. Не менее тёплой была встреча на алтайской земле, в Барнауле, во дворе крайкома комсомола. И вот уже закончена погрузка в выделенный нам небольшой автобус. Впереди у нас двадцать горячих рабочих дней по целинному маршруту длиной более 1000 километров, разработанному руководством края. Заранее оговорюсь, что в этих воспоминаниях делюсь тем, что сохранили моя память и краткие отрывочные записи в блокноте.

 

- Мы уже целый час в пути. Одни поля пшеницы сменяются другими, на одних идёт уборка урожая, другие уже убраны, третьи ещё ждут своего часа, и кажется, что этим полям нет конца. Даже не верится, что ещё совсем недавно здесь была голая степь, целина. Но вот мы подъезжаем к зерносовхозу «Комсомольский». В крайкоме комсомола нам сказали, что здесь работают свердловчане. Этому совхозу еще нет и года, а на его полях созревает богатейший урожай - 25 центнеров с гектара. Об этом нам с гордостью сообщила наша землячка Алла Силина, заместитель секретаря парторганизации этого совхоза, бывший токарь Свердловского подшипникового завода. Рядом с палатками и полевыми вагончиками нам показали строящийся молодой посёлок, пока ещё весь в строительных лесах. В нём будут школа, больница, клуб. Будут электричество и водопровод. А пока что нам предстоит давать здесь концерт прямо на небольшой ровной площадке рядом с полевым станом.

 

Концерт давали вечером, после окончания рабочего дня, при свете фар двух автомобилей и трактора. Сердечно приветствует зрителей ведущая концерта Роза Сорокина. Стройно исполняется музыкальная заставка нашим инструментальным трио: Курбатский - аккордеон, Голубев - труба, Любынский - гитара. Задорно звучит музыка «Уральского перепляса», далеко по степи разносится топот каблуков. Как всегда, прекрасно выступает танцевальный ансамбль, блистают наши звёздочки - Маша Гаёва и Нина Романенко. Льётся плавная мелодия песни свердловского композитора Родыгина «Уральская рябинушка», которую исполняет Вера Рыссенберг. Затем Вера поёт песню «Уральская шуточная» про бригадира, который «не смутится, не вздохнёт». Песня имеет большой успех, кто-то из наших даже услышал, как стоявшая рядом с нами девушка тихо сказала своему парню: «А ведь про тебя песня-то». Потом я читал свои стихи, потом Игорь Сенченко исполнял мою песню «Огоньки», которая была написана незадолго до этой поездки. Затем Виталий Михайлищев и Володя Тузанкин исполняли шуточную песню «Манечка» Никиты Богословского о сельской девочке, которую колхоз послал в Москву учиться, а она там вышла замуж и «разорвала связь с народом».

 

И далее по программе, которая продолжалась до позднего вечера. Окрылённые первыми впечатлениями и своим первым успехом, мы всю ночь посвятили творчеству. Дело в том, что ещё в поезде, везущем нас на далёкую и неизвестную целину, родилась идея - сотворить марш нашей концертной бригады. Но реальное воплощение эта идея получила именно в эту ночь, после всего увиденного и прочувствованного. Слова мы написали вместе с Яшей Голяком, а к созданию мелодии подключилось наше инструментальное трио.

 

Марш концертной бригады УПИ

 

Зреет на полях широких небывалый урожай,

пролегли пути-дороги через Золотой Алтай.

 

За машиной пыль клубится, веет ветер путевой,

и склоняется пшеница над дорогой полевой.

 

Здравствуй, солнечный Алтай, новый урожайный край,

От друзей - уральцев принимай пламенный привет, Алтай!

 

Нас встречают новосёлы, встречи эти горячи,

раздаётся смех весёлый, Песня веселей звучит.

 

Ни кулис, ни сцен не надо, ночью и в полдневный зной

мы даём концерт бригадам на поляне на любой.

 

О земле алтайской память нам дороже всех наград.

Встретимся мы снова с вами в станах полевых бригад.

 

Пусть не близок путь с Урала, с вами мы одна семья.

Крепче наша дружба стала, вместе запоём, друзья!

 

В дальнейшем все наши концерты начинались с этого марша в исполнении Игоря Сенченко и всего коллектива концертной бригады. Всего за 20 дней мы дали 40 концертов, передвигаясь по маршруту от пункта к пункту в основном на грузовых машинах, которые выделялись нам местной администрацией. Выступали на зернотоках и на машинно-тракторных станциях, в сельских клубах и на вокзалах, на улицах селений и даже на палубе парохода, на котором мы возвращались в Барнаул из конечного пункта нашего концертного маршрута, из г. Камень-на-Оби. Нередко после концерта продолжалось народное гуляние, в котором и мы принимали участие. С большим удовольствием плясали и пели не только молодые люди, но и старики. Приходилось нам и практическую помощь оказывать сельским труженикам. На нескольких полевых станах до начала концерта довелось на току поработать, зерно на машину грузить лопатами. А потом, почти без передышки, наскоро умывшись, мы снова превращались в артистов.

 

Зато как восторженно принимала нас аудитория!

 

Заключительный, прощальный концерт был в Барнауле, на сцене одного из Домов Культуры. Зал был полон, и успех был полным, аплодисменты долго не смолкали. С той же сцены прозвучали обращенные к нам слова благодарности, высказанные секретарём Кировского райкома комсомола города Барнаула. Он пригласил нас снова приехать в гости на Алтай в будущем году и просил передать горячий привет Уралу и уральцам. На следующий день мы прощались с Барнаулом. Во дворе крайкома был совершён скорбный акт прощания с нашей концертной гитарой. Чего только не выдержала эта гитара! Кроме нещадной эксплуатации по прямому назначению, она использовалась как обеденный стол, как карточный стол, как подушка, как сейф для хранения общественных денег. А всё началось ещё в Свердловске, с того, что при упаковке продуктов Любынский разделил её на «ги» (гриф) и «тару». И эту тару использовал в качестве контейнера для продуктов питания. Гитару неоднократно чинили, и она продержалась до конца. В конце концов, она приобрела совершенно нетоварный вид, и после заключительного концерта было решено оставить ее на алтайской земле. Погребение было торжественным. На деке гитары и на мемориальной стелле над надгробным холмиком была начертана эпитафия. Думаю, что бурный поток времени не сохранил это захоронение, но вдруг...

 

Василий Кобяков

выпускник ФтФ 1955 года, ныне профессор, д.т.н.

С душевным подъемом да трудностями материальными прокатились дни студенческие. Напоследок с друзьями, в том числе и с Женей Казанцевым, сходили в сорокадневный туристический поход по Горному Алтаю с его незабываемым Телецким озером, реками Бией и Катунью, и разъехались в места нашей будущей работы. Сельское хозяйство всегда было в центре внимания комсомольской организации. Небольшую историю рассказывает Е.И. Казанцев. «В сентябре 1953 года после сентябрьского пленума ЦК ВКП(б), на котором обсуждался вопрос о развитии сельского хозяйства, было принято решение об увеличении выращивания кукурузы для развития животноводства. Комитет ВЛКСМ УПИ также обсуждал этот вопрос. Комсомольцам механического факультета (секретарь бюро ВЛКСМ Н. Баимов) было поручено сконструировать установку для изготовления торфоперегнойных горшочков по выращиванию рассады кукурузы. И группа комсомольцев-механиков под руководством Славы Нефедова (впоследствии инструктора ЦК ВЛКСМ) изготовила в лаборатории холодной обработки металлов такую установку, опробовали ее на реальной смеси торфа и песка и передали подшефному колхозу им. Мичурина».

 

Зазвучавшее на всю страну слово «целина» отозвалось в сердцах политехников.

 

Именно тогда родился лозунг, которым политехники живут до сих пор:

Где студенты УПИ - там работа кипит.

 

Оставил добрую память комсомол УПИ в целинных совхозах Алтая и Казахстана. В 1955 году по призыву ЦК ВЛКСМ на целинные земли Алтая выехал первый целинный отряд вузов города. 940 комсомольцев института возглавил секретарь комитета ВЛКСМ А. Мехренцев. Отряд собрал около 5 миллионов пудов хлеба, 13,5 тысяч тонн силоса, 6900 тонн сена. 604 человека были награждены Знаком ЦК ВЛКСМ «За освоение целинных и залежных земель». Комсомольский отряд УПИ был признан лучшим среди отрядов Свердловска и был награжден телевизором.

В 1956 году на Алтайскую целину выехали две смены студентов УПИ по 2500 человек. Они выработали 200 тысяч трудонорм и заработали более 4 миллионов рублей. Более 1500 студентов за отличную работу были удостоены медали «За освоение целинных земель», 4000 студентов получили Знак ЦК ВЛКСМ «За освоение целинных и залежных земель». Алтайский отряд повторил трудовой героизм и в следующем году.

 

В 1958 году более одной тысячи студентов работали на уборке урожая в Новосибирской области. Обращение комитета ВЛКСМ: «Студент! Свердловску картофель дай! Меньше копайся - больше копай» - стало лозунгом работы. Урожай был убран на площади 1500 гектаров, а для Свердловска привезли 8000 тонн первосортных клубней.

 

В 1958 году был сформирован Кустанайский «десант». Студенты института сдали государству свыше 6 миллионов пудов зерна. Благодаря работе контрольных постов сохранено 600 тысяч пудов хлеба. Этим хлебом можно было накормить такую страну, как Франция, в течение недели, а студентов УПИ - в течение 70 лет. Именно в эти горячие дни у комсомольцев УПИ родился призыв:

 

Тебе говорим мы, студенту-рабочему. Помни везде - на полях на токах

Каждому колосу - быть обмолоченным. Каждому зернышку - быть в закромах.

 

Силами студентов было отремонтировано 99 комбайнов, 6 тракторов, 50 сеялок, 20 плугов. Было построено 28 жилых домов, 12 животноводческих помещений. За достигнутые успехи отряд УПИ (командир - Л.Ф. Лысин, член комитета комсомола) был награжден Красным Знаменем ЦК ВЛКСМ, а комсомольская организация УПИ - Знаком ЦК ВЛКСМ «За освоение целинных и залежных земель».

 

Вспоминает Е.И. Казанцев.

- Отлично работали отряды химико-технологического факультета (руководители - секретарь бюро ВЛКСМ факультета Н. Ищенко), металлургического (руководители - преподаватель, член комитета ВЛКСМ Я. Пысин и преподаватель А. Дорошкевич), энергетического (руководители - преподаватели А. Морилов и студент С. Козлов). И на Алтае, и в Казахстане с нами была выездная газета «За индустриальные кадры», которая постоянно публиковала информацию о работе студентов и молодых рабочих (редактор Ю. Темников).

 

студенты энергофака в роли копнильщиц-кантарщиц

не пищать!

 

29 сентября 2004 года исполнилось 100 лет со дня рождения Николая Островского, по книге которого «Как закалялась сталь» многие поколения советских людей воспитывали в себе мужество, преданность своему народу и стране, честность, порядочность и благородство. А в 1942 году режиссер Марк Донской снял потрясающий по эмоциональному напряжению фильм по этой книге. Вспомните, друзья, запоминающийся лозунг «Не пищать!», который комсомольцы, строящие узкоколейку для вывоза дров в замерзающий городок, вывесили в своем бараке.

 

Я вспомнил об этой сцене вот почему. В 1956 году ЦК ВЛКСМ обратился к студентам высших учебных заведений Советского Союза оказать помощь в уборке целинного хлеба в Казахстане и на Алтае. В Свердловске был сформирован сводный отряд в 2500 человек для направления на Алтай из числа студентов вторых курсов Уральского политехнического, горного, сельскохозяйственного и лесотехнического институтов.

 

На энергетическом факультете был сформирован отряд в 150 человек. Командиром отряда был назначен я, как секретарь комитета комсомола нашего факультета. Ехали практически на чистое место, так как на целинных землях Алтая весной 1956 года была проведена первая посевная. Поэтому каждый отряд получил сухой паек на двое суток, посуду, котлы для кухни, строительные инструменты, гвозди, скобы, армейские палатки и прочее имущество. Ехали в воинских вагонах – теплушках с одной продолжительной остановкой на воинской платформе в г. Новосибирске, где нас накормили солдатским обедом.

 

Далеко не тепличные условия оказались по силам не всем студентам из числа «городских». Вот здесь и родилась идея использовать корчагинский лозунг. На вагонах нашего отряда мелом крупными буквами быстро написали «Не пищать!». Буквально за часовую стоянку этот лозунг появился на всех вагонах нашего состава. И знаете, настроение даже у нытиков сразу поднялось! Наш вагон, где ехали студенты с электротехнических специальностей факультета, уже к Новосибирску называли поющими. А после Новосибирска пел уже весь состав. 24 июля состав прибыл в г. Бийск, где и разместился штаб отряда УПИ, руководил которым секретарь комитета комсомола института Анатолий Мехренцев.

 

Отряды остальных институтов направлены были в Горно-Алтайскую автономную область. Отряд, в который входили 310 студентов факультетов энергетического, химико-технологического и строительных материалов, был направлен в совхоз «Воеводинский» Марушинского района в 80 км от Бийска. Отряд энергетиков разместился в палаточном городке, остальные ребята - в деревне, где находилась центральная усадьба совхоза. Командиром сводного отряда был Олег Александрович Кучерявый, аспирант энергофака, а после его скорого отъезда командиром сводного отряда назначили меня. Первые дней десять пололи свеклу, заготавливали сено, строили зерносклады и контору совхоза. А потом началась уборка хлеба. Только пшеницы нужно было убрать 20 тысяч гектаров.

 

Механизаторов не хватало, поэтому из числа ребят из сельской местности были назначены комбайнеры и трактористы, а девчата - штурвальными на самоходные комбайны и кантарщицами на прицепные комбайны «Коммунар-6» и «Сталинец». Особенно сложно было, когда в сентябре начались дожди. Чтобы не сопрело зерно, на полевые тока назначали специальные группы по 20-25 человек, которые круглосуточно перелопачивали зерно. До гравийного шоссе 30 км, грузовики с зерном буксировались тракторами. Совхоз брал обязательство сдать государству не менее 800 тыс. пудов пшеницы твердых сортов. К нашему отъезду, 2 октября, совхоз уже сдал 950 тыс. пудов зерна. Нас сменили для окончания работ солдаты осеннего призыва. Десять лучших из нашего сводного отряда были награждены знаком ЦК ВЛКСМ «За освоение целинных и залежных земель». А я был еще награжден почетной грамотой ЦК ВЛКСМ.

 

Сергей Козлов

Выпускник энергофака УПИ 1959 года

Зеленогорск - Красноярский край

К сорокалетию ВЛКСМ комсомольская организация УПИ подошла, несомненно,

более окрепшей, боевой и мобильной. Именно в этот период она стала инициатором многих дел и начинаний, именно в этот период были заложены многие традиции,

которые живы до сих пор и которые свято чтит современное студенчество.

 

Выпускники института, коих насчитывалось к этому времени 25000,

получили не только профессиональные знания, но и организационные навыки.

Им привили вкус к творчеству, к хорошей литературе и музыке,

обучили спортивной культуре.

 

Они прошли школу строителя нового общества,

участвуя в стройках пятилетки, помогая колхозникам на селе. Романтические веяния

50-х привели их на целину, которая запомнилась на всю жизнь.

Они жили и учились, невзирая на политические бури

и сложные бытовые условия.