УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

1938-1948

ГЛАВА 3. ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ НАДЕЖД...

О СЛАВЕ НЕ ДУМАЛИ, СЕБЯ НЕ ЖАЛЕЛИ...

посвящается девяностолетию комсомольской организации УПИ

Исторический план.ru

 

ГВОЗДИ Бы ДЕЛАТЬ ИЗ ЭТИХ ЛЮДЕЙ: КРЕПЧЕ Бы НЕ БЫЛО В МИРЕ ГВОЗДЕЙ!

н. тихонов

 

Война надвигалась с каждым днем.

Цель её - полное уничтожение государства и русской нации. Вот что говорил Гитлер на одном из предвоенных совещаний с командованием вермахта в 1941 году: «Нам недостаточно просто разбить русскую армию и захватить Ленинград, Москву, Кавказ. Мы должны стереть с лица земли эту страну и уничтожить её народ».

 

Готова ли была экономика СССР к крупномасштабной войне? Военные возможности советской экономики, в общем и целом, были достаточны. В годы второй пятилетки вся промышленная продукция выросла вдвое, а продукция оборонных отраслей - втрое. Была проведена техническая реконструкция артиллерии, бронетанковых войск, флота. Количество боевых кораблей выросло, например, в семь раз. На случай войны были созданы опорные дублирующие промышленные базы в восточных районах - на Урале, в Сибири, Казахстане. Форсированно велись работы по созданию мощной нефтяной базы между Волгой и Уралом (второй Баку) и Урало-Кузнецкой металлургической базы. Третья пятилетка, начавшаяся в 1938 году, в полном смысле слова была пятилеткой обороны.

 

На нее приходится усиленное развитие металлургической промышленности, создание сети «заводов-дублеров» на Урале, в Западной Сибири, в Средней Азии - в районах вне пределов досягаемости авиации вероятного противника. В Средней Азии расширялись посевы хлопка, необходимого для производства взрывчатых веществ. Третья пятилетка - это новые авиационные, танковые и другие оборонные заводы. Это разработка новых конструкций самолетов, танков и их первоначальное производство: истребители Як-1, МиГ-3, пикирующие бомбардировщики Пе-2, танки Т-34 и КВ. Завершение экономической и военной программы намечалось на 1942 год.

 

Военный потенциал Германии на тот момент был больше. Подчинив себе почти всю Европу, овладев европейской экономикой, фашисты направили против СССР огромные силы: 80 процентов численности германских войск было сосредоточено на Восточном фронте. Против СССР вместе с Германией воевали Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия.

Если завтра война...

 

Если завтра война, если враг нападет,

Если темная сила нагрянет,

Как один человек, весь советский народ

За любимую Родину встанет.

 

На земле, в небесах и на море

Наш напев и могуч, и суров:

Если завтра война, Если завтра в поход, - Будь сегодня к походу готов!

 

Если завтра война, - всколыхнется страна

От Кронштадта до Владивостока.

Всколыхнется страна, велика и сильна,

И врага разобьем мы жестоко.

 

 

 

Полетит самолет, застрочит пулемет, Загрохочут могучие танки,

И линкоры пойдут, и пехота пойдет,

И помчатся лихие тачанки.

 

Подымайся, народ, собирайся в поход! Барабаны, сильней барабаньте!

Музыканты, вперед! Запевалы, вперед!

Нашу песню победную гряньте!

 

На земле, в небесах и на море

Наш напев и могуч, и суров:

Если завтра война, Если завтра в поход, - Будь сегодня к походу готов!

 

В. Лебедев-Кумач

Жизнь, полная надежд

 

В 1936 году в Советском Союзе была провозглашена победа социализма. В 1938 году был принят Устав Высшей школы, предусматривавший дальнейшее развитие студенческой самодеятельности, повышение роли общественных организаций в жизни вузов. Все граждане СССР независимо от социального происхождения и положения получили равное право поступления в вузы. Отмена льгот для выходцев из рабочих и крестьян оказала влияние на изменение социального состава студенчества.

 

Усилился приток в вузы выпускников средней школы: в 1939 году 80 процентов поступивших в УИИ были вчерашними школьниками. В среде студенчества резко уменьшилось число коммунистов и увеличилось число комсомольцев. В этих условиях особенно возросла роль вузовского комсомола. Более тщательно стал подбираться состав руководящих комсомольских работников. Кроме студентов, в комитет комсомола стали избираться преподаватели, аспиранты, научные работники. Несмотря на омоложение студенчества, молодежь слабо пополняла ряды ВЛКСМ. На факультете черных металлов, например, за первый семестр 1939/40 учебного года комсомольская организация выросла всего на один процент. Положение изменилось с избранием в 1939 году нового секретаря комитета ВЛКСМ Василия Смирнова. Он сконцентрировал вокруг себя сильный комсомольский актив, усилил роль комсорга, изменил структуру факультетских организаций - появились курсовые бюро, подчиненные бюро ВЛКСМ факультета. Энергичная работа комсоргов способствовала росту комсомольской организации УИИ. К 1941 году она насчитывала 2500 членов.

На четырех языках

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 1939 год

 

Впервые за существование УПИ государственная комиссия принимала защиту дипломного проекта на четырех языках: русском, английском, французском и немецком. Отличница учебы с мехфака Лидия Агрова по дипломному проекту на новую в технике проката тему «Непрерывный стан для прокатки и заготовки кровельного железа производительностью в 500 тысяч тонн в год» уверенно сделала доклад на четырех языках. По отзыву главного инженера Верх-Исетского завода Кучина, проект Агровой можно рекомендовать для применения в промышленности.

 

Комсомольский секретарь

СмирноВ Василий Сергеевич, 1915-1973

 

Окончил металлургический факультет УПИ им. С.М. Кирова в 1937 году.

Защитил кандидатскую /1940/, докторскую /1948/ диссертации.

Избран член-корреспондентом АН СССР /1962/.

Заслуженный деятель науки и техники.

 

Избирался секретарем комитета ВЛКСМ института /1939-1940, 1943-1944/, секретарем партбюро металлургического факультета. В 1950 году переведен на работу в Ленинградский политехнический институт заведующим кафедрой прокатного производства.

С 1955 года и до последних дней - ректор Ленинградского политехнического института

им. М.И. Калинина.

Комсомольская организация УИИ стала одной из ведущих организаций города, способной решать сложные задачи, поставленные партией перед высшей школой. Вот что писал о комсомолии УИИ 30-х годов в 1978 году генерал-лейтенант-инженер Е.И. Майков, доцент, кандидат военных наук, заслуженный строитель РСФСР. Он возглавлял комсомольскую организацию УИИ с 1938 по 1939 годы.

 

- Предвоенные тридцатые годы - годы победы социализма в нашей стране - для политехнического института были годами подготовки высококвалифицированных, политически воспитанных и преданных Родине инженеров для нашей социалистической индустрии. Принятое в 1936 году ЦК ВКП(б) и СНК СССР Постановление «О работе учебных заведений и руководстве высшей школой», утвержденный в 1938 году СНК СССР «Типовой Устав высшей школы» потребовали коренной перестройки не только учебной, но и всей партийной и комсомольской работы.

 

В эти годы в институте резко возросла роль комсомола; с середины 30-х годов не так строго, как это было до этого, регулировался прием в ВУЗы по классовому принципу, что привело к чувствительному снижению партийной прослойки и очень заметному росту несоюзной молодежи. Мне выпала честь с 1937 года возглавить комсомольскую организацию стройфака; в 1938 году быть избранным секретарем комитета ВЛКСМ, членом бюро райкома ВЛКСМ и членом Пленума ГК ВЛКСМ. С 1940 по 1941 год был председателем студенческого спортобщества и до окончания института оставался членом комитета ВЛКСМ. С 1938 года всю свою жизнь связал с активной работой в нашей Коммунистической партии, и вся эта большая общественная работа сочеталась с непрерывной учебой в институте. По достигнутым результатам мне была назначена государственная стипендия.

 

Директор института, старый большевик, парттысячник А.С. Качко, партийная организация, возглавляемая в эти годы такими авторитетными организаторами, как С.П. Шабашов, Н.М. Лапотышкин, А.И. Левин, постоянно оказывали большую и конкретную помощь комсомолу института. Комсомольские организации свою основную задачу видели в том, чтобы поистине быть авангардом среди молодежи - учиться отлично и хорошо, показывая пример высокой организованности и дисциплины. Малейший, на первый взгляд, незначительный проступок (нарушение общественного порядка в общежитии, опоздание на лекцию, несвоевременная сдача зачетов и т.п.) был предметом обсуждения. Такие аморальные явления, как пьянка, карались строго - исключением из комсомола, из института.

Комсомольский секретарь

Майков Евгений Иванович

 

Евгений Майков избран секретарем в 1938 году, сын крестьянина-бедняка. Начал свою трудовую биографию 14-летним подростком на Шатуре и в Москве. Работал на строительстве Магнитогорского комбината. Ему выдали расчетную книжку № 1001 и для начала направили копать землю. Потом сказали: «Направляем тебя на плотину». И это стало одним из главных воспоминании в его жизни - железобетонная плотина, длиной в один километр. 7 августа 1930 года состоялось общее собрание строителей плотины. Собрание постановило: закончить сооружение к тринадцатой годовщине Октября, за 75 дней. Женю Майкова назначили бригадиром бетонщиков. Было ему тогда семнадцать лет.

 

В бригаде - башкиры, украинцы, белорус, татарин, русские, якут. Интернационал! В середине сентября посыпались трудности - нехватка стройматериалов. Вернее сказать так: темпы взяты были такие высокие, что не хватало рабочих рук разгружать вагоны. Создается отряд энтузиастов, чтобы работать на прорывах. Во главе отряда - Е. Майков. Спать энтузиастам больше четырех часов в сутки не приходилось. Несмотря на это, на основной работе нормы выполнялись на 150-170 и более процентов.

 

Плотина была окончена 1 ноября. E. Майкова назначают помощником прораба по железобетону на строительстве коксохимического цеха. Тогда подарил ему свою первую поэму «Первая победа» молодой магнитогорский поэт Саша Ворошилов. Поэма была об ударниках плотины, магнитогорской комсомолии. Герой поэмы - товарищ Майков. Поэма была написана за пять ночей, днем молодой поэт работал вместе со всеми. Эпиграфом к поэме стоит обращение:

 

- Тов. Майков! Я надеюсь, что Вы также стойко и смело будете шагать вперед!

- Тов. Майков! Даешь вторую победу Магнитостроя! По-комсомольски - даешь!

 

О Майкове в своих репортажах писал собкор «Комсомольской правды» С. Нариньяни. Самое прямое отношение к Майкову имеет и известная книга В. Катаева «Время, вперед!». Мировой рекорд бетонщиков, описанный в этой книге, был поставлен в смену прораба по железобетону Евгения Майкова. После Магнитостроя Е. Майкова посылают учиться в Свердловск. Раскрываем пожелтевшие страницы подшивки газеты «На смену!» за 1936 год. Заметка в номере за 6 января: «Быстрее, чем в Чикаго». Подзаголовок: «Поправки комсомольца Майкова к учебнику Зиберталя». В заметке идет речь о том, что молодые стахановцы Свердловского трамвайного парка Майков, Зайков, Иванов составили новый график движения трамваев, сломав нормы теоретических расчетов профессора, по учебнику которого в те времена учились в институтах. Кончается заметка так: 2 января в парке произошло событие. Миша Зайков установил новый рекорд. Его трамвай шел со скоростью 20 километров в час. Это высшая скорость в мире!»

 

Это было нормой тех лет: Евгений Майков работал и учился. Сначала он окончил вечернее отделение рабфака, потом вечерние курсы по подготовке в институт. Был принят в число студентов строительного факультета Уральского индустриального института (так тогда назывался УПИ). В 1938 году Евгения избрали секретарем комитета комсомола. Вспоминая годы юности, Евгений Иванович Майков говорил:

 

- Что касается молодых лет нашего возрождения, то рискну сказать, что энтузиазм подчас заменял нам и технику, и знания, и опыт. Иные наши достижения казались настоящим чудом - они словно возникли из ничего. Нет, не из ничего, а из энтузиазма, как из пламени и света, из нашего упрямого труда. Е.И. Майков прошел войну с первых ее дней, дослужился до звания генерал-лейтенанта, работал заместителем начальника главного управления Министерства Обороны СССР.

Девиз комсомола «За высокое качество знаний» обязательно сочетался с требованием быть активным общественником. Центром комсомольской работы были студенческая группа и общежитие студентов. Запомнились такие хорошо оправдавшие себя формы работы, как заслушивание отчета комсомольцев о самостоятельной работе, слеты отличников, обмен опытом учебы старшекурсников с первокурсниками. Возглавлял этот участок работы член комитета - отличник стройфака Б. Загорский (погиб на фронте Великой Отечественной войны).

 

Особо хочется отметить большую и плодотворную работу комсомольского актива тех лет по идейной закалке студенчества. В 1937/38 и 1938/39 учебных годах в институте как обязательная форма была организована политическая учеба. После прослушивания лекций по истории партии, партийный и комсомольский актив шел в группы проводить политзанятия. Мы искали и находили все новые и новые формы - политвикторины, вечера вопросов и ответов. Политучеба особенно серьезно помогала выпускникам средней школы изучать курс политэкономии сразу же, начиная с первого курса. Хорошей школой политического воспитания для нас, комсомольцев, стали подготовка и проведение по новому закону выборов в Верховный Совет СССР и в местные Советы депутатов трудящихся. Нельзя забывать того, что все это делалось впервые и все, что тогда мы проводили, потом уже стало традицией. Кстати, именно тогда появились такие формы работы, как встреча кандидатов с избирателями, выделение агитаторов, агитпоходы. И как мы потом гордились результатами выборов - полным единодушием советских людей, их безраздельной поддержкой политики нашей партии! Да, я и сам был впервые избран депутатом районного совета.

 

Организация идейно-политического воспитания находилась под постоянным контролем комитета ВЛКСМ института. Мне хочется отметить очень большую работу, которую в те годы вел в этом направлении член комитета ВЛКСМ тов. Субботин С.Ф. У комсомольцев тех лет энергия била ключом. Ведь на их плечи легло решение такой сложной, я бы сказал, трудной задачи, как завершение строительства главного корпуса. Мы в помощь строителям проводили субботники и воскресники, создавали студенческие строительные бригады и отряды, организовывали соцсоревнование, проводили политзанятия со строителями.

 

Хорошо организованное социалистическое соревнование и ударничество строителей, энтузиазм профессорско-преподавательского состава, студентов, неиссякаемая энергия строителя номер один - всеми уважаемого, я бы сказал, любимого А.С. Качко и его помощника-профессора К.Т. Бабыкина, позволили закончить строительство главного корпуса - поистине памятника архитектуры. Вместе с профкомом, возглавлявшимся в то время М.С. Магриловым, М.А. Сергеевым, комитет комсомола вел большую работу по организации культурного отдыха и досуга студенчества (студенческие лагеря, дома отдыха, туристические походы, художественная самодеятельность, материальная помощь студентам, улучшение питания и быта студентов). В те годы - годы развития социалистической культуры - мы организовывали лекции по истории, искусству, литературе, культпоходы в театры, музеи Свердловска, а отличники учебы удостаивались чести совершать экскурсии в Москву и Ленинград.

 

Выполняя Постановление ЦК ВЛКСМ «О проведении соревнований по военной подготовке», добились того, что комсомольцы стали подлинными организаторами спортивной и оборонно-массовой работы, показывая отличные результаты в спорте и физкультуре, подготовке значкистов ГТО, ПВХО, «Ворошиловских стрелков», парашютистов. В различных спортсекциях и школах занималось более 1000 комсомольцев. Наши спортсмены, активисты оборонно-массовой работы, в городе и области были ведущими. Комсомольцы УИИ установили 8 областных рекордов. Победителями спартакиады института чаще всего становились строительный, металлургический и химико-технологический факультеты. Участвуя в 1939/40 учебном году во всесоюзных оборонно-физкультурных соревнованиях, коллектив УИИ среди 78 вузов занял 6 место.

 

1940 год принес нам замечательные победы. Мы выиграли эстафету газеты «Уральский рабочий». Наши легкоатлеты во главе с комсомольцем, студентом химфака А. Захаровым установили рекорд Советского Союза в эстафете 5x1000 м. Лучшими в стране стали по велосипедному спорту комсомолец метфака Серебряков, по лыжному спорту - комсомолец стройфака Володин, по легкой атлетике - комсомолки химфака Хромова, Осташевич. В 1940 году впервые была организована эстафета газеты «За индустриальные кадры».

 

Энтузиастами своего дела, умеющими «зажечь» молодежь, были заведующий кафедрой физкультуры A.M. Вишневский, преподаватели физвоспитания Г.В. Назаров, Б.А. Журавлев и сотрудники военной кафедры. Какими бы ни были сложными и подчас трудными задачи, решаемые при выполнении общественной работы, учеба самого комсомольского актива была главной, определяющей; актив не подводил. Руководство комсомольскими организациями доверялось, как правило, отличникам учебы. При подведении итогов учебы за семестр обязательно учитывалось, наряду с отличными успехами, участие в общественной работе.

 

Лично я считал и считаю, что общественная работа крайне необходима для будущего инженера. Как правило, тому, кто пройдет школу общественной работы, в дальнейшем доверяют очень серьезные дела. В подтверждение можно привести в пример членов комитета, актив тех лет: Смирнова В. С., Николаева К. К., Сергеева М. А., Шашерина В. П., Парницкого А. Б., Никольского В. П. и многих других. Авторитет комсомольской организации УИИ в предвоенные годы заметно вырос. На всех комсомольских конференциях (районных, городской и областной) делегация комсомольской организации УИИ показывала высокую политическую зрелость, безграничную преданность ленинской партии. Комсомольцы среди студенчества были в авангарде. Лучшие студенты по успеваемости, активисты общественной работы связывали свою судьбу с комсомолом, а лучшие из лучших комсомольцев удостаивались чести быть принятыми в ряды нашей славной Коммунистической партии. Для меня лично эти годы были самые горячие и наполненные всем коммунистическим, и привязанность к комсомольцам стройфака, всего УИИ останется на всю жизнь.

 

Студенческая молодежь, получившая воспитание в комсомольской организации УИИ в предвоенные годы, показала образцы высокой преданности делу социализма, грудью став на защиту нашей Родины в годы тяжелейших испытаний Великой Отечественной войны. Лично я в первые же дни ее начала с должности главного инженера Свердловского горкомхоза, где работал после окончания института, добровольно пошел на войну. Пришлось мне воевать на Карельском фронте, на 2 и 3 Украинских фронтах в должности полкового, бригадного, дивизионного, корпусного инженера. Был дважды ранен. День Победы 9 мая 1945 года встречал в составе советских войск в Австрии, в городе Граце.

 

Отличная подготовка инженеров-строителей строительным факультетом УИИ позволили мне в послевоенные годы, работая на военных стройках, стать заместителем начальника строительства Министерства Обороны СССР, генерал-лейтенантом-инженером, доцентом, кандидатом военных наук, заслуженным строителем РСФСР. И как после этого почти через сорок лет не вспоминать родной стройфак, родной УПИ самыми теплыми, от всего сердца идущими словами благодарности своим учителям, наставникам наших тех лет. На всю нашу жизнь остались в памяти А. С. Качко, Н.М. Лапотышкин, А.И. Левин, И.А. Чистяков, К.Т Бабыкин, В.И. Лобзенко, Рочинский, Бычков.

пилот

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 1940 год

 

Лобанову Люду - пилота - знают все студенты инженерно-экономического факультета.

Почти каждый день в пять часов утра она была на аэродроме, готовясь к самостоятельному полету. Как и всегда, летное дело не мешало Люде учиться. Достигнув звания пилота, Люда решила стать инструктором летного дела. С такой же радостью, как и в день своего первого полета, поведет Люда самолет, когда Родина позовет ее на защиту своих границ.

Тучи военной опасности заставляли комсомол института усилить оборонную подготовку среди студенчества. Руководствуясь Постановлением ЦК ВЛКСМ «Об оборонной работе и физкультурной работе», в УИИ была в корне перестроена работа Осовиахима. Вместо руководителей кружков появились командиры. На факультетах были введены должности командиров отделений, политруков. Это способствовало укреплению дисциплины. Между отделениями развернулись соревнования.

 

Лучше всего работа была поставлена на химико-технологическом факультете. Школа пулеметчиков этого отделения показала отличные результаты. Из 159 студентов-пулеметчиков высшую оценку имели 156 человек. Отделением руководила студентка-отличница Шишкина. Оборонная работа была поставлена так, что без значка ГТО в институте неудобно было показываться. Значкистами ГТО были директор А.С. Качко, все преподаватели и, разумеется, комсомольцы. «Ни одного комсомольца без готовности к обороне» - под таким лозунгом проводил работу комсомольский актив. Движение было настолько массовым, что не хватало ни значков, ни удостоверений на право ношения их.

 

Уральский областной совет физкультуры дал специальное указание - отпечатать на машинке временные удостоверения. В 1940 году в институте сдали нормы ГТО 4750 человек, ПВХО (противовоздушная и противохимическая оборона) первой ступени - 3500 человек, значкистов «Ворошиловский стрелок» было 2092, а значкистов ГСО (Готов к санитарной обороне) - 1209. В парашютном кружке занималось 143 человека, в кружке гранатометчиков - 463, штыкового боя - 406.

 

Значительные успехи в последние мирные годы были достигнуты в массовых видах спорта. По итогам зимнего кросса 1940 года студенты института заняли 6 место среди 700 вузов страны. В этом же году команда легкоатлетов установила рекорд Советского Союза в эстафете 5x1000. Ядро наших спортсменов составляли комсомольцы. Во время войны с белофиннами комитетом ВЛКСМ совместно с парткомом была сформирована рота добровольцев-лыжников. Первыми подали заявления партийные и комсомольские активисты, среди них Н. Лапотышкин, В. Смирнов, В. Никольский, Е. Майков.

 

Исторический план.ru.

Великое испытание и великая победа.

 

Великая Отечественная война ворвалась в жизнь нашей страны, как огромное бедствие, как разрушительный ураган, и на долгие годы изменила все мирные созидательные планы. Дата 22 июня 1941 года расколола жизни людей на «до» и «после», стала началом великой трагедии, продолжавшейся 1418 дней и ночей. Чудовищные военные годы унесли жизни миллионов людей почти из всех стран Европы. Но самые большие человеческие потери понес Советский Союз. Более 26 миллионов человек погибли на полях сражения, умерли от голода и лишений, были замучены в нацистских лагерях. Нет в России ни одной семьи, на судьбе которой война не оставила бы свой кровавый след.

 

Комсомол, вся советская молодежь по зову Коммунистической партии выступили на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. В ряды Красной Армии уже в первый год войны влилось около двух миллионов комсомольцев. Невиданные мужество, отвагу, героизм проявили комсомольцы, защищая от врагов Брест, Лиепаю, Одессу, Севастополь, Смоленск, Москву, Ленинград, Киев, Сталинград и другие города и районы страны. Только комсомольская организация Москвы и области в первые пять месяцев войны направила на фронт свыше 300 тысяч человек; 90 процентов членов Ленинградской организации ВЛКСМ сражалось с немецко-фашистскими захватчиками на подступах к городу Ленина. Бесстрашно действовали в тылу врага молодые партизаны и подпольщики Белоруссии, Украины, Прибалтики. Партизанские отряды на 30-45 процентов состояли из комсомольцев. Беспримерный героизм проявили члены подпольных комсомольских организаций -«Молодой гвардии» (Краснодон), «Партизанской искры» (Николаевская область), Людиновской подпольной комсомольской группы (Калужская область), комсомольцев-подпольщиков поселка Оболь (Витебская область), Хотина (Буковина), Каунаса (Литовская ССР).

о главном...

 

Не будет ничего страшнее,

Живи еще хоть сотню лет,

Чем эта мокрая траншея,

Чем этот серенький рассвет.

 

Сегодня лопнуло терпенье,

Осточертел проклятый дождь

Пока поднимут в наступленье,

До ручки, кажется, дойдешь.

 

Ведь как-никак, мы в 45-ом!

Победа - вот она! Видна!

Выходит срок служить солдатам,

А лишь окончится война,

 

Тогда-то главное случится!..

И мне, мальчишке, невдомек,

Что ничего не приключится,

Чего б я лучше сделать мог.

 

Что ни главнее, ни важнее

Я не увижу в сотню лет,

Чем эта мокрая траншея,

Чем этот серенький рассвет.

 

С. Наровчатов

На фотографии в газете

Нечетко изображены

Бойцы, еще почти что дети,

Герои мировой войны.

 

Они снимались перед боем -

В обнимку четверо у рва.

И было небо голубое,

Была зеленая трава.

 

Никто не знает их фамилий,

О них ни песен нет, ни книг.

Здесь чей-то сын и чей-то милый,

И чей-то первый ученик.

 

Они легли на поле боя,

Жить начинавшие едва,

И было небо голубое,

Была зеленая трава.

 

Забыть тот горький год неблизкий

Мы никогда бы не смогли,

По всей России обелиски,

Как души, рвутся из земли.

 

Они прикрыли жизнь собою,

Жить начинавшие едва,

Чтоб было небо голубое,

Была зеленая трава.

 

Р. Казакова

Самоотверженно трудились комсомольцы в тылу, обеспечивая фронт всем необходимым. На плечи молодежи, пришедшей на предприятия взамен призванных в армию, легла значительная часть фронтовых заказов. Комсомольцы выдвинули лозунг: «Работать за себя и за товарища, ушедшего на фронт!». В молодежных коллективах развернулось движение за перевыполнение производственных заданий в два-три раза. К концу войны в промышленности было свыше 154 тысяч комсомольско-молодежных бригад. За счет работы на воскресниках, в сверхурочные часы молодежь внесла в фонд обороны страны десятки миллионов рублей. Юноши, девушки и подростки наряду с женщинами стали основной силой в сельском хозяйстве. 70 процентов подготовленных сельских механизаторов в это время составляла молодежь.

 

В 1941-1945 годах в ВЛКСМ вступило около 12 миллионов юношей и девушек. Из 7 тысяч Героев Советского Союза в возрасте до 30 лет 3,5 тысячи были комсомольцами, из них 60 дважды были удостоены звания Героя Советского Союза. Более трех миллионов комсомольцев награждены орденами и медалями. Имена членов ВЛКСМ, павших в борьбе с фашистскими захватчиками:

 

Зои Космодемьянской, Александра Чекалина, Лизы Чайкиной, Александра Матросова,

Юрия Смирнова, Виктора Талалихина, Григория Кагамлыка, Гафура Мамедова, Александра Пассар,

Марите Мельникайте, Иманта Судмалиса, Ноя Адамия, Феодосия Смолячкова

и многих других - стали символом смелости, мужества, героизма.

 

За выдающиеся заслуги перед Родиной в годы Великой Отечественной войны и за большую работу по воспитанию советской молодежи в духе беззаветной преданности социалистическому Отечеству Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 июня 1945 года ВЛКСМ был награжден орденом Ленина. Это был третий орден комсомола. Огромный труд вложил комсомол в восстановление разрушенного немецко-фашистскими захватчиками народного хозяйства.

 

Он принял участие в строительстве Минска, Смоленска, Сталинграда, в восстановлении Ленинграда, Харькова, Курска, Воронежа, Севастополя, Одессы, Ростова-на-Дону и многих других городов. Только в 1948 году силами молодежи было построено и сдано в эксплуатацию 6200 сельских электростанций. Комсомол проявил большую заботу об устройстве детей и подростков, оставшихся без родителей, о расширении сети детских домов и ремесленных училищ, строительстве школ.

 

В 40-е и 50-е годы комсомол помогал возводить крупные гидротехнические сооружения (Волго-Донской канал), мощные гидростанции (Волжская, Куйбышевская, Каховская). Ярко проявился новаторский дух молодых рабочих, инженеров и техников. Комсомольцы Генрих Борткевич, Павел Быков, Серафима Котова, Мария Волкова и многие другие, сочетая в своей работе отличное умение и инженерную мысль, смело ломали устаревшие технические нормы, боролись за повышение производительности труда, экономию материалов, снижение себестоимости и выпуск сверхплановой продукции. В 1948 году комсомол отметил свое тридцатилетие и был награжден вторым орденом Ленина.

СТУДЕНТЫ 1941 ГОДА

 

Бомбежкой разодранный в клочья,

Багрово горел горизонт.

Морозной декабрьской ночью

Весь курс отправлялся на фронт.

 

Летели беспомощно к небу

Из книжек зачетных листки.

Озера темнели от гнева,

Леса поднимались в штыки.

 

Студенты сорок первого года,

Мы на верность присягали стране,

Студенты, в грозовую погоду

Мы сдавали зачет на войне!

 

У взорванных зданий вокзалов

Трубили в снегу поезда,

Во флягах вода замерзала,

К Москве подходила беда...

 

 

 

 

А нас ветераны встречали,

Любя называли «сынки».

И насмерть в окопах стояли

Активные наши штыки.

 

Студенты, в грозовую погоду

Мы сдавали зачет на войне.

И физик, и лирик, и химик -

Да мало ли славных ребят!

 

Носили единое имя,

Великое имя - солдат.

Полмира прошли мы

с боями За правое дело свое.

 

Историю делали сами. Чтоб дети учили ее.

Студенты сорок первого года,

Нашу юность прожили мы вдвойне.

Студенты, в грозную погоду

Мы сдавали зачет на войне.

 

Л. Куклин

О славе не думали, себя не жалели

 

На второй день войны в институте состоялся митинг.

Выступавшие на нем страстно и гневно клеимили вероломного врага. Секретарь бюро ВЛКСМ факультета черной металлургии П. Желтов произнес пламенную речь:

 

«Когда человек отчаивается, он сует шею в петлю. Это сделал вчера Гитлер. Приложим все усилия, поможем партии и правительству так затянуть эту петлю, чтобы бешеная фашистская собака сдохла. Если не всем нам придется идти на фронт, мы будем помогать затягивать эту петлю отсюда, из тыла». На митинге была принята краткая, но емкая резолюция: «В ответ на вероломное нападение немецких империалистов на нашу Родину коллектив института объявляет себя мобилизованным для выполнения любого задания партии и Советского правительства и по первому их зову выступит на защиту нашего Отечества».

 

Центральный Комитет комсомола разослал комсомольским организациям специально принятое 23 июня 1941 года постановление. В нем, в частности, содержалось требование: «...Чтобы каждый комсомолец был готов с оружием в руках биться против напавшего врага за Родину, за честь, за свободу...». На второй день войны добровольцами ушли на фронт комсомольские вожаки: секретарь комитета ВЛКСМ В. Никольский, секретарь бюро ВЛКСМ энергофака Н. Выдрин, секретарь бюро ВЛКСМ цветметфака В. Зверев и комсомольские активисты А. Булатов, А. Сысолятин, Н. Астафуров, Г. Захаров, Л. Бердников, М. Вешкурцев, А. Голяховский, Л. Подневич, Г. Костецкий. Они приняли первое боевое крещение на реке Десне.

 

50 студентов старших курсов, не подлежащих мобилизации, добились зачисления курсантами Черкасского пехотного училища. Они вступили в схватку с врагом под Москвой, а затем воевали на различных фронтах Отечественной войны. 15 августа 1941 года, успешно защитив дипломы, ушли на фронт еще 100 выпускников института.

Комсомольский секретарь

Никольский Владимир Петрович

 

1918-1941 г.г.

С 1933 года монтер трамвайного парка г. Казани.

В 1934 вступил в комсомол. В 1938 году зачислен на энергофак УПИ им. С.М. Кирова.

 

Из заявления при поступлении в институт:

«Работа в трампарке, многолетнее увлечение радиотехникой, любовь к физике, внушенная мне хорошими преподавателями, - все это определило мою профессию. Я хочу быть инженером-электриком, чтобы строить своей родине хорошие электростанции».

1 июля 1938 года.

 

Секретарь комитета ВЛКСМ института в 1940-1941 г.г.

Одним из первых добровольцев ушел на фронт.

 

Погиб под Смоленском.

О первых днях войны вспоминает профессор С.П. Распопин.

 

«Накануне войны убаюкивающую роль играли фильмы: «Граница на замке», «Если завтра война» - воевать собирались только на чужих территориях, быстро разгромив врага «малой кровью, могучим ударом».

 

Не удивительно, что мы, будучи в Магнитогорске на практике после окончания второго курса, 22 июня 1941, возвратившись вечером с воскресного отдыха, услышав о вероломном нападении Германии на СССР, не поняли серьезности этой новости. Нам казалось, что в ближайшие дни противник получит мощный ответный удар и на этом «инцидент» будет исчерпан. Но тревожные сообщения последующих дней (хотя в них была далеко не вся горькая правда), немедленно ухудшившиеся при всеобщей мобилизации и неразберихе условия жизни быстро развеяли эти иллюзии. Становилось очевидным, что предстоит жесточайшая схватка и без нашего участия она не обойдется.

 

Масса самых различных по профессии, возрасту и национальности советских граждан, охваченных настоящим чувством патриотизма, добровольно уходили на защиту своей Родины. Мы не без препятствий поспешили рассчитаться с металлургическим комбинатом, где работали подручными сталеваров, горновыми и на других рабочих местах, вернулись в Свердловск, чтобы не опоздать попасть на фронт. Если бы мы знали, что войны нам хватит с лихвой, что предстоит вынести почти четыре года неимоверного напряжения, невероятных лишений, страданий от ран, контузий и от всего, чему станем свидетелями! Не говоря о самом худшем исходе («..пал смертью храбрых в боях за...», или того хуже - «...пропал без вести»).

 

Но пока все это было в таинственном будущем. Сейчас нужно было уходить в Красную Армию, приобрести хоть какую-то военную специальность. Сначала меня зачислили на курсы при военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского. Затем нас - команду из 28 студентов, в которую входили также студенты университета, - пригласил к себе директор института А.С.Качко и благословил на курсы среднего комсостава при Военной академии химзащиты. Мы выехали в Москву. Ехали долго - более трех суток. Навстречу непрерывным потоком шли составы с эвакуированными людьми и оборудованием, санитарные поезда с фронта с тяжелоранеными. Обгоняли нас составы из теплушек с войсками, танками, орудиями, направляющиеся в ненасытное чрево фронтов. Уходили не только мы, студенты.

 

Призывали в армию преподавателей и других сотрудников института. Ушел в артиллерию и очень там пригодился обожаемый нами доцент кафедры теоретической механики Всеволод Митрофанович Соколов. Оставив жену, троих детей, ушел доцент строительного факультета Николай Николаевич Калугин... Об этих удивительно интеллигентных людях можно было бы написать очень много. Они и преподавали великолепно, и, став офицерами, воевали отважно и «делово» (как об этом пел В.Высоцкий)».

 

Целыми академическими группами вступали в ряды Красной Армии юноши и девушки. Всего за первые два года войны ушли на фронт 1233 студента, более 100 научных работников и около 500 сотрудников института. Они становились солдатами и командирами, воевали в партизанских отрядах в тылу врага. Наши девушки-комсомолки были связистками, медсестрами, летчицами и ходили в разведку. Студентки металлургического факультета Т. Тихоплав, А. Белова, Л. Муромцева писали друзьям: «Дорогие товарищи по учебе в УИИ! Горячий привет Вам от бывших студентов, теперь бойцов Красной Армии. Уезжая добровольцами на фронт, заверяем Вас, что будем защищать Родину до последней капли крови».

 

Нет, это не заслуга, а удача - Быть девушке солдатом на войне.

Когда б сложилась жизнь моя иначе, как в День победы стыдно было б мне...

С восторгом нас, девчонок, не встречали, нас гнал домой охрипший военком.

Так было в сорок первом. А медали и прочие регалии - потом.

Смотрю назад, в продымленные дали: - Нет не заслугой в тот зловещий год,

А высшей честью школьницы считали возможность умереть за свой народ.

Юлия Друнина

 

Выпускник металлургического факультета М. Воронин воевал в частях Военно-Морского Флота. Совершил 22 боевых вылета для «свободной охоты» за сторожевыми кораблями противника. За мужество и отвагу при выполнении боевых заданий получил высокое звание Героя Советского Союза. Героически погиб 11 мая 1944 года в районе Кенигсберга. Легендарный разведчик, Герой Советского Союза Н. Кузнецов выполнял разведывательную работу в тылу врага. В письме своему брату он объяснял опасность своей работы:

 

«Почти 100 процентов за то, что придется идти на самопожертвование. И я спокойно и сознательно иду на это, так как глубоко сознаю, что отдаю свою жизнь за священное правое дело, за настоящее и цветущее будущее нашей Родины...». Погиб 9 марта 1944 года. Смертью храбрых погибли Герои Советского Союза В. Дышинский, П. Коновалов, Б. Лысенко, С. Черепанов. Героями Советского Союза стали Н. Аникин, В. Бадьин, Н. Епимахов, Б. Рассохин, Н. Сыромятников - они вернулись к мирной жизни.

 

Герои Советского Союза питомцы УПИ:

 

Н.А. АНИКИН, В.И. БАДЬИН, М.П., ВОРОНИН, B.А. ДЫШИНСКИЙ, Н.М. ЕПИМАХОВ

П.В. КОНОВАЛОВ, Н.И. КУЗНЕЦОВ, Б.П. ЛЫСЕНКО, Б.Г. РОССОХИН

Н.И. СЫРОМЯТНИКОВ, C.М. ЧЕРЕПАНОВ

 

Мы склоняем головы перед светлой памятью тех, кто ценой своей жизни

в жестоких боях с врагом отстоял свободу и независимость нашей Родины.

Вечный поклон всем, кто ушел на битву с врагом,

и прошел тяжелый фронтовой путь под пулями.

 

В условиях массового ухода коммунистов и комсомольцев на фронт важно было укрепить комсомольские органы. В комитете ВЛКСМ осталось всего три человека. Новый состав комитета из 13 лучших студентов и активных общественников сформировался лишь 16 марта 1942 года. Во главе комсомольской организации встал студент третьего курса энергофака Т. Шульга. Сменился состав и факультетских комсомольских вожаков. В связи с частой сменой состава комсомольских руководителей особое внимание было обращено на учебу комсомольского актива. При комитете ВЛКСМ систематически работал семинар секретарей бюро факультетов и их заместителей. На ряде факультетов действовали школы подготовки комсомольского актива.

 

В работе такой школы на факультете черной металлургии принимал участие комсорг ЦК ВЛКСМ института В. Банных. Он поддерживал прямую связь с Центральным Комитетом комсомола. Расширялись обязанности и комсомольского вожака группы. Учитывая, что большинство из них не имело опыта работы, была разработана «Памятка комсорга». В институте стало традицией обсуждать на комсомольских активах и собраниях вопрос: «Текущий момент и задачи комсомольской организации».

 

Особенно сплотило комсомольскую организацию вручение нагрудного комсомольского значка «ВЛКСМ». Этот значок комсомольцы института получили первыми из всех организаций города. Среди факультетов чести быть первыми удостоились комсомольцы строительного факультета. «Получая значок «ВЛКСМ», - заявила комсорг группы С-245 Л. Спириденок - я буду еще активнее участвовать в общественной жизни, хорошо учиться, чтобы быть достойной звания члена Ленинского комсомола».

От лаптя до профессуры

Студентам УИИ-УПИ-УГТУ 1941-1945 г.г. посвящается

"Уральский рабочий", 22 июня 2002 года

 

21 июня 1941 года отгремели выпускные балы. А мы решили, прежде, чем разлетимся в разные стороны, еще раз собраться на природе. Стоял лучезарный день летнего противостояния. На берегах Каменки благоухала запоздалая черемуха, вовсю заливались соловьи. На площадке зеленого косогора с утра гремела музыка, беззаботно кружились пары. Милые девочки и мальчики 17 и 18 лет! Они еще не знали, как перепашет их «наполеоновские» планы и судьбы грянувшая сегодня беспощадная война. Ведь трое из четырех этого возраста так и не вернутся домой с фронта. Лишь пополудни принесли сюда это тяжкое известие - война! Сгрудились в стайку, перемолвились, но особой тревоги не почувствовали. Ведь граница на замке. Ну, 2-3 месяца повоюем, как в финскую кампанию, и победа будет за нами! Так думала неопытная молодежь...

 

Сентябрь 1941 года. Мы - студенты УИИ - Уральского-индустриального института!

Начались занятия. Лекции, освоение студенческой жизни. Но это благополучие длилось недолго. Через неделю объявили, что весь институт едет на уборку урожая в Режевской район. На одну неделю. Поехали налегке, в сарафанчиках и босоножках - осень была солнечной. Но вдруг пошли дожди, холодный ветер, а затем и снег. Ни через неделю, ни через месяц нас не вернули домой. Босоножки наши раскисли, экипировка не выдерживала непогоды. Находчивый председатель колхоза разыскал местного старика-умельца, и он наплел нам на всю братию... лаптей! То-то было тепло и удобно в них! Колхозницы нарядили нас в старые телогрейки и отжившие платки и шали. Возвратились в институт в начале ноября, по глубокому снегу. Кстати сказать, это были самые тяжелые сельхозработы. В последующие годы ездили в летние каникулы, при соответствующей экипировке. Был среди нас такой шутник - Зяма Гинсбург. На первую после деревни лекцию он появился в лаптях и сел в первом ряду, нога на ногу. Читал лекцию, помнится, доцент Б. Морозов (позднее погиб на фронте). Увидев эту картину, он удивленно поднял брови - немой вопрос. Аудитория дружно хохотала. Откуда было ему знать, что это наша «униформа», так выручившая и даже спасшая недавно.

 

И вот уже новый, 1942 год! Институт делает нам изумительный подарок - первую в нашей жизни красавицу елку. Елку, на которую стремились попасть все студенты города. А сводки Информбюро становились все более тревожными! Началась экстренная эвакуация заводов из Ленинграда, Москвы, Киева и других западных промышленных городов Союза. Всем уральцам пришлось тесниться и уплотняться. Наши общежития были отданы эвакуированным семьям, а мы переселились в лекционные залы главного учебного корпуса. Чтобы увеличить число спальных мест, сделали двухъярусные кровати, таким образом, в нашей аудитории разместилось 120 человек.

 

Пятый студенческий корпус был отдан под госпиталь. В цокольных этажах главного учебного корпуса разместились оборонные заводы, в том числе минометный. Кроме того, из Москвы были эвакуированы летная Академия им. Жуковского, МГУ, МАИ, которые также временно разместились в УИИ. Так что мы после сопромата могли послушать, например, историю искусств у знаменитых профессоров из МГУ.

 

Несмотря на обилие организаций и студентов, в институте были строгий порядок и дисциплина. И этим мы всецело обязаны удивительному человеку, прекрасному организатору, ректору института Аркадию Семеновичу Качко. Да, не хватало тепла и воды, почти не снабжались студенческие столовые, но дисциплина была, по нынешним временам, удивительная! Самым тяжелым в отношении питания был 1942 год. Кроме 400 граммов черного хлеба и жидкого манного супчика, иногородним студентам ничего не перепадало. После введения карточек стало немного полегче, но очень ненамного! А фронт требовал великого напряжения в тылу. Эвакуированные заводы начинали работать буквально с колес. Станки устанавливали прямо под открытым небом и начинали работать. Стены возводились потом. Так было с оборонным заводом № 50, который разместился на месте нынешнего прекрасного Исторического сквера. Стены этого завода возводили студенты. Потом проходили здесь производственную практику, делали реальные дипломные проекты.

 

Минометный завод, что размещался в цокольном этаже энергофака, часто не справлялся с растущим планом. И тогда ночью поднимали комсомольцев, живших в институте, на ликвидацию прорыва. В выходные дни работали на «макаронной» фабрике им. В. И. Ленина, ставшей также оборонным заводом. Набивали патроны. Одна студентка, пренебрегшая техникой безопасности, осталась без пальца. В госпиталь эшелонами подвозили раненых (железнодорожные пути подходили прямо к корпусу). Днем обслуживающий персонал справлялся сам, а ночью на переноску изувеченных фронтовиков в палаты поднимали студентов.

 

Ребята были почти все мобилизованы, так что основные тяготы военной тыловой жизни легли на хрупкие девичьи плечи. Девочки, как муравьи, по нескольку человек цеплялись за ручки носилок и несли раненого до палаты. Истекавшим кровью бойцам требовалось для переливания много крови. И опять на выручку шли студенты. Причем почти все сдавали кровь безвозмездно. Потом многим студентам приходили благодарственные письма от бойцов с фронта. Они называли нас кровными сестрами (наши адреса прилагались к ампулам и мензуркам с кровью). А лекции и занятия шли своим чередом. Студенческая жизнь била ключом: общественная работа, спорт, концерты в госпиталях...

 

P.S. Из 500 студентов первого курса механический факультет закончили 22 человека. Заведующий кафедрой «Технология машиностроения» профессор Шахрай, вручая дипломы, назвал нас героинями. Это не было преувеличением!

 

И. Савельева

Большое значение комсомол придавал воспитанию молодежи в духе беспредельной преданности Родине, партии, ответственности перед государством за свою учебу. Комсомольские активисты регулярно проводили лекции на политические, исторические и военные темы. Они также взяли под особый контроль изучение студентами основ марксизма-ленинизма. Помогая кафедрам общественных наук, рассматривали вопросы изучения этого предмета на комсомольских собраниях и заседаниях комитета ВЛКСМ. Ни один факт пропуска занятий или неподготовленности студента к семинару не оставался без внимания актива и сурово осуждался всеми членами академической группы. Проводился регулярный контроль за тем, что читают комсомольцы и как посещают политинформации.

 

С первых дней войны значительно возросла роль агитаторов в группе. 260 агитаторов ежедневно информировали студентов о событиях на фронте и в тылу, о вкладе Урала в грядущую победу, о новостях в институте и на факультете. Влюбленные в свое дело, эти настоящие политбойцы воспитывали в студентах высокое чувство гражданского долга. Лучшими агитаторами считались И. Малик (энергофак), В. Мельникова, С. Таршис (мехфак). Исключительно эмоционально воспринимались студентами письма фронтовиков, приходившие в институт сотнями. «Война помешала мне закончить химико-технологический факультет, - писал дважды орденоносец, лейтенант Н. Смирнов. С пятого курса в 1941 году я ушел на фронт, как многие другие мои товарищи. Находясь на фронте, постоянно в боях, я ни на минуту не забываю свой институт, в который думаю вернуться после войны. Гордитесь тем, что вы - студенты, и именно Уральского Индустриального института! Умножайте славные его традиции - как в учебе, так и на спортивном поприще! Никому ни в чем не отдавайте первенства!».

 

Неизгладимое впечатление производили на студентов встречи с фронтовиками, приезжавшими с фронта на короткий отдых или после госпиталя. Их рассказы помогали молодежи осмыслить свой долг, преодолевать голод и холод военных лет, давали импульс к упорной учебе. Оперативным помощником комсомольской организации в воспитании студенчества оставалась институтская многотиражка «За индустриальные кадры». Из-за жесткого лимита бумаги уменьшился ее формат, сократился тираж, но она по-прежнему давала ответы на больные вопросы. Зато увеличилось количество стенных газет, «боевых листков», «молний», которые выходили один раз в две-три недели. В трудном военном 1942 году появился знаменитый БОКС - Боевой Орган Комсомольской Сатиры. Первый его номер величиной с лист ватмана и по сей день хранится в домашнем архиве ветерана войны и труда, архитектора Ю.А. Владимирского.

В верхнем ряду слева: И.Ф. Милайкин, Ф.С. Горощенко - 1944 год

 

Стенная печать была зеркалом студенческой жизни.

 

Выполнялась она, как правило, со вкусом, содержала сатирические материалы, дружеские шаржи, освещала основные события, происходившие в стране и родном институте, поздравляла отличившихся с правительственными наградами, отличников - с назначением на Сталинскую стипендию. О стенной печати и, в частности, о зарождении БОКСа вспоминает ветеран института И.М. Савельева. «Меня сразу ввели в редакционную коллегию стенгазеты «Механик». Она выходила один раз в месяц, а события тех дней так «нахлестывали» одно на другое, что требовали более мобильного освещения. Стали выпускать приложение к газете «Механик» - «Молнию» на формате А-2, где помещали сводки информбюро и экстренные события студенческой жизни.

 

Вскоре и на других факультетах появились «Молнии». Но нам уже не хватало формата А-2, и мы стали выпускать новое приложение к газете «Механик» на А-1 и назвали его «Боевой листок комсомола». Студенты его сразу сократили до аббревиатуры «БЛИК». В нем уже появилась сатира и карикатуры. После названия «Листка» рефреном из номера в номер шла карикатура студента с «хвостом», стоящего на коленях с опущенной головой (силуэт студента напоминал «2» - двойку, а боксерская перчатка нокаутировала эту двойку студента в лоб так, что летели искры).

 

В «БЛИКе» помещали сводки с фронта, сатиру, карикатуры, студенческие анекдоты, благодарственные письма бойцов за кровь доноров, где они называли «кровными сестрами» тех, чья кровь спасла им жизнь. Вскоре «БЛИК» завоевал такую симпатию у студентов, что в перерывах между лекциями возле него стояла толпа студентов, и не только мехфака! Вывешивали его на углу между мехфаком и директорским коридором. Так как «шапка» издания сохранялась постоянной и постоянно красовалась нокаутирующая боксерская перчатка, то студенты стали называть БЛИК «боксерским», а позднее просто «БОКС». Редакции понравилось остроумное «прозвище» листка. Нам и самим не нравилось безликое «БЛИК», и на очередной встрече редакционной коллегии было единогласно решено переименовать «БЛИК» в «БОКС». Аббревиатуру легко расшифровали все вместе. Следующий номер «БОКСа» в начале 1942 года вышел уже как «Боевой Орган Комсомольской Сатиры» и с неизменной «боксерской перчаткой». Редакцию пополнили остроумными ребятами, разбились на бригады, и началось негласное соревнование между ними. В это время в состав редакции вошел студенческий поэт Юра Шарин, впоследствии - профессор, доктор технических наук, организатор и руководитель кафедры электронного машиностроения. Карикатуры стали подписывать остроумными четверостишиями.

 

В это время интерес к «БОКСу» рос от номера к номеру, но процветание его длилось недолго.

С каждым днем приходили известия о мобилизации очередного члена редакции. А так как редакция состояла, в основном, из ребят, то она вскоре так поредела, что осталась одна небольшая бригада. «БОКС» стал выходить через две недели, а потом и еще реже. В последнем номере оставалось свободное место. Я попросила Юру что-нибудь написать. Помню, он сел в уголок, и пока мы верстали номер, написал стихотворение, посвященное его другу Володе Цинману, только что ушедшему в армию.

 

Моему другу...

Он застенчивый, хмурый немного, он брюнет, он не очень высок.

Вот и все. Хотя точно и строго, я бы долго описывать мог.

Он мой друг. С ним пришлось не однажды разделить мне невзгоды бытья.

Спорили с ним - знает каждый то, о чем могут спорить друзья.

С ним мы часто делились и досугом и тяжким трудом.

С ним однажды мы вместе влюбились и ходили повсюду втроем.

Дать отпор негодяю-ворюге призвала его Родина-Мать.

И пошли мы, грустя друг о друге, я учиться, а он воевать.

 

Но не долго и поэту оставалось учиться, он тоже ушел воевать и уже после окончания войны снова вернулся в родные стены института. Время для студентов-иногородников настало архитрудное. Студенческие столовые совсем перестали снабжаться продовольствием. Гарантированным были только 400 гр. черного хлеба в день и жидкие манные супчики в столовых. В это трудное время многие студенты не выдерживали, оставляли учебу, шли работать. Позднее были введены карточки, но студенческий паек был такой мизерный, что не решал проблемы. Стипендия 240 рублей. На рынке на нее можно было купить одну буханку хлеба. Голодное существование заставляет и меня искать пути к выживанию - совмещать учебу с работой. Общественную работу пришлось оставить.

 

Изрядно поредевшая редакция, оставшись без главного редактора, в трудных условиях быта, быстро распалась. Так прекратилось первое издание «БОКСа». Но, к счастью, не совсем. Вскоре на строительном факультете организуется архитектурная специальность. Приходят талантливые художники - будущие архитекторы Урала. Они не видели нашего «БОКСа», но студенты все еще помнили о нем. Под руководством талантливого художника и организатора Ю. Владимирского (будущего заведующего кафедрой архитектурного института) воссоздается новое издание БОКСа, «дополненное и улучшенное». БОКС становится органом комитета комсомола и профкома УИИ и быстро завоевывает всеобщее признание и любовь студентов и преподавателей не только УИИ, но и других вузов.

 

Он становится центром творческой и культурной жизни института.

Неоднократно признается лучшей студенческой газетой страны. Позднее из него вышли «БОКС-фильм», «БОКС-эстрада». Отличало его от нашего БОКСа то, что он стал сатирическим изданием, тогда как наш был более информационным. БОКС просуществовал почти 50 лет, и очень жаль, что нет его продолжения!» Комитет комсомола проводил семинары для редакторов стенных газет, устраивал обмен опытом, организовывал конкурсы на лучшую стенгазету. Широко использовалась в институте наглядная агитация. Лозунги были емкими:

 

«Враг будет разбит, победа будет за нами!», «Ты чем помог фронту?»

«Беспощадно разгромим и уничтожим врага!»

и, конечно, ставший каноническим, лозунг «Родина-мать зовет!».

 

Большую популярность приобрели витрины, отражавшие борьбу советских людей против фашизма: «В бой за Родину», «Дружба фронта и тыла». Ежедневно вывешивались сообщения Совинформбюро. Информацию о питомцах института отражала выставка-стенд «О героической борьбе воспитанников УИИ на фронтах Отечественной войны». Сложившаяся система наглядной агитации поднимала боевой дух, укрепляла веру в победу, обеспечивала решение ответственных задач, поставленных перед нашим институтом.

 

Все для фронта, все для победы

 

Поскольку в ряде районов страны перестали действовать высшие учебные заведения, роль и значение Уральского индустриального института наряду с другими вузами Урала и Сибири неизмеримо возрастает - необходимо быстро и качественно готовить инженерные кадры. Выполнение этой задачи происходило в тяжелых военных условиях. В здании института разместились эвакуированные предприятия и научные учреждения. Поэтому приходилось рассчитывать лишь на треть площадей. Не хватало воды и электроэнергии, более чем наполовину сократился контингент студентов. На конец 1941 года в вузе обучалось лишь 1812 человек.

 

О жизни института в тяжёлые дни войны вспоминает профессор П.З. Петухов:

«В зданиях института разместилось несколько организаций и заводов. Собственно институтскими были третий - пятый этажи главного и третьего учебных корпусов. Все общественные организации, дирекция, деканаты помещались на антресолях фойе, а на пятых этажах жили студенты. Кровати были сварены по две - в два яруса. Питались студенты плохо; наиболее ослабевшим выдавали талоны УДП (усиленного дополнительного питания), а в помещениях - полумрак, холод. По факультетам организовали дежурства в помощь рабочим котельной. Уголь со склада студенты и научные работники доставляли вручную. Он был плохой и наполовину с землей».

 

Учебный процесс начал перестраиваться на условия военного времени. Сроки обучения были сокращены с пяти до трех-четырех лет при 42-часовой рабочей неделе. С учетом развития оборонной промышленности были введены новые учебные дисциплины и модернизированы старые. В учебных программах был повышен удельный вес практических и лабораторных занятий. Сроки каникул и период экзаменационной сессии сократились. В 1942 году был создан факультет энергомашиностроения для подготовки новых специалистов, в которых остро нуждалась промышленность Урала. Специальным распоряжением СНК СССР I (приказ НКЧМ от 7 апреля 1942 года) при УПИ были создан Уральский политехникум в составе следующих отделений: металлургическое, строительное, механическое и транспортное (специалисты по 10 специальностям). Преподавателей 115 человек (73 техникума и 42 совместителя УПИ и УФАНа).

Секретарем комитета ВЛКСМ избран Всеволод Савельев.

 

Учитывая, что студенты должны были не только учиться, но и осваивать военное дело, работать на предприятиях и решать хозяйственные вопросы в институте, было разрешено свободное посещение занятий. Оно не распространялось только на лабораторные и практические занятия, а также на семинары по основам марксизма-ленинизма. Практиковалась также досрочная сдача экзаменов. Новые условия учебы требовали от студентов высокой сознательности, организованности и умения самостоятельно работать. В канун нового, 1942 года коллектив института взял на себя обязательства: повысить качество подготовки советских инженеров, всемерно оказывать помощь фронту рационализаторскими предложениями, научно-исследовательскими работами и трудовой помощью военным предприятиям. Данное Центральному Комитету партии и Советскому правительству слово было подкреплено делами. Комсомольцы приняли активное участие в развертывании социалистического соревнования между факультетами и группами за право первыми подписать полугодовой отчет партии и правительству. Главным направлением работы комсомольской организации в этот период стал контроль за посещаемостью занятий и выполнением учебного плана студентов, а центром работы - комсомольская группа. На видном месте висели лозунги и плакаты, напоминавшие о взятых обязательствах:

 

«Студенческий коллектив должен выполнить свои обязательства, данные в письме уральцев»

«В дни Великой Отечественной войны плохая учеба - преступление перед государством»

«Дезорганизаторам учебы и труда, нарушителям трудовой дисциплины

  не должно быть места в наших рядах».

 

Комитет ВЛКСМ систематически обсуждал состояние учебной и производственной работы. Например, в феврале 1942 года были заслушаны отчеты комсомольских руководителей энергетического факультета и факультета черных металлов. По итогам зимней сессии - первой сессии военного времени - лучшим факультетом был признан инженерно-экономический, а лучшей группой - Э-311. Все военные годы в институте факультеты и группы брали на себя обязательства, мобилизующие и организующие учебную деятельность. Комсомольские активисты не ослабляли своего внимания к учебе, общественной и трудовой деятельности студентов. В 1942 году на комсомольскую работу было избрано 60 человек, а агитколлектив расширился до 100 человек. В 1942 году при УИИ начали работать курсы по подготовке в институт, где обучались юноши и девушки 9-10 классов. В 1943 году вновь было введено обязательное посещение всех занятий. В этом же году был обеспечен прием на первый курс, и даже более высокий, чем в мирное время. Улучшилось материально-бытовое положение студентов. Все это способствовало улучшению учебного процесса. Хорошие результаты дало введение учетных книжек для организации контроля над учебой в течение семестра. Комсомольцы приняли активное участие в разработке формы и содержания книжки, В ней были расписаны:

 

  • 15 правил внутреннего распорядка;
  • основные обязанности студента;
  • расписание учебных занятий;
  • график сдачи контрольных работ;
  • домашние задания и учетный лист по их выполнению.

 

В учетных книжках были отведены страницы для заметок о прочитанных книгах, о посещении театров, лекций, об участии в спортивной жизни и трудовой помощи фронту. Книжка стала лицевым счетом студента. Такая форма контроля, придуманная в УИИ, получила одобрение на комсомольском активе города. Комсомольские организации факультетов стали принимать более строгие меры общественного воздействия к тем студентам, которые пропускали лекции, не сдавали вовремя экзамены, зачеты, лабораторные и проектные работы. Обычно это были индивидуальные беседы, заслушивание на бюро или сатирическая заметка в «Молнии». Большое внимание комсомольцы уделяли организации самостоятельной работы студентов, особенно первокурсников, не имеющих навыков такой работы. Для них были организованы беседы:

 

  • как работать с книгой;
  • планирование времени;
  • гигиена умственного труда.

 

Большая работа, проводимая комсомольским активом, положительно сказалась на итогах зимней сессии 1943/44 учебного года. За все годы существования института был получен самый высокий процент сдачи зачетов и экзаменов! Особенно отличились студенты первого курса - у них было 99,4 процентов чистой сдачи. И это был лучший результат по всем вузам страны. Лучшим факультетом был признан энергетический (секретарь бюро ВЛКСМ Соболь), а лучшей группой - МЧ-282 (комсорг Р. Фомина). К концу войны больше внимания стало уделяться научно-исследовательской работе студентов. Предвоенный опыт в этой сфере чрезвычайно пригодился. Приобщение студентов к науке шло через научно-технические кружки (НТК) и научно-технические лектории, способствующие расширению кругозора. Стало нормой проведение научно-технических конференций. И эта традиция живет до сей поры! Комсомольцы УИИ не только принимали непосредственное участие в организации и работе НТК, но и приглашали на комсомольские собрания ведущих ученых с научными докладами. Так 23 марта 1945 года на открытом комсомольском собрании член-корреспондент АН СССР И.К. Кикоин рассказал о состоянии физики к началу 20 века. Увлеченные интересной темой, комсомольцы провели второе собрание, на котором ученый выступил уже по проблемам современной физики.

Собрания в институте

Уральский рабочий, 18 февраля 1944 года

 

Комсомольское собрание в институте имеет большое организующее и воспитательное значение. Каждое хорошо подготовленное и умело проведённое собрание становится школой. Оно повышает авторитет комсомольцев среди студенчества, приближая институтскую молодежь к комсомолу, и значительно способствует формированию растущего советского интеллигента. Комсомольская организация Уральского индустриального института насчитывает в своих рядах около 2000 членов. Состав организации молодой как по возрасту, так и по комсомольскому стажу. Это - юноши и девушки, в большинстве своем пришедшие из средних школ. Но есть и такие, которые уже прошли суровую школу Отечественной войны, побывали в боях и пришли в студенческую среду после ранения. Это - наша гордость.

 

Совсем недавно на комсомольских собраниях по факультетам обсуждался вопрос об авангардной роли комсомольцев в учебе и подготовке к экзаменам. На одном из таких собраний выступил бывший фронтовик. Он сказал: «Когда я был на фронте, то мне казалось, что в наших институтах и техникумах не осталось ни одного юноши, и что это так и должно быть. Каждый физически способный юноша должен сейчас с оружием в руках защищать свою Родину, а девушки, оставшиеся в институтах, должны учиться только на «хорошо» и «отлично». Как же иначе, ведь война? А вот вернулся и вижу, что нашим юношам, несмотря на суровое военное время, дана возможность учиться. Ну, коли так, думаю, они наверняка учатся по-военному, с напором. Между тем, не все поступают так. А тебе, например, - и он обратился к одному из комсомольцев, - как тебе позволяет комсомольская совесть пользоваться отсрочкой от призыва в Красную Армию, быть материально обеспеченным и при всём этом учиться плохо?» Это выступление произвело очень сильное впечатление. Оно повлияло и на сознание, и на чувства людей. На другой день молодежь института горячо обсуждала выступление фронтовика. И результат был таков - возросло число высоких оценок, поднялась успеваемость в учебе.

 

Такую же роль сыграл доклад профессора В.П. Иванова, недавно вернувшегося из Ленинграда. Он рассказал, как учится студенчество Ленинграда в дни Отечественной войны. Комсомольские собрания, на которых обсуждался этот доклад, были многолюдными. С исключительным вниманием слушала молодежь о защитниках города Ленина, его незабываемых буднях, наполненных героическими подвигами, и дала обещание быть достойной ленинградцев.

 

Разнообразны темы наших собраний. Все они воспитывают у наших студентов беспредельную любовь к Родине, помогают им в учебе. Комсомольцы энергомашиностроительного факультета обсуждали на собрании доклады о героическом прошлом нашей Родины, провели конкурс докладчиков по темам: «Нахимов», «Суворов», «Александр Невский», «Кутузов». Лучший докладчик, комсомолец Л. Иоффе, был премирован. Строители, механики, металлурги и химики избрали темой своих собраний - «Комсомолец», «Комсомольский билет», «Герои-комсомольцы». О боевых традициях комсомола, о бессмертных подвигах лучших его представителей, о героях нашей сталинской эпохи говорили комсомольцы в волнующих, страстных докладах. Комсомолка инженерно-экономического факультета Серафима Натис сделала интересный, содержательный доклад о культуре советского инженера. Каждому собранию предшествует тщательная подготовка. Вывешиваются красивые, выполненные с любовью объявления. В библиотеках витрины заполняются соответствующей литературой. Выпускаются специальные стенгазеты. А к некоторым собраниям готовится и художественная самодеятельность.

 

Перед институтом стоит задача - подготовить из молодых людей политически грамотных, культурных и дисциплинированных, хорошо владеющих своей специальностью советских инженеров-организаторов, способных преодолевать любые трудности на благо социалистической родины. Осуществлению этих задач и подчинена вся работа комсомольской организации института.

 

А. Карпова. Комсорг ЦК ВЛКСМ

Уральского индустриального института им. С.М. Кирова

Работа студентов в НТК поощрялась различными путями: лучшие доклады печатались в научных сборниках, выдавались денежные премии, организовывались экскурсии по заводам Урала. Так постепенно научно-исследовательская работа студентов вновь вошла в учебный план, что позволило повысить квалификацию и престижность выпускников УИИ. В условиях войны, как никогда прежде, темы дипломных проектов были нацелены на решение актуальных для промышленности задач: увеличение производственных мощностей, повышение производительности труда, изготовление и усовершенствование станков и механизмов, экономия электроэнергии и сырья. Комитет комсомола помогал в подборе тематики дипломных работ и организации дипломирования.

 

В 1944 году в институте начало действовать «Положение об именных стипендиатах и отличниках учебы УИИ им. С.М. Кирова». Опыт работы лучших из лучших популяризировал и обобщал комитет ВЛКСМ. Проводились общеинститутские методические конференции, где отличники делились своим опытом учебы. Об этом на своих страницах рассказывала газета «За индустриальные кадры». Отличникам разрешалось свободное посещение занятий, они освобождались от контроля по учетной книжке, на них распространялись некоторые льготы, которыми пользовались участники Великой Отечественной войны. К началу 1945 года институт имел 22 именных стипендиата и более 50 отличников. Каждый из них помогал неуспевающим студентам. В своей непростой работе комсомол опирался на фронтовиков. В 1943/44 учебном году в институте училось 338 участников Великой Отечественной войны. Они, несмотря на трудности, связанные с перерывом в учебе, учились настойчиво, увлекая своим энтузиазмом всю студенческую молодежь. В 1944/45 учебном году в институте вновь открывается вечернее отделение для лиц, не имеющих возможности оставить производство. Неустанный и многогранный труд дирекции института во главе с А.С. Качко, партийного бюро и комсомольской организации обеспечил за годы войны подготовку около двух тысяч высококвалифицированных командиров производства.

 

В годы войны жили с лозунгом «Лентяй в тылу - что трус в бою». В каникулярное время студенты работали на заводах и ударных стройках области. Бригады комплектовал трудовой штаб, созданный при комитете ВЛКСМ. На предприятия было отправлено 1700 студентов. Они работали на крупных заводах Свердловской области - УЗТМ, Турбозаводе, Новотрубном, строили горводопровод, трудились на СУГРЭСе, заготавливали торф и дрова. Особенно пригодились студенческие руки при восстановлении эвакуированных заводов и разгрузке эшелонов. Комитет ВЛКСМ совместно с профкомом наладили оперативный учет работы, комсомольские и профсоюзные активисты писали статьи в заводскую и институтскую печать. Большинство студентов работало отлично. Так, на строительстве завода станков бригада второго курса строительного факультета в составе 14 девушек за десять дней работы выполнила почти месячную программу. На одном из оборонных заводов студенты смонтировали 6400 станков. За первые полтора месяца войны студенты отработали на предприятиях и стройках 70 тысяч человеко-дней.

 

На строительство городского водопровода, объявленного народной стройкой города, было мобилизовано в 1943 году около 100 студентов. Они были объединены в отделения с командиром и комсоргом во главе. Работая в любую погоду, по колено в воде, они вынули 2500 кубометров грунта, 1500 кубометров скалистого грунта, откачали 20 тысяч кубометров грунтовых вод, уложили свыше 200 тонн водопроводных труб. За отличную работу на строительство горводопровода комсомольская организация УИИ была награждена грамотой городского комитета ВКП(б). Первый военный урожай студенты института убирали в Манчажском районе Свердловской области. Каждый день они выходили на уборку урожая, как на бой. Урожай был собран в срок и без потерь.

 

К уборке второго военного урожая готовились заблаговременно. По заданию обкома ВКП(б) институт должен был направить на поля 1200 человек, сдавших агроминимум, и 400 трактористов. 27 января 1942 года начались занятия по сельскохозяйственному минимуму в объеме 60-70 часов. По курсу сдавался экзамен. В июне 1942 года состоялось партийно-комсомольское собрание под девизом «Уборка урожая - военное задание». Оно рассмотрело вопросы, связанные с отправкой студентов в 34 колхоза. В августе на уборку урожая выехало 1300 студентов. Комитет ВЛКСМ обязал каждого комсомольца трудиться ударно, увлекая весь коллектив личным примером. По инициативе комсомольцев, работавших в Манчажском районе, развернулось социалистическое соревнование. Студенты металлургического факультета на уборке картофеля выполняли двойную норму. Первенство в соревновании среди студентов Белоярского района держала бригада комсомольца Трофимова, работавшая в колхозе «Авангард». Средняя выработка на одного студента составляла 1, 68 трудодня. Особенно отличался комсомолец Бурдин, который не уступал бывалым колхозникам и перевыполнял норму в 2,5 раза.

 

Полевые работы совмещались с культурно-политической работой в избах-читальнях, в клубах и на полевых станах. На втором военном урожае студенты выработали 105 тысяч трудодней. Три лучшие студенческие бригады - Богоявленского, Трофимова и Мариенко - завоевали Красные Знамена райкомов ВКП(б). С 1943 года коллектив института не только традиционно выезжал на уборку урожая, но и работал в подсобном хозяйстве, расположенном в Покровском районе. Хозяйство отнимало немало времени и сил, но являлось надежным источником снабжения сотрудников и студентов овощами. Силами студентов здесь были построены овощехранилище, зернохранилище и машинно-тракторная мастерская.

 

Уральская линия обороны

 

Комитет ВЛКСМ неустанно помогал Советам ДСО (Добровольное спортивное общество) и физкультурным работникам в важной задаче подготовки физически выносливых бойцов для Красной Армии. Допризывной подготовкой было охвачено большинство юношей, а военно-физической - все студенчество. В институте работали кружки стрелкового дела, радиотелеграфии, телефонии, ПВХО и другие. Все студенты изучали ПВХО, санитарное дело и обязаны были сдавать нормы ГТО. В 1942 году нормы ГТО первой ступени сдали 200 человек, а нормы второй ступени - 100 человек. К 1943 году было подготовлено 280 стрелков и г 50 специалистов - истребителей танков.

 

В спортивной школе УИИ работали гимнастические, лыжные и легкоатлетические секции, а также секции бокса, французской борьбы, фехтования и волейбола. Несмотря на трудности военных лет, в институте были волейбольные и баскетбольные площадки, стадион, работала водная станция. Зимний спортивный сезон молодежь открывала традиционным карнавалом на льду. Как и в мирное время, в День печати проводилась массовая эстафета на приз газеты «За индустриальные кадры».

 

Многим студентам военных лет запомнился профсоюзно-комсомольский кросс, стартовавший 1 февраля 1942 года. Это было первое оборонно-массовое мероприятие в условиях войны. Кросс прошел как смотр мощной лыжной кавалерии - боевого резерва Красной Армии. В годы войны спортивная слава нашего института была умножена. Три года подряд команда девушек-лыжниц выигрывала приз имени Зои Космодемьянской. Этот приз был оставлен девушкам навечно. Неоднократно завоевывали призовые места и мужчины-лыжники.

 

В первые же дни войны коллектив института принял участие в образовании фонда обороны Родины. В фонд отчислялись денежные средства и сдавались ценные вещи. Комсомольцы зарабатывали деньги на воскресниках, работая на заводах, выгружая эвакуированное оборудование, добывая торф. За годы Великой Отечественной войны коллектив института внес в фонд обороны более одного миллиона рублей. Подпиской на три военных займа коллектив отдал государству почти три миллиона рублей.

 

В конце 1941 года у молодых свердловчан возникла идея постройки танковой колонны «Свердловский комсомолец». При активном участии комсомольцев УИИ средства были собраны, и 6 мая 1942 года танковая колонна ушла на фронт. Вскоре танкисты прислали молодежи области письмо, в котором поведали о своих делах. В ответ началась массовая сдача средств на строительство второй танковой колонны, два танка из которой были построены на средства студентов. К 25-летию ВЛКСМ фронт получил от молодежи третью танковую колонну «Свердловский комсомолец». Посильный вклад внесли наши студенты и в танковую колонну «За передовую науку», и в формирование прославленного Уральского добровольческого танкового корпуса, который отправился на фронт в 1943 году. Вместе с ним ушли и добровольцы из нашего института. Узнав о присвоении воспитанникам института В. Бадьину, Н. Аникину и Н. Сыромятникову высокого звания Героя Советского Союза, сотрудники и студенты начали сбор средств на артбатарею имени трех Героев Советского Союза. Когда необходимые средства были собраны, институт отправил рапорт в Государственный Комитет Обороны. В ответ была получена благодарственная телеграмма за подписью И.В. Сталина.

ТЕЛЕгрАММА

 

СВЕРДЛОВСК

УРАЛЬСКИЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

ПОЛИТЕХНИКУМ НАРКОМЧЕРМЕТА

 

ДИРЕКТОРУ ТОВАРИЩУ КАЧКО

СЕКРЕТАРЮ ПАРТБЮРО ТОВАРИЩУ  ЗУБАРЕВОЙ

СЕКРЕТАРЮ КОМИТЕТА ВЛКСМ ТОВАРИЩУ СМИРНОВУ

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРОФКОМА СТУДЕНТОВ

ТОВАРИЩУ МАЛКИНУ

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ МЕСТКОМА

НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ И СОТРУДНИКОВ

ТОВАРИЩУ ВЛАСОВУ

 

Прошу передать научным работникам, студентам и служащим Уральского Индустриального Института имени Кирова, собравшим один миллион рублей на строительство танковой колонны «За передовую советскую науку» - мой братский привет и благодарность Красной Армии.

 

И.В. СТАЛИН

Помощь фронту от студентов УИИ шла и в виде писем, теплых вещей и подарков.

А сколько заботы проявляли студенты о семьях фронтовиков! Они помогали им вскапывать огороды, устраивали праздники для детей и взрослых. В любое время суток дежурили они у постели тяжело раненных бойцов, сдавали кровь. О донорстве рассказывает И.М. Савельева. «Шли кровопролитные бои. Раненым все больше требовалось донорской крови. Станция переливания крови обратилась за помощью к студентам.

 

Первыми откликнулись комсомольцы мехфака. Сдали анализы, определили группы крови, и с пригодными по здоровью заключили договор. По этому договору студенты обязались в любое время суток по зову станции являться для сдачи крови. У донора были привилегии: рабочая продовольственная карточка (800 граммов хлеба в день) и выходной день после сдачи крови. Кровь сдавали безвозмездно. За это к баллонам с донорской кровью прикреплялся ярлык с адресом донора. Многие получали благодарственные письма. У меня оказалась группа крови 1-А. Это значило, что моя группа крови пригодна для всех раненых.

 

Невозможно забыть случай, когда моя кровь экстренно понадобилась на станции переливания. Была глубокая ночь, когда в приемную директора позвонили и попросили сообщить мне о необходимости прибыть на станцию, и что за мной высылают машину. Посыльная сообщила только первую часть телефонограммы, забыв сказать о машине. На улице был мороз с ветром. Девочки помогли мне собраться, укутали теплой шалью так, что остались одни глаза. Пустырь от института до начала улицы Ленина не освещался, трамваи, конечно, уже не ходили. То шла, то бежала, поворачиваясь спиной, спасаясь от ветра. Только на углу улиц Ленина и 8 Марта меня догнала машина. Привезли, отогрели, напоили кофе с булочкой. Быстрый экспресс-анализ, стерильная одежда, и... в операционную. Два стола. На одном лежит мужчина средних лет, бледный, как закрывающие его простыни. Глаза закрыты. На второй стол ложусь я. Начинается непосредственное переливание крови, но через баллон. Сколько взяли крови, не знаю. Обычно полнормы брали - 200 граммов. Когда меня подняли, возле мужчины суетились врачи, глаза у него были открыты, и цвет лица стал иным, но ноги у меня стали «неверными». Снова кофе, булочка, и меня доставляют к институту...».

 

Поклонимся всем тем, для кого Великая Отечественная война - не страница истории,

а часть жизни, годы тягот и утрат.

Слава и благодарение Богу!

 

Мир на земле Российской, и благодаря соединенным усилиям союзных правительств и воинств - мир на землях многих... Бог посрамил дерзкие мечты злодеев и разбойников, и мы видим их теперь несущими грозное возмездие за свои злодеяния. Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня - дня, в который изрек Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества, - и Православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего, как один человек на защиту Родины и не щадившего и самой жизни ради спасения Отечества, - ныне предстоит Господу сил в молитве, благодарно взывая к Самому Источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани, за радость победы и за дарование мира всему миру.

 

Но только ли сознание радости несет победа? Она несет также сознание обязанности, сознание долга, сознание ответственности за настоящее и будущее, сознание необходимости усилить труд, чтобы закрепить победу, чтобы сделать её плодотворной, чтобы залечить раны, нанесенные войной. Много еще предстоит нам трудного дела, но мы теперь можем дышать свободно и радостно приняться за труд, - тяжелый, но созидательный. Если во время войны в непоколебимой вере в конечное торжество правого дела мы победоносно преодолели все трудности, все лишения, все тяготы на фронте и в тылу, то с какою же удвоенной силой мы примемся за воссоздание наших городов, из которых каждый - герой войны, наших дорогих и священных памятников - всего того, что создала могучая воля и державная мощь нашего великого народа.

 

С благоговением вспоминая подвиги нашего доблестного воинства и тех наших близких и родных, кто положил за наше счастье временную жизнь в надежде воспринять вечную, мы никогда не перестанем молиться о них и в этом будем черпать утешение в скорби о потере дорогих сердцу и укреплять свою веру в бесконечное милосердие Божие к ним, отошедшим в горний мир, и во всесильную помощь Божию нам, оставленным для продолжения земного подвига и для благоустроения жизни во всем мире.

 

Да исправится же молитва наша, яко кадило пред Господом. Да пройдет небеса. Да принесена будет святыми молитвенниками за землю Русскую к Престолу Господню. Бог мира да продолжит благословения Свои на родную землю нашу и да споспешествует вождям и правителям нашим мирным оружием государственной мудрости и правды побеждать всё, что враждебно миру и благу великого Отечества нашего, и совокупными трудами народов-победителей установить во всем мире такой порядок, при котором невозможно было бы повторение ужасов войны. Святую Церковь нашу в лице ее архипастырей, пастырей и верных чад призываю с таким же усердием и с такою же пламенной верой молиться о мирном преуспеянии нашей страны, с какими она молилась в годину испытаний за победу над врагами нашими. И да будет эта молитва так же благоугодна пред Богом.

 

Благословен еси, Боже, звери укротивый и погасивый огнь...

Канон службы Похвалы Божией Матери.

 

Аминь. АЛЕКСИЙ (I), Патриарх Московский и всея Руси

Москва, 9 мая 1945 г.

Первое мирное лето

 

В мае 45-го отгремели залпы победного салюта. В газетах того времени писали: «...Пройдут века, но грядущие поколения будут вечно помнить и свято чтить этот день как день триумфа Нашего правого дела - справедливости, свободы и прогресса». По свидетельству очевидцев, день 9 мая в городе выдался теплым, солнечным. Люди выходили на улицы, поздравляли друг друга, даже незнакомые обнимались и целовались. Везде были организованы митинги, в городе состоялась демонстрация, а вечером - народные гуляния. Всех праздновавших объединяло единство мыслей и чувств. Из воспоминаний доктора химических наук профессора З.В. Пушкаревой, секретаря парторганизации института в 1943-1945 годах.

 

... И вот настал этот день - 9 мая 1945 года!

 

Забыть его нельзя. На мою долю выпала счастливая обязанность провести общественный митинг в День Победы над Германией. Рано утром я шла в институт. Люди, встречаясь на улице, горячо поздравляли друг друга, обнимались или просто плакали слезами счастья. Весть о митинге разнеслась мгновенно. Не только актовый зал с его балконом, но и наспех радиофицированные этажи фойе и примыкающие к нему коридоры были заполнены людьми задолго до начала торжества. Трудно выразить словами то огромное волнение, которое переживали все собравшиеся: в их выступлениях отражались и ликование, и горе утрат, коснувшееся почти каждого, и новый прилив сил».

 

Из воспоминаний И.М. Савельевой.

«Окончание войны мы встретили в наших прежних уютных общежитиях. В 4 часа утра услышали по радио взволнованный голос диктора, сообщавший об окончании войны! Что тут началось! Вскочили с кроватей, обнимались, целовались... Спешно оделись и побежали в институт. Фойе быстро наполнялось студентами. Включили музыку. Объятия, смех, поцелуи. Открыли актовый зал. Зал гудел как пчелиный улей. На сцене появились Аркадий Семенович, секретарь парткома, председатель месткома, секретарь комитета комсомола - бессменный студенческий оратор Иван Малкин. Все взволнованно приветствовали и поздравляли студентов. И снова музыка в фойе... Студенты никак не хотели расходиться. Всеобщую радость хотелось переживать вместе!».

 

В институте начались вполне мирные работы. В мае 1945 года под девизом «Сделаем наш институт красивым и благоустроенным» начались работы по благоустройству института. План благоустройства предусматривал: асфальтирование дорожки к главному входу, озеленение территории между корпусами и ремонт жилого фонда. План был рассмотрен на расширенном заседании комитета ВЛКСМ, где было решено, что каждая учебная группа под руководством старосты и комсорга работает по четыре часа в неделю.

Он защищал Родину

ГАЗЕТА "ЗА ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ КАДРЫ", 1945 год

 

Аникин! Кому в УПИ неизвестна эта фамилия Героя Советского Союза?

Те, кто близко знает этого юношу, видят в нем скромного и хорошего товарища. Если спросить у него, как правильно спроектировать протяжку, он расскажет все до мелочей, если же задается вопрос о том, за что он получил звание Героя Советского Союза, то ответ краток:

За Днепр!

Первый трудовой день казался особенно праздничным: ярко светило солнце, играла радиола, и веселые звуки любимых песен бодрили работающих. С каждым днем площадь очищалась от мусора, заравнивались рытвины, исчезали бугры. «Сделаем август месяц решающим месяцем ремонта учебных корпусов» - такой клич бросили студенты группы Х-101, решившие половину своего каникулярного отпуска работать на ремонте института. Инициатива нашла отклик в студенческом коллективе. Специально созданная комсомольско-профсоюзная комиссия решала все вопросы, связанные с очередностью отпусков студентов и распределением их на работы.

 

Студенты бетонировали фонтаны перед входом в главный корпус, белили верхние этажи учебных корпусов. В перепачканных известкой костюмах, с лопатками, щетками, рубанками они, казалось, были всюду. Горячее стремление лучше и быстрее отремонтировать здания, оборудовать лаборатории породило социалистическое соревнование. «Дадим 200 процентов нормы!» - заявили маляры и кровельщики. «Дадим не менее 200 процентов нормы!» - ответили штукатуры.

 

Соревнование началось. К началу первого мирного учебного года все обязательства были выполнены и перевыполнены: были готовы не только учебные корпуса, но и общежития, квартиры фронтовиков, ясли, столовые. Вместе с выпускниками победного 1945 года в институт пришли выпускники трагического 1941 года, прошедшие всю войну. Почти все фронтовики были в выцветших военных гимнастерках с нашитыми желтыми полосками, означавшими ранение. Эти ребята приняли на себя удары и ужасы военных действий. На фронтах прошла их юность. Но молодость еще жила в них - им было немногим более 20 лет!

 

Они недодружили, недолюбили, недоучились.

 

Пришло и их время. Они горели желанием учиться и учились так, как будто шли в атаку. Они привнесли в комсомольскую организацию дух деловитости, принципиальности, показывали пример настоящего отношения к делу. И не удивительно, что секретарями комитета ВЛКСМ в первое послевоенное пятилетие избирались бывшие фронтовики А. Вечтомов, В. Мельников, И. Милайкин, Ю. Поручиков, Г. Топорищев.

Комсомольский секретарь

Мельников Виталий Васильевич

1918-1998 г.г.

 

Поступил на энергофак в 1938 году.

Ушел добровольцем на фронт (1941 г.), демобилизовался (1945 г.) и вернулся в институт.

С отличием закончил энергофак.

 

В 1946-1947 г.г. - комсорг ЦК ВЛКСМ в УПИ им. С.М. Кирова.

Успешно защитил кандидатскую (1951г.), докторскую (1965г.).

 

С 1955 года - декан радиотехнического факультета УПИ им. С.М. Кирова.

В сентябре 1962 года назначен ректором Челябинского политехнического института.

 

За боевые и трудовые заслуги награжден 8 орденами и 11 медалями.

Заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

 

 

 

 

 

 

Комсомольский секретарь

Милайкин Иван Федорович

1919-1998 г.г.

 

Поступил на энергофак УПИ в 1937 году.

Избирался комсоргом группы, членом факультетского бюро ВЛКСМ. 29 июня 1941 года добровольцем ушел на фронт. Рядовой, командир отделения, комсорг гвардейского батальона минеров, инструктор политотдела 31 отдельной гвардейской инженерной бригады.

 

С января 1946 года - студент УПИ им. С.М.Кирова. Избирался заместителем секретаря комитета ВЛКСМ института в 1947-1949 г.г. В 1947-1948г.г. - комсорг ЦК ВЛКСМ в УПИ им. С.М.Кирова. Делегат XI съезда ВЛКСМ. Кандидат технических наук (1954г.), доцент кафедры «Электрические машины». С 1971 по 1977 год - декан электротехнического факультета.

 

Награжден шестью боевыми государственными наградами.

В октябре 1948 г. комсорг ЦК ВЛКСМ УПИ им. С.М. Кирова Милайкин И.Ф. награжден

орденом Трудового Красного Знамени.

Жажда знаний

 

В апреле 1946 года XV пленум ЦК ВЛКСМ принял постановление «Об участии молодежи в выполнении пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг.». Постановление вооружило комсомольскую организацию института программой деятельности на ближайшие годы. Выполнение пятилетнего плана для комсомольцев означало: еще лучше учиться, совершенствовать свои знания в научно-технических кружках, мобилизовать молодых людей на активное участие в реализации планов пятилетки. Для мобилизации молодежи необходимо было ее идейно сплотить и увеличить численность комсомольской организации. Постоянное пополнение рядов комсомольцев за счет юношей и девушек являлось показателем организационной сплоченности и политической активности комсомольской организации.

 

С марта 1948 года по март 1949 года в члены ВЛКСМ вступило 111 человек, хотя в институте имелось свыше одной тысячи студентов, не состоявших в комсомоле. Комсомольская организация УПИ (так стал называться институт с февраля 1948 года) усилила свое влияние на несоюзную молодежь. Она стала шире привлекаться к общественной работе, к занятиям в комсомольских политкружках, в различных массовых мероприятиях, приглашалась на открытые факультетские и курсовые собрания.

 

Разнообразны были темы этих собраний. Вот только некоторые из них: «Советская конституция и молодежь», «Боевой путь Ленинского комсомола», «Буржуазная и советская демократия», «Пятилетний план развития металлургии». Первые послевоенные отчетно-выборные комсомольские собрания на факультетах и курсах института, а также отчетно-выборная конференция института прошли в 1946/47 учебном году. Собрания и конференция показали, что комсомольская организация института добилась повышения уровня организационно-массовой и политической работы. В ноябре 1947 года XVI пленум ЦК ВЛКСМ принял постановление «О работе комсомольских организаций высших учебных заведений и техникумов». Пленум подчеркнул, что для досрочного выполнения первого послевоенного пятилетнего плана нужны высококвалифицированные кадры советских специалистов, способных двигать вперед промышленность, транспорт, строительство, сельское хозяйство, науку и культуру.

 

Комсомольская организация института все свое внимание сосредоточила на усилении учебно-воспитательной работы. В начале 1949 года при комитете ВЛКСМ был организован учебный сектор. Аналогичные секторы были созданы на факультетах и курсах. Факультетские учебные комиссии работали в тесном контакте с деканатом и имели достаточно широкие полномочия. Они не только рассматривали дела неуспевающих студентов, но и участвовали в распределении стипендий, выдавали разрешения на пересдачу зачетов и экзаменов.

 

В течение семестра и в период сессии комитет ВЛКСМ проводил производственные «летучки», позволяющие контролировать ход успеваемости студентов, а также анализировать возникающие проблемы. Особое внимание учебный сектор уделял первому курсу. Со студентами этого курса беседовали о будущей специальности ленинские стипендиаты и опытные преподаватели. По просьбе комитета преподаватели проводили со студентами младших курсов занятия по методам конспектирования лекций и первоисточников.

Учеба, труд и общественная работа формировали будущего инженера

 

Те условия, в которых прошли наши студенческие годы, трудно сравнивать с современным положением нынешних студентов. В этой заметке мне хотелось отразить некоторые стороны студенческой комсомольской жизни последнего года Великой Отечественной войны и последующих четырех лет. Конечно, никаких архивов по комсомольским делам не сохранилось. В условиях довольно бурной и интересной жизни того времени автор этих строк вряд ли мог себе представить, что почти через 60 лет его попросят выступить с воспоминаниями. И все же, встречаясь с друзьями тех лет, удалось восстановить некоторые главные события, которые и легли в основу этих заметок.

 

В первый год моей учебы (1944/45 учебный год) для лучшей организации общественной работы в каждой академической группе, кроме старосты, назначаемого деканом, избирались комсорги, профорги, агитаторы, спорторги, культорги. Обязанности актива группы были четко разработаны и определены. Состав групп был довольно сложным. По возрасту: большая часть каждой группы была представлена выпускниками средних школ, меньшая - демобилизованными из рядов Советской Армии и трудовой армии. По возрасту различия достигали 5-6 лет. Академические группы постоянно пополнялись студентами довоенных приемов, ушедших добровольцами на фронт в 1941-1943 годах. Демобилизация таких студентов проходила в разное время по разным причинам.

 

Это было связано и с участием в сражениях с Японией в 1945 году, и с расформированием воинских частей, которое занимало определенное время, и с лечением после ранений в госпиталях. Фронтовики оказывали благотворное влияние на остальную часть студенчества своим упорством, настойчивостью в овладении знаниями и высокой организованностью в учебе. Здесь уместно вспомнить, что в 1939 году комсомольским собранием института (1100 чел.) были приняты «Элементарные правила поведения комсомольца УИИ им. С.М. Кирова». Эти правила, к сожалению, забывает современная «продвинутая» молодежь. Вот их перечень:

 

1. Быть чистым и опрятно одетым, содержать в порядке прическу.

2. Снимать головной убор при входе в институт.

3. При входе в служебные помещения дирекции или деканата просить разрешение на вход.

4. Вставать при разговоре с преподавателем.

5. Бережно относиться ко всем учебным пособиям и другому общественному имуществу.

 

Эти правила вошли в правила внутреннего распорядка института, с ними знакомили студентов в течение первых недель занятий. Разумеется, кое-кому принятые в то время правила поведения сегодня покажутся общеизвестными. Однако в 1939 году начинали учебу в институте юноши и девушки, родившиеся в годы Гражданской войны. Когда они учились в школе, главное внимание уделялось учебе. При нехватке учителей вопросы воспитания отодвигались на будущее.

 

Начавший в 1939 году учебу в УИИ студент Александр Телегин, ушедший на фронт добровольцем в 1941 году, вернулся к нам в группу после демобилизации в 1946 году. Его поведение свидетельствовало о том, что правила поведения, которые он принимал в довоенную пору, им не забыты. Более того, всегда подтянутый, корректный и вежливый, он служил нам примером в отношениях со студентами группы. Староста был представителем деканата в группе. Он отвечал за участие студентов в общефакультетских мероприятиях, дежурствах группы, имел право при уважительной причине освобождать студента от занятий. Комсорги были ответственны за формирование коллектива в группе, организацию и координацию внеучебной работы. Естественно, в центре их внимания постоянно находились вопросы учебной дисциплины и поведения студентов. Профорг был значительной фигурой в группе. От его активности зависел быт студента - организация дополнительного питания, пребывание в профилактории, получение путевок в дома отдыха, санатории, выделение материальной помощи студентам и т.п. Таким образом, пользуясь военной терминологией, староста был командиром, комсорг - комиссаром, а профорг - зам. командира по тылу.

 

Агитатор был организатором еженедельных политинформаций в группе. Мир в 40-е годы стремительно менялся. Для освещения внешней и внутренней политики СССР и других стран к политинформациям привлекался поочередно каждый студент. Для организации такой важной работы в расписании занятий группы выделялось время и аудитория. Проблем в подготовке не было. В красных уголках общежитий всегда были свежие газеты, работал свой радиоузел, а в каждой комнате общежития - радиоточка.

 

Спорторг по определению был связан с организацией в группе зимних и летних кроссов, факультетских и институтских эстафет. По положению об эстафетах, каждая академическая группа должна была выставить команду.

 

Культорг группы нес ответственность за организацию досуга студентов, особенно если учесть, что некоторые студенты приехали в областной город впервые из маленьких городов и поселков Свердловской области. Свердловск в то время был культурным центром Урала. Театр Музыкальной комедии был лучшим в стране, драматический театр был лучшим на Урале, а оперный театр славился знаменитыми певцами и балетом. В УПИ актовый зал был лучшим концертным залом города, где за честь выступать в нем считали известные артисты и ансамбли страны. Еженедельно актовый зал превращался в кинозал, в котором довольно часто демонстрировались кинофильмы раньше, чем в кинотеатрах города. Стипендия на IV -V курсах составляла 450 рублей, а стоимость билета в кино - 50 копеек. В театр или на концерт билет можно было купить за 2-5 рублей, поэтому проблем с культурной программой студенчества у культоргов не существовало.

 

Ключевые посты в группе обычно занимали комсомольцы. Кроме общественных обязанностей в группе, студенты были вовлечены в работу комсомольских, профсоюзных, спортивных комитетов института и бюро факультетов. В Советах студенческого научного общества организационной работой в основном занимались студенты-комсомольцы. В итоге получалось, что большая часть студентов группы в той или иной мере была связана с общественной деятельностью.

 

Объективности ради замечу, что не каждой группе удавалось добиваться успехов в создании, как тогда говорилось, боевых коллективов. Там, где комсорги достигали цели по созданию коллектива в группе, учеба студентов характеризовалась высокими показателями, не было практически отсева студентов, во всех делах вне учебы группа блистала своими достижениями.

 

Наиболее яркие воспоминания первого года учебы в институте связаны с началом работ по созданию площади им. С.М. Кирова. В Екатеринбурге вряд ли найдется такой житель, который не побывал на одной из красивейших площадей города - площади С.М. Кирова во Втузгородке. Такой площадь стала благодаря труду студентов Уральского индустриального института им. С.М. Кирова, переименованного в 1948 году в Уральский политехнический институт - УПИ. Это имя вошло в лозунг «Где студенты УПИ - там работа кипит!». Он характеризовал отношение к любой работе студентов - на полях подсобного хозяйства института, на топливном складе институтской котельной, на уборке снега на станции Шарташ, на благоустройстве Втузгородка и родного города, на целинных полях Казахстана, на стройках Дальнего Востока и др. Площадь С.М. Кирова не всегда была такой. В конце 20-х годов XX века здесь стоял лес, и жители Свердловска собирали в нем ягоды и грибы. В 1940 году было завершено строительство главного учебного корпуса. Между ГУКом и трамвайной остановкой на проспекте Ленина была устроена пешеходная дорожка, справа и слева от которой нагромождение камней, битого кирпича формировало «Лунный ландшафт». Во время Великой Отечественной войны его использовали курсанты офицерских курсов «Выстрел» для отработки учебных боевых действий в обороне и наступлении.

 

Организация всех работ по преобразованию площади была поручена комсомолу. Основная ответственность была возложена на комсоргов групп. На первом этапе благоустройства главным было «откопать» институт. Ведь со стороны города здание ГУКа просматривалось, начиная со второго и третьего этажей. Каждому студенту следовало перенести 4 кубометра грунта в ту часть площади, которая расположена между третьим учебным корпусом и суворовским училищем. По этой норме устанавливалось задание студенческой группе. Основными средствами выемки грунта были кайло и лопата, для переноски грунта - носилки, в редких случаях - тачка. Укладка асфальта производилась также вручную, как и его укатывание. При этом половина группы усаживалась на каток (для тяжести), а вторая - тащила (как бурлаки) этот каток. Так был уложен первый асфальт перед ГУКом в мае 1945 года. Студентам в апреле-мае 1945 года энтузиазм и рабочий настрой создавали победы Советской Армии. Под музыку и песни первый этап благоустройства площади был завершен за три месяца: апрель, май, июнь, т.е. до начала сессии в июле (каникулы в то время продолжались всего один месяц - август). Сейчас, даже трудно себе представить, сколько грунта было перенесено, сколько асфальта было уложено и укатано. Наградой за труд стала красота тенистой части сквера с ее разнолесьем, красота города, которая просматривается с открытой части площади, особенно в торжественные дни, когда фейерверки и иллюминация оживляют город в вечернее время.

 

Земляные работы по благоустройству площади на этом не закончились, они были перемещены на территорию между третьим учебным корпусом и суворовским училищем и завершены в 1949 году. Интересная деталь сохранилась в памяти: так уж случилось, что для нашей группы Мт-436 день работы в мае 1948 года на площади совпал с днем сдачи государственного экзамена по иностранному языку. Пришлось совмещать и работу, и сдачу экзамена. На экзамен уходили по 2-3 человека, и после их возвращения отправлялась следующие 2-3 студента. Экзамен в этот день группа сдала без двоек. Комсомольцы нашего пятого курса приняли активное участие во Всесоюзном воскреснике 24 октября 1948 года, посвященном 30-летию ВЛКСМ. В этот праздник труда вместе с молодежью института мы занимались благоустройством улицы, получившей имя «Комсомольская», и площади им. С.М. Кирова. В этот день у здания третьего учебного корпуса был заложен сквер имени 30-летия ВЛКСМ.

 

К сожалению, в ходе исторических перемен исчезло не только имя этого сквера, но и память о нем. Для тех, кто начал благоустраивать территорию перед главным учебным корпусом университета, площадь С.М. Кирова - это память о студенческой поре. Пройдет время, и для сегодняшних студентов эта площадь станет памятью о незабываемых встречах, знакомствах, переживаниях. Пусть же наша площадь - площадь С.М. Кирова - остается такой же красивой, какой она была создана более 60-ти лет назад студентами-комсомольцами 40-х и сохранена следующими поколениями студентов! В 1944 году комсомольская организация института насчитывала менее 1000 студентов, в конце 1945 года - 1400 человек, а ее численность к началу 1948 года превысила 3000 человек. При увеличении числа академических и комсомольских групп для лучшей организации общественной работы в группах и ее координации были созданы курсовые бюро. В конце 1947 года бюро ВЛКСМ металлургического факультета рекомендовало автора этих строк - комсорга группы Мт-436 - в состав курсового бюро 4-го курса.

 

В 1948 году комитет ВЛКСМ института организовал учебу секретарей курсовых бюро. Занятия в основном проводил комсорг ЦК ВЛКСМ, секретарь комитета Иван Милайкин, реже - руководители секторов комитета. Занятия продолжались в течение часа с 8 до 9 часов утра, т. е. до начала лекций. Тематика встреч была самая разнообразная. Это и подготовка планов работы бюро, групп, комсомольских собраний, это и анализ учебной работы академических групп и курса, это и формы агитационной и шефской работы, это и организация массовых спортивных мероприятий, трудовых дел и пр. Уровень и результативность работы комсомольской организации УИИ-УПИ в 40-х годах был настолько высок, что ее деятельность была отмечена к 30-летию ВЛКСМ вручением ей Красного Знамени Центрального Комитета ВЛКСМ.

 

Комсорг ЦК ВЛКСМ Иван Милайкин был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а многие активисты комсомольского движения были отмечены Почетными грамотами Центрального, Областного, Городского и Районного комитетов ВЛКСМ. Роль курсовых бюро ВЛКСМ в студенческой жизни можно проиллюстрировать следующими примерами. Первый пример описан в воспоминаниях Вадима Колмогорова, отвечавшего в то время в факультетском бюро ВЛКСМ за спортивную работу.

 

Колмогоров Вадим Леонидович

Член-корреспондент Российской академии наук, Лауреат премии Совета министров СССР

профессор, доктор технических наук, Главный научный сотрудник института машиноведения УРО РАН, г. Екатеринбург:

 

«Я с Юрием познакомился в 1949 году, т.е. более полувека тому назад! А было это так. Я учился на три года позже Юры. Мне довелось на втором курсе быть в факультетском бюро комсомола и отвечать за спортивную работу. Юра в ту пору был секретарем комсомольского бюро пятого курса. Конечно, между студентами-дипломниками и студентами младших курсов существовала большая разница. Вторые, естественно, испытывали робость при общении со «стариками». Почтение к старшим - это хорошее качество. Разумеется, никакой дедовщины в нашей среде не было. По роду моей общественной деятельности мне приходилось проводить работу по организации различных спортивных мероприятий, в том числе таких, как, например, кроссы, утренние зарядки, эстафеты, в которых должны были принимать участие и студенты 5 курса. Организовать студентов, особенно пятого курса, было непросто.

 

В этих случаях я решил опираться на секретарей комсомольских бюро курсов. Все они были разными, одни отсылали меня к соответствующим секторам их бюро, другие принимали участие в решении возникшей проблемы сами. В числе вторых особенно выделялся Юра Ярошенко. Он это делал со свойственной ему доброжелательностью, без снисхождения, с улыбкой и искренним желанием оказать помощь в нашем общем деле. Пятый курс вполне активно участвовал в массовых мероприятиях под руководством своего комсомольского секретаря - Юрия Ярошенко. Это вызывало у меня большую симпатию к Юре».

 

Еще один пример связан с работой комиссии по распределению молодых специалистов. Пожалуй, распределение на работу было самым ответственным этапом в жизни выпускника вуза: заканчивалась относительно беззаботная студенческая пора, определялись условия работы (совершенствование профессиональных знаний, возможности роста по служебной лестнице и пр.) и жизни (получение квартиры, материальное обеспечение и т.п.) будущего инженера. Секретарь курсового бюро по приказу директора института А.С. Качко входил в состав комиссии по распределению молодых специалистов с правом решающего голоса.

 

Весомость такого отношения к представителю комсомола проявляется, если учесть, что председателем комиссии был сам директор института, а в комиссию входили декан факультета профессор А.А. Горшков, заведующие выпускающими кафедрами и представители кадровых подразделений министерств и ведомств страны. Характеристика студента - будущего молодого специалиста - помогала комиссии подобрать для выпускника УПИ место работы с учетом результатов учебы и успехов в общественной работе.

 

Такой подход оказался дальновидным, о чем свидетельствуют профессиональные успехи выпускников. Когда мы собрались, чтобы отметить 25-летний юбилей нашего выпуска, то заслушали отчет каждого выпускника об успехах в профессиональной и семейной жизни. Вот несколько примеров. Фронтовики Сергей Баев и Александр Варганов, продвигаясь по служебной лестнице на металлургических заводах страны, в итоге стали руководителями металлургических заводов, первый - в г. Алапаевске, второй - в г. Щелково. Комсорг группы Василий Латыев со временем возглавил машиностроительный завод в Нязепетровске (Челябинская обл.). Фронтовик Александр Телегин связал свою жизнь с родным УПИ. Начав преподавательскую деятельность с должности ассистента, он после защиты кандидатской и докторской диссертаций получил профессорское звание и много энергии и творчества вложил при создании учебников и учебных пособий для студентов металлургических специальностей. Фронтовик, участник боев за Берлин Сапаргужа Даулетказин - первый в истории Казахстана инженер-сталеплавильщик - продвинулся по служебной лестнице до начальника мартеновского цеха Карагандинского металлургического завода.

 

Демобилизованный из трудовой армии Петр Нижельский - староста группы, став доцентом, кандидатом технических наук, возглавил кафедру технологии металлов в Курганском машиностроительном институте. Староста параллельной группы Владимир Чечулин после работы технологом-литейщиком на заводе, успешно осуществлял, будучи профессором, на кафедре литейного производства педагогическую деятельность и развивал новое научное направление, связанное с технологией каменного литья. Аркадий Берсенев (спорторг группы) стал начальником технического отдела одного из трубных заводов, а Арнольд Плоткин прошел путь от инженера до главного металлурга Хабаровского машиностроительного завода. Комсомольские активисты инженер-доменщик Кима Королева, инженер-сталеплавильщик Юрий Брыскин выросли до ведущих специалистов Нижне-Тагильского металлургического комбината.

 

Подобные примеры можно было бы продолжить. Однако они лишь подтвердят роль комсомольской организации в формировании командира производства, способного планировать свою профессиональную и общественную деятельность, умеющего не только работать в коллективе, но и руководить людьми, используя индивидуальные качества каждого в интересах выполнения порученной работы.

 

Ю. Ярошенко

комсомолец с 1942 года, студент группы Мт-136 (прием 1944 года). Заслуженный деятель науки и техники РФ, Лауреат премии Правительства РФ. Почетный профессор УГТУ-УПИ, доктор технических наук, профессор кафедры

«Теплофизика и информатика в металлургии»

По итогам 1947/48 учебного года чистая сдача составила по институту 92 процента. Более половины студентов сдали экзамены только на «хорошо» и «отлично». По результатам 1948/49 учебного года УПИ вышел на второе место среди политехнических вузов страны. Авангардное положение в учебе занимали комсомольцы: у них процент повышенных оценок был больше, чем в целом по институту. В апреле 1947 года было создано студенческое научное общество (СНО). Научно-исследовательская работа развивала творческий подход к усвоению знаний, умение решать проблемы, выдвигаемые производством. В СНО активно работали сотни студентов. В привлечении студентов к работе в СНО большую помощь оказал комитет ВЛКСМ. В структуре комитета и курсовых бюро были созданы специальные секторы СНО, которые возглавляли старшекурсники, аспиранты или ассистенты. Комитет ВЛКСМ принимал активное участие в составлении планов работы общества, контролировал их выполнение, заслушивал отчеты секретарей бюро ВЛКСМ о работе отделений СНО, направлял лучших комсомольцев на руководящую работу в его советы.

 

О послевоенных годах учебы вспоминает А.В. Смородинников

Участник войны, Лауреат Госпремии СССР, Заслуженный металлург РСФСР, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник, почетный выпускник УГТУ-УПИ.

 

Подготовительное отделение. Окончилась Отечественная война, и наш Стопушечный артиллерийский полк, где я был командиром огневого взвода, расформировали. В мае 1946 года был комиссован по состоянию здоровья (последствия контузии). По пути следования домой в город Верхнюю Туру, я не миновал Свердловска, и, конечно, меня потянуло в УИИ. И хотя я в 10-ом классе проучился одну четверть, приказом министра образования тов. Потемкина всем школьникам, призванным в армию, были выданы Свидетельства об окончании 10 классов. И вот я на подготовительном отделении УИИ. Группа, в которую я попал, уже «галопом» повторила половину курса десятого класса. Так что на меня легла двойная нагрузка: догнать и усвоить текущий материал. Спал я мало, видимо, сказывались фронтовая закалка и ночные бдения на орудиях. Распорядок нашей жизни был таков. Занятия начинались в 9-00. Занимались мы 6-7 часов, после чего шли в столовую. За один присест съедали все положенное нам трехразовое питание. В него входили чай, пирог из муки, т.е. без начинки, суп с гренками (3-4 сухарика) и ложка каши. За это у нас из карточек выстригали талоны на муку, крупу, макароны, и жиры. Хлеба по студенческой карточке полагалось 500 г за сутки. Стоило столовое питание копейки. На «подготовке» нам платили 150 рублей в месяц, а булка хлеба на рынке стоила 150-200 рублей.

 

Однажды вечером, когда Гриша, с которым мы жили в одной комнате, занимался какими-то расчетами, а я зубрил учебники, раздался стук, и в комнату вошел высокий худой мужчина с женщиной. Гриша поздоровался и представил меня. Так состоялось мое знакомство с Иосифом Яковлевичем Тарновским и его супругой. Я еще не знал, что все 5 лет это будет мой декан метфака. А Гриша готовил ему какой-то графический материал для докторской диссертации.

 

Кем стать? Как-то нашу группу посетил директор института Аркадий Семенович Качко (ректора в то время были только в университетах). Это был невысокого роста, плотный человек с уже седеющей шевелюрой. Жизнь столкнула меня с ним несколько раз, и всегда я получал от него поддержку, поэтому чувство благодарности к нему осталось на всю жизнь. Хочу привести слова бывшего первого секретаря Свердловского обкома партии К.К. Николаева: «Глубокое уважение навсегда сохраняю к Аркадию Семеновичу Качко - настоящему коммунисту и горячему патриоту института. Талантливый воспитатель молодежи, он заботливо растил и поддерживал студентов...».

 

Так вот, Аркадий Семенович коротко рассказал нам об институте, но главной задачей его была агитация. Он и призывал нас идти на метфак. Обещалась повышенная стипендия, а не «голодные зубы», в тот тяжелый 1946 год, в столовой - «доп. паек» (пара ложек каши). Перекурив в перерыв, все ребята, с кем уже успел познакомиться, решили стать металлургами.

 

Приемные экзамены. В первых числах августа закончились наши занятия на «подготовке», и мы перешли в разряд абитуриентов, получив экзаменационные листки. Институт после каникулярного затишья вновь заполнился молодежью - бывшими школярами. Эта публика была в какой-то мере робкая, хотя и напускала на себя браваду. Характерным и отличительным для 1946 года было то, что среди всей этой абитуриентской братии наряду с мальчиками и девочками было порядочно более «взрослых» ребят и девушек, по возрасту явно старше «узелков» (так мы иногда называли школяров). Перед экзаменом по немецкому языку у меня по другим предметам были две пятерки, четверка и тройка. Вот тут-то полный крах. Немецкий в школе то был, то нет, да еще 3,5 года армии. Здесь «парой» не отделаешься, верный кол. И тут кто-то мне посоветовал, что надо идти к заведующей кафедрой иностранного языка О.М. Веселкиной.

 

И вот я у дверей Ольги Михайловны Веселкиной.

Она знала несколько языков. Поговаривали, что она была фрейлиной у императрицы, что она - родственница Толстых. Высокого роста, всегда одета по моде дореволюционных времен. Женщина властная. Ее побаивались преподаватели кафедры. Стучу в дверь и получаю «добро». Вошел в небольшой кабинет и все чистосердечно рассказал. Пошарив в столе, она достала учебник для пятого класса школы по немецкому языку, открыла его на картинке. Я бегло прочитал, что «Анна и Марта купаются». Засмеявшись, она сказала, что я знаю немецкий. Посоветовала попасть в английскую группу и поставила мне «зачет». Вот так состоялось мое знакомство с этим замечательным педагогом, мастером перевода. Все экзамены сданы, и я принят на первый курс металлургического факультета и зачислен в группу доменщиков Мт-155.

 

Общежитие. В общежитии мы составили дружный «экипаж» из четырех: Сивков Виктор, Пальчиков Юрий, Арзамасцев Виктор и я. С первых же дней поселения в общежитие у нас создалась коммуна. Жить на стипендию и карточки взрослому человеку практически было невозможно. Моим вкладом была картошка. Раз в месяц я мотался домой и вез пару хороших мешков. На Свердловском вокзале меня встречали «негры» - трое однокашников - и на горбу доставляли мешки в общагу. Юра и Витя Арзамасцев с оказией получали топленое маслице и вяленую баранину. Витька Сивков получал из дома деньги. Все это и получаемая стипендия становились коммунарской. Распорядителем всех продуктовых запасов и средств был Витя Арзамасцев. Он варил в большой кастрюле «кондер», либо кулеш или пюре. Заправлялось это хозяйство чуть-чуть маслицем. Хлебца выдавалось по кусочку, чтобы хватило на завтрак. Ну, а в обед уничтожали в студенческой «харчевне» трехразовое питание. Денежными средствами распоряжался также Витя, выделяя нам определенную мзду на парикмахерские, на трамвай, баню и кино. Нам многие завидовали, т. к. не у многих складывались такие отношения. Наша коммуна просуществовала до 1947 года - до отмены карточной системы.

 

Учеба. В 1946 году весь первый этаж здания металлургического факультета и химфака был занят оборонным заводом. Корпус был обнесен забором, и вход был сбоку. В главный корпус бегали по улице, и порой это надо было делать несколько раз. И, конечно, одеваться не приходилось. Бытовало такое шуточное стихотворение:

 

Зима, студент, не торжествуя, в сандальях обновляет путь

и, голой пяткой снег почуя, несется рысью в институт.

Бразды пушистые взрыхляя, летит студент вперед трамвая...

 

Кафедра металлургии чугуна готовила доменщиков и, как говорили, «самых больших металлургов». Первым заведующим кафедрой был Соколов И.А., который создал уральскую школу доменщиков. Рассказывали, что в тридцатые годы он был репрессирован или «по делу промпартии», или по другим делам, связанным с «врагами народа» различного толка. Был освобожден, награжден двумя орденами «Трудового Красного Знамени». Умер в 1947 году, похоронен на Ивановском кладбище вблизи от могил писателей Бажова и Ликстанова. Заведующим кафедрой после смерти И.А. Соколова стал В.К. Грузинов. Он читал нам спецкурс, где речь шла об оборудовании доменных печей и цехов.

 

Инженер К. Мокриевич давал нам металлургические расчеты доменных шихт.

Он работал на производстве, был консультантом у Серго Орджоникидзе. Несмотря на сухой расчетный материал, занятия его были интересны, они пересыпались рассказами о его встречах с металлургами, случаями из практики. И в последний день его занятий наши группы подарили ему серебряный портсигар, чем страшно растрогали «старика». Высшую математику читал участник войны Арей. Читал отлично. Физику вела Липатова, иногда ее заменял П.В. Гельд. Общую химию преподавала М.Р. Стромберг. Кристаллографию и минералогию читал Архангельский. Мы звали его «ангелом без крылышек», т.к. экзамены сдавали, не зная курса. Когда я столкнулся с рудами и минералами на производстве, пришлось эту дисциплину заново учить. Сопромат читала профессор Малкина. Такой симпатичной женщине неудобно было сдавать на трояки. Сдал на четыре и по студенческому поверью получил «право жениться». Кто читал курс «науки наук» - основы марксизма-ленинизма, не помню, но семинары вела Ирочка Пыхова, она только что окончила институт. Нам было неудобно перед симпатичной девушкой нести ахинею. Учили. Металлургические печи читал Тройб, а иногда - Б.И. Китаев. Заниматься приходилось много. Сидели порой до 12 часов ночи. За пять лет учебы в институте я прослушал и сдал экзамены по 35 дисциплинам. В основном это были положительные оценки - «отлично» и «хорошо».

 

Втузгородок. Всего к 1946 году было построено девять пятиэтажных корпусов. Четыре из них были вблизи от трамвайных путей, остальные - на некотором удалении от них. В первом корпусе жили аспиранты и ряд семейных студентов. В третьем, насколько помню, - студенты энергофака, в пятом - экономисты и химики. Четвертый корпус населяли «варяги» - студенты сельскохозяйственного института. В шестом, по-моему, строители. В седьмом корпусе - механики. В восьмом - не помню, но позднее это был корпус физтехов. Наконец, девятый корпус населяли металлурги, занимающие все пять этажей. В пятом корпусе была студенческая поликлиника, в шестом - почтовое отделение.

 

Между студенческими корпусами были асфальтированные дорожки, а пространство между ними засажены кустарниками и деревьями. Часть из них сажали и мы. Деревья были еще не столь большие, и весь этот микрорайон хорошо смотрелся. Он был зеленый и какой-то солнечный. Земля была покрыта травой, на которой можно было зубрить лекции, одновременно загорая. Стадион появился в нашу бытность, но еще не был построен. В 200-300 метрах от девятого корпуса стояли бараки, в которых жили рабочие фабрики «Уралобувь». Трамвайное кольцо было около пятого корпуса. За ним было еще несколько барачных зданий, затем - наша «кормилица» (база «Гастроном»). На этом город кончался.

 

Я считаю, что УПИ имел самые лучшие общежития среди институтов города. Как правило, в комнате жило четыре человека. Интерьер был самый простой. Стол, четыре стула, четыре прикроватных тумбочки и пятая -хозяйственная - в углу около двери, вешалка. Приезжая с каникул, надо было посетить санпропускник. И Бог нас миловал, все пять лет у нас не было ни клопов, ни тараканов, ни вшей. На каждом этаже было два туалета, кухня со столиками вдоль стен и розетками для электроплиток. На первом этаже был титан для кипятка. Душа и горячей воды не было, но в подвале можно было постирать. С фасада общежитие имело на всю высоту два эркера, в которых помещались красный уголок, комната для занятий и черчения. В ряде из них жили - кагал по 8-10 человек. При входе в общежитие стоял стол с телефоном, и многие годы - тетя Маша при нем. Посторонним полагалось оставлять документы. Но иногда наши девчонки, чего греха таить, проскальзывали, не оставляя оных.

Коэффициент соизмеримости

 

В предвоенные годы комсомол в УПИ пользовался громадным влиянием по линии спорта и Осоавиахима, сейчас это общество называется ДОСААФ, и комсомол фактически к нему имеет незначительное отношение. А в 1940 – 1941 годах комсомол организовывал кружки ворошиловских стрелков, в аэроклубе – кружки летчиков-спортсменов, парашютистов. Что касается учебы, то в ходу были открытые соревнования факультета с факультетом, группы с группой. При подведении итогов учитывалось количество повышенных оценок. Это, конечно, было неправильно. Иногда это превращалось в соревнование преподавателей – кто больше наставит положительных оценок. Кстати, в те времена профоргом лучшей группы в институте был Сыромятников, ныне профессор, Герой Советского Союза. Для лучших групп организовывались поездки в другие города, на сельскохозяйственную выставку в Москву. Общие комсомольские собрания в институте стали проводить с 1940 года, так как раньше не было помещения, а в 1940 году ввели в строй центральную перемычку. Тогда в институтской комсомольской организации стояло на учете примерно 1000 человек. Крепко, конечно, запомнился первый день войны. Я был тогда членом факультетского бюро комсомола и готовился к предпоследнему экзамену. Радио было не у всех, только на улицах стояли громкоговорители. Поэтому страшную весть не все сразу узнали, но слух распространился молниеносно. Студенты и преподаватели пошли в институт, и сразу начался митинг.

 

После митинга многие пришли в комитет комсомола и сели писать заявления с просьбой послать на фронт. Эти заявления сохранились. Они были написаны на бланке с грифом «Секретарь комитета комсомола УПИ». 29 июня утром я сдал последний экзамен по электротехническим машинам и получил первую свою «тройку». Конечно, в те дни было не до экзаменов, мысли были заняты совсем другим, но все-таки было не очень приятно. Вздохнул свободно, только пересдав этот экзамен после войны. Вернулся и попросил принять. А в этот день мы прошли комиссию и вечером уже отправились с эшелоном.

 

В начале 1946 года мне посчастливилось вернуться в УПИ. Осенью меня избрали заместителем секретаря комсомола института, а через год я стал секретарем. В те годы необычен был коллектив студентов. Много было фронтовиков, много коммунистов: все изголодались по учебе. Если взять итоги экзаменационных сессий тех лет – бросаются в глаза очень высокие показатели. Правда, тогда стипендию давали только при повышенных оценках. Это оказывало влияние на преподавателей. Не секрет, что тогда было трудно с питанием, была карточная система. Преподаватель долго тянул, помогая дополнительными вопросами, прежде чем решался поставить за ответ «тройку». И все-таки студенты учились тогда чрезвычайно настойчиво и упорно, хотя многое за годы войны перезабыли.

 

Было только одно институтское собрание (комсомольское), а потом стали проводить конференции. Институтский зал вмещал около 1000 человек, а в те годы комсомольцев было примерно такое же количество. Но мы поставили в проходы дополнительные стулья, и таким образом все-таки присутствовали почти все. В комитете трудно тогда приходилось, надо было очень много делать. В подсобных хозяйствах работали больше, чем сейчас, в связи с продовольственными затруднениями. «Прихватывали» октябрь, а то и ноябрь.

 

В октябре 1948 года праздновалось 30-летие комсомола.

Меня наградили орденом Трудового Красного Знамени. В это время наградили орденом Ленина комсомол. И орден, который вручили мне, был воспринят всеми как награждение нашей комсомольской институтской организации. В эти годы началась перестройка системы обучения в УПИ в связи с увеличением приема. Раньше на факультетах было 100 – 150 человек, а стало гораздо больше, и факультетскому бюро было трудно управлять всеми группами. Введены были курсовые бюро. Потом перестроили на вертикаль, сейчас опять курсовые бюро. Сейчас бы я не стал голосовать за курсовые бюро, ведь в то время мы только нащупывали точные формы работы. Я – за вертикаль. Я воспитан так, чтобы партком работал с комсомольцами. Парторгу кафедры трудно работать со всеми курсовыми комсомольскими бюро на факультете. Мне довелось в составе областной делегации, быть на XI съезде комсомола – первом послевоенном съезде. Мы пришли В Кремль всей делегацией задолго до начала. Думали, что будет какая-то длительная проверка и пройдем не сразу. Но все оказалось просто – достаточно было показать делегатский билет. Этот делегатский билет я сохранил до сих пор. Конечно, вместе с ним предъявлялся и комсомольский или партийный билет.

 

Очень интересными были на съезде встречи. Выступали оставшиеся в живых молодогвардейцы. Особенно всем запомнился Радик Юркин, в то время он был военным летчиком Тихоокеанского воздушного флота. По роману он нам казался мальчишкой, которого только-только приняли в комсомол. А тут перед нами был уже взрослый человек, коммунист. В ходе подготовки к съезду комитет комсомола и комсомольская организация много сделали, чтобы ознаменовать съезд реальными успехами. Повезли в ЦК ВЛКСМ и министерство отчет. И на первой его странице – успехи комсомольцев. Они учились лучше, чем некомсомольцы, но коммунисты учились, конечно, еще лучше. Я далек от того, чтобы идеализировать прошлое и с неодобрением отзываться о нашем настоящем. Безусловно, мне кажется, что работа комсомольской организации в войну и послевоенный период была в несколько особом положении.

 

И.Ф. Милайкин

комсорг ЦК ВЛКСМ в УПИ с 1947 по 1949 годы

Воспоминания написаны в 1968 году

Общественная жизнь

 

В 1946 году ЦК ВКП(б) принял ряд постановлений по идеологическим вопросам, в том числе, постановление «О журналах "Звезда" и "Ленинград"». Начался первый этап послевоенной чистки («ждановский») - кампания по разоблачению «низкопоклонников», «космополитов», «перерожденцев», «западников». Создавалась общая психологическая обстановка нетерпимости к инакомыслящим. В соответствии с принятыми постановлениями партии ЦК ВЛКСМ принял ряд решений по идейному воспитанию молодежи. Руководствуясь этими решениями, комсомольская организация института широко развернула политико-воспитательную работу. Она складывалась из следующих моментов:

 

  • помощь партийной организации и кафедрам общественных наук в улучшении изучения
    социально-экономических дисциплин;
  • агитационно-пропагандистская работа в группах и в общежитиях;
  • агитационно-пропагандистская работа на подшефных предприятиях;
  • помощь партийной организации и администрации в организации политико-массовой работы
    среди иностранных студентов;
  • развитие активности стенной печати.

 

Комитет комсомола в начале каждого учебного года проводил семинары комсоргов, заслушивал отчеты бюро факультетских организаций о состоянии марксистско-ленинской учебы на факультете. На комсомольские собрания приглашались представители кафедр марксизма-ленинизма и политэкономии. Преподаватели использовали комсомольскую трибуну для пропаганды важности марксистско-ленинской теории. В свою очередь, на заседания кафедр общественных наук приглашались члены комитета ВЛКСМ. Секретари и члены бюро ВЛКСМ интересовались тем, как студенты слушают лекции, как ведут конспекты. Ленивые студенты становились предметом обсуждения.

 

Пропагандистской работой в УПИ в первые послевоенные годы занималось 200 агитаторов. В каждой академической группе был свой постоянный агитатор. Темы политбесед ежемесячно рекомендовались комитетом ВЛКСМ. Опыт лучших агитаторов обобщался. Один раз в месяц курсовые или факультетские бюро проводили собрания, на которых шел разговор о состоянии агитационной работы в группах, о качестве бесед. Агитаторы высказывали замечания по качеству методических семинаров и пожелания по поводу тематики бесед.

 

В 1947 году комитет ВЛКСМ рассмотрел вопрос «О работе среди иностранных студентов». Первые посланцы из стран социалистического лагеря появились еще в 1946 году. Их было немного - 127 человек. Но с каждым годом число их увеличивалось. С иностранными студентами работали комсомольцы, владеющие иностранным языком и идеологически подкованные. Юноши и девушки из стран народной демократии поселялись, как правило, в общежитии вместе со своими советскими кураторами. Те помогали им изучать русский язык, водили на экскурсии в лаборатории института и на заводы, показывали исторические места города, области и даже столицы нашей страны. Для иностранных студентов устраивались лекции на общественно-политические темы, встречи с партийными и государственными деятелями, писателями и композиторами. Комсомольская организация помогала в создании землячества иностранных студентов, в проведении национальных праздников. Так, в 1948/49 учебном году комсомол УПИ организовал проведение четырех корейских праздников. Совместная учеба, общественно-политическая и культурная жизнь сплачивали и укрепляли дружбу молодежи социалистического лагеря, прививали студентам дух пролетарского интернационализма.

 

В 1946 году кандидат физико-математических наук, инструктор альпинизма А.К. Кикоин организовал секцию альпинизма при спортивном клубе института и зарегистрировал федерацию при городском спорткомитете. Благодаря энтузиазму и активности институтских спортсменов альпинизм в УПИ быстро развивался и стал основой городской, а позднее - и областной федерации альпинизма, объединившей альпинизм не только вузов, но и предприятий г. Свердловска и городов области. Позднее выпускники Уральского политехнического института организовали секции в К-Уральском, Верх-Нейвинске, поселке Заречном (БАЭС) и других городах.

Рука об руку с комсомолом

Ученый совет Уральского индустриального института

обсудил постановление XVI пленума ЦК ВЛКСМ

Уральский рабочий, 9 января 1948 года

 

На днях в Уральском индустриальном институте имени С. М. Кирова состоялось заседание ученого совета, посвященное обсуждению постановления XVI пленума ЦК ВЛКСМ. В своем докладе директор института тов. Качко отметил, что постановление XVI пленума ЦК ВЛКСМ «О работе комсомольских организаций высших учебных заведении и техникумов» относится не только к деятельности вузовского комсомола, но обращено и к профессорско-преподавательскому составу, который должен вместе с комсомольскими организациями развернуть активную идейно-политическую работу среди советского студенчества.

 

Подробно характеризуя студенчество института, докладчик указал, что профессорско-преподавательский состав имеет перед собой замечательную советскую молодежь, во главе которой стоит крепкий партийно-комсомольский отряд, включающий в себя более 70 процентов студентов. Однако в идейно-политической работе среди студентов имеется еще много недостатков. Изучение марксистско-ленинской теории, без которой нельзя успешно вести работу по воспитанию студентов в духе советского патриотизма, бороться с преклонением перед иностранщиной, с фактами антипатриотического поведения отдельных студентов, стоит еще не на высоте. Особенно это касается студентов старших курсов, в программе обучения которых отсутствуют социально-политические дисциплины. Не ограничиваясь организацией на факультетах лекций по этим дисциплинам, а также проведением совместно с комсомольской организацией различных докладов, дискуссий, конференций на политические, исторические и научные темы, профессорско-преподавательский состав в своих лекциях и на семинарских занятиях должен широко популяризировать новейшие достижения советской науки и техники, разъяснять передовую роль отечественных ученых и техников в развитии мировой культуры.

 

Анализируя работу отдельных деканатов, кафедр и преподавателей, тов. Качко указал на слабую связь с комсомолом деканата инженерно-строительного факультета и на неудовлетворительное проведение методических совещаний на механическом факультете. Критические замечания были сделаны докладчиком и в адрес кафедры политической экономии, а также отдельных преподавателей кафедры основ марксизма-ленинизма, общей физики и специальных кафедр. Некоторые научные работники, как указал тов. Качко, считают вполне нормальным, прочитав лекцию или проведя семинар, уйти и не интересоваться результатами своих занятий. Они не стремятся продумать свои занятия методически, не беспокоятся, как их слушатели усвоили изложенный материал.

 

Устранению этих недостатков должна помочь острая, принципиальная критика и самокритика, которая, к сожалению, стоит еще на очень низком уровне в профессорско-преподавательской среде. Одновременно надо еще раз напомнить научным работникам о необходимости глубоко овладевать марксистско-ленинской теорией, так как без этого нельзя успешно вести работу по воспитанию молодых советских специалистов - пламенных патриотов социалистической Родины.

 

Профессорско-преподавательский состав института должен теснее сблизиться с комсомолом и в дружной совместной работе по идейно-политическому воспитанию студентов добиваться высокой успеваемости в учебе, формирования в стенах института отлично знающих свое дело, честных и до конца преданных делу партии Ленина-Сталина молодых советских инженеров.

Снова обратимся к воспоминаниям А.В. Смородинникова,

теперь уже спортивным.

 

«Несмотря на голодные послевоенные годы, спорт в институте процветал, а институтские спортивные звезды были уважаемыми людьми. В этом немалая заслуга директора института - не только любителя спорта, но и поклонника всех его видов, культивируемых в институте. Самым массовым видом спорта были эстафеты. Начинались они с курсовых эстафет, затем шли факультетские, а в завершение - институтская на приз газеты «ЗИК». Апофеозом становился забег на приз газеты «Уральский рабочий». За институтскую эстафету выходил болеть весь институт вместе с преподавательским составом. Заканчивалась она вечерним балом, где вручались призы.

 

Эстафета «Уральского рабочего» проходила 2 мая по центральным улицам, начиналась и заканчивалась на площади 1905 года. Основная борьба развертывалась между командами УПИ, Динамо, Советской Армии, УЗТМ и завода Калинина. Весь город «высыпал» на улицы. У каждого были свои любимые места, наше - на площади, потому что там давался комментарий к ходу эстафеты. В нашу бытность все пять лет (1947 -1951 годы) победу одерживали «упишники», но потом фортуна отвернулась от УПИ - выигрывали другие. Чаще всего это были «калининцы», которые имели в команде бывших спортсменов УПИ, ставших инженерами. Победу наших мы отмечали в ресторане «Спорт».

 

Одним из любимых зрелищных спортивных мероприятий был футбол. Институтская футбольная команда была довольно сильной. Ядром этой команды были наши друзья: братья Скакун и Л. Макарихин. Культивировался в те времена еще волейбол. Наша команда входила в пятерку лучших в городе. В команде УПИ играли студенты нашей группы Ю. Торшилов и А. Орлов.

 

Часто мы смотрели показательные выступления тяжелоатлетов. Староста нашей группы В. Козлов был чемпионом института в своем весе. Знаю, что в период нашей учебы тяжелой атлетикой занимался Я.П. Рябов, будущий первый секретарь Свердловского обкома КПСС, и А.С. Паплаухин, ставший впоследствии директором Красноуральского медеплавильного комбината, а потом возглавивший институт «Унипромедь».

 

Дополним его впечатления о спорте рассказом И.М. Савельевой.

 

«Особая статья - спорт. Нам очень повезло, что в годы войны кафедрой физкультуры руководил хороший организатор и человек, по-настоящему любящий не только спорт, но и спортсменов, - В. Пионтек. Он тщательно подбирал на уроках физкультуры перспективных спортсменов и из них формировал сборные команды института. Аркадий Семенович Качко был просто родным отцом спортсменов. Перед межвузовскими спартакиадами они организовывали месячные сборы. Спортсмены помещались в одном из корпусов общежития, зимой - в доме отдыха на Шарташе. Им обеспечивалось хорошее питание и совместные ежедневные тренировки под руководством опытных тренеров - мастеров спорта, преподавателей кафедры физической подготовки. Но и спортсмены не оставались в долгу.

 

Все годы войны на межвузовских олимпиадах и спартакиадах УИИ занимал неизменные призовые места. А в эстафете им. «Уральского рабочего» все годы войны нам не было равных! После победы спортсмены собирались в кабинете директора, и после поздравления и благодарности Аркадий Семенович вручал нехитрые подарки и «СП» - спецпаёк. Все эти подвиги (не побоюсь этого слова) в годы войны под силу были только молодости, комсомольскому задору и четкой продуманной организации руководства института и комсомола».

Дорогие товарищи - комсомольцы!

 

Я был секретарем комитета ВЛКСМ Уральского политехнического института в 1946/47 годах. Незадолго до этого я демобилизовался из армии, куда в 1941 году ушли многие комсомольцы нашего института и я в их числе. Занимались мы тогда многими вопросами - от учетной работы до спортивной включительно. Мне, например, очень запомнился момент, когда команда нашего института впервые после длительного перерыва выиграла эстафету на приз газеты «Уральский рабочий». Председателем спортклуба тогда был М. Сергеев, ныне секретарь Свердловского ОК КПСС. В числе болельщиков был ректор института А.С. Качко. Это был праздник всех комсомольцев института. У меня есть фотография, где это запечатлено. Помню я еще общественный товарищеский суд над студентом-дипломником энергофака Копытовым, который по личной халатности и зазнайству не вышел на этап эстафеты «ЗИК», из-за чего команда энергофака была снята. Суд был в актовом зале института, который был полон. Решение было единогласное: за пренебрежение интересами коллектива – исключить из института.

 

Но мне хотелось бы сказать о другом. Многие говорят, что комсомольская работа мешает учиться. Это неверно. В составе нашего комитета комсомола было четыре персональных стипендиата - отличники учебы. Многие из членов комитета комсомола стали научными работниками. С. Попель – профессор, доктор технических наук; заместитель секретаря комитета ВЛКСМ Н. Веселов – профессор, доктор экономических наук; другой заместитель секретаря И. Милайкин – доцент, кандидат наук. Доцентами, кандидатами наук стали члены комитета С. Кучкова и Т. Барышникова. Последняя сейчас работает над докторской диссертацией. Кандидатом наук, доцентом стал и бывший председатель спортклуба М. Сергеев. Сейчас он заканчивает докторскую диссертацию. А секретарь комитет ВЛКСМ военных лет В. С. Смирнов – член-корреспондент АН СССР, профессор, доктор технических наук, ректор Ленинградского политехнического института. Бывший секретарь комитета ВЛКСМ Е. Казанцев тоже кандидат наук. Комсомольская работа не только не мешает научному росту, а, наоборот, стимулирует его.

 

В 1945/46 годах секретарем комитета ВЛКСМ был А. Вечтомов. До него секретарем был В. Банных. Он работал на Свердловском заводе медицинских инструментов. Ну, а после меня был И. Милайкин. На мой взгляд, из всех секретарей наиболее энергичным и популярным был Е. Казанцев, ныне секретарь парткома. В заключение шлю комсомолии УПИ новогодний привет и пожелания комсомольского огонька и задора во всех делах.

 

В. МЕЛЬНИКОВ

ректор Челябинского политехнического института, доктор технических наук

29 0ктября 1968 года

В юбилейный год 24 октября 1948 года 3000 студентов

приняли участие во Всесоюзном воскреснике, посвященном 30-летию ВЛКСМ.

По улице Мира от здания третьего учебного корпуса до фабрики "Уралобувь"

был заложен сквер имени 30-летия ВЛКСМ.

Проведено было благоустройство площади имени С.М. Кирова,

собрано 300 тонн металлолома, выкопано более 300 кубометров грунта,

отремонтирована дорога.

Комсомольская организация УПИ вышла из всех испытаний,

выпавших ей, как и всему советскому народу,

еще более сплоченной, готовой на новые свершения

во имя строительства социализма.