УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Студенческий Строительный Отряд

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1986

россия, Свердловская область

Бисертский район, посёлок БИСЕРТЬ

Командир отряда

лялин

александр

Комиссар отряда

козманов

борис

Мастер отряда

миназов

александр

СПИСОК БОЙЦОВ ОТРЯДА

Аверин Евгений

Автухов Игорь

Архипкин Вениамин

Ахметгареев Фаниль

Безматерных - хулиган

Белозеров Олег

Васильев игорь - Хулиган

Верхотуров Евгений

Голант Аркадий

голубков стас - хулиган

Дягилева Татьяна

Евсеева Инна

Козманов Борис

Комаров Денис

Кочнев Игорь

Кудряков Илья

Курденко Олег

Кустов Александр

Лялин Александр

Макаров Сергей - хулиган

Миназов Александр

Мишура Татьяна

Морозов Анатолий

Никольский Олег

Нуртдинов Фаниль

Плесовских Алексей

Рахимов Ринат

Родионов Михаил

Савва Константин

Савченко Сергей

Семакин Сергей

Сёмкин Вадим

Табачник Михаил

Табачник Ольга

Уханов Борис

Хамитов Лилиан

Храмцов Андрей

Шарыпов Игорь

Шутов Игорь

Щепёткин Андрей

ПОСТРОЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ, ВЫПОЛНЕННЫЕ РАБОТЫ

КАРТА ДИСЛОКАЦИИ ОТРЯДА

 

объекты строительства:

Приехали - пустое аэродромное поле...

уезжали - оставили целую улицу с названием

"Студенческая". строили дома из бруса.

упи-мезон ● целина-1986

ВСПОМИНАЕТ олег курденко

 

1986 год - Принимающая организация "Бисертский леспромхоз"

поручила отряду строительство деревянных домов на территории бывшего аэродрома, поэтому и объект назывался "аэродромом".

 

Было построено три двухквартирных дома из бруса, три одноквартирных, тоже из бруса, и один щитовой. Причём щитовой дом где-то уже стоял. Он был разобран, перевезён и вновь собран бригадой под управлением Храмцова Андрея. Каждый дом имел сарай из бруса и изгородь.

 

В двадцати пяти километрах в деревне Васькино работала бригада в составе (состав менялся):

Щепёткина Андрея, Савченко Сергея, Рахимова Рината, Ахметгареева Фана, Шарыпова Игоря, Сёмкина Вадима и поварихи Евсеевой Инны.

 

Строили сенной склад. Два раза доводилось разгружать вагоны на станции.

Первый раз было несколько вагонов с крупной щебёнкой, а в конце августа вагон с удобрениями. Во второй половине августа, когда темнеть стало рано начались работы на лесозаводе. До восьми-девяти часов вечера работали на аэродроме, а потом шли на завод. Заливали полы в каком-то цехе при помощи полу-кубовой мешалки и клали метлахскую плитку не то в санузлах, не то в подсобках. На лесозаводе постоянно работало несколько человек на пилораме и в цехе где пилили всякого вида доску.

 

В конце Целины подвернулась работа по капремонту деревянного дома. Ездили потом уже в октябре достраивали. Видимо понравилось, так как на следующий год капремонт составлял большую часть работ. Недалеко от станции в каком-то кирпичном одноэтажном здании команда во главе с Нуртдиновым Фаном (Большим) штукатурила откосы  и делала крышу.

 

С какого-то времени у нас появилась ставка ночного сторожа на "аэродроме". Пиломатериал, привозимый на объект, где сваливался, где складывался у разных домов, и в задачу сторожа входило охранять это добро от хозяйственных местных жителей. В общем, как только отряд уходил в расположение, сторож засыпал и просыпался, когда все приходили на работу. Ни тебе подъёма, ни зарядки, ни линейки, завтрак приносили - ХАЛЯВА. Конечно, бывало, что сторожа будил вежливый стук в дверь балка, где он спал. Это местные интересовались:

 

- Студенты, можно мы возьмем это и вот то?

- Нет! - Отвечал сторож и с чувством выполненного долга засыпал опять.

 

Местные такую лаконичность расценивали как благословление, брали то зачем пришли и уходили. Вот так отряд зарабатывал деньги в том году. Лично для меня Целина  началась 29 июня, с квартирьерства и закончилась 25 сентября, когда мы вдвоем с Сёмкиным уехали в Свердловск на бортовой машине, нагруженной отрядными вещами. Моя давняя мечта попасть на Целину свершилась. С 1982 года когда командир ССО "Спектр" (я там был кандидатом) Джон Горчаков не взял меня, всё это время я мечтал поехать в отряд.

Причём не просто поехать, а выдержать всё, что бы там ни было.

 

Вкалывать дни и ночи напролет с такими же как я, петь песни у костра и чувствовать себя частицей одного целого, ОТРЯДА. Я знал, что так будет... и это свершилось.

 

Вдобавок, в чистом поле мы построили целую улицу своими руками.

Это чувство мало с чем сравнится!..

 

В том году было многое... Но в основном, если честно, запомнилась работа. Я себя считал выносливым в физическом плане парнем, но после Бисерти я приобрёл способность спать в любом положении, на любой парте и на любой паре.

 

Не забуду уже никогда такой случай.

Когда добавилась к "аэродрому" работа на лесозаводе, а возращались оттуда в два-три часа ночи, в один из дней на главный объект приехал командир Саня Лялин и приказал выделить четырёх бойцов для какой-то срочной работы. Старшим команды оказался Вадик Сёмкин, а с ним Шарыпов Игорь, Кустов Саня и я.

 

По дороге выяснилось, что в леспромхоз пришёл вагон с удобрениями. Разгружать его некому, а разгрузить надо срочно, так как после 24.00. железная дорога будет налагать нехилый штраф за простой вагона. Вёзший нас заместитель главного инженера уверял, что удобрения эти сыпучие и что таким гарным хлопцам скинуть лопатами это добро просто на землю ничего не стоит:

 

- это же не щебёнка!..

 

Внутри вагона обнаружилась светло-жёлтая масса с явным запахом аммиака. И массы этой было тонн тридцать, а то и больше. Когда-то она была сыпучей, но судя по всему трясся вагон по необъятным нашим просторам не один день и за это время она превратилась в монолит, который поддавался только лому и топору. А забрали нас с "аэродрома" часов в шесть вечера, так что на всё про всё у нас было около пяти часов. Примерно в два часа ночи, когда руки лом уже не держали, Сёмкин скомандовал:

 

- Перекур!

 

Перекуривали мы в сторожке у ночного сторожа который поделился с нами своим хлебом и маслом (наш хлеб и две банки сгущенки благополучно съелись в восемь часов вечера). К этому времени было разгружено примерно две трети вагона, было найдено и пристроено к делу корыто в которое удобрения грузились и подтаскивались к воротам (бросать лопатой было уже очень далеко). Куча высвобожденной из недр вагона продукции химпрома выросла настолько, что была выше днища и чтобы не тратить силы на то чтобы эту пирамиду перекинуть появилась мысль сдвинуть вагон метров на пять. После некоторого времени потраченного на воплощение этой мысли в жизнь, выяснилось, что вагон стоит на башмаках и выдернуть их нет никакой возможности. Тогда на ближайшем пожарном щите был позаимствован топор и Шарыпов прорубил в стенке вагона дыру и дело совсем уже было наладилось, да только силы кончились и вот тогда-то "Перекур" и прозвучало.

 

Примерно через час, покинув гостеприимную сторожку, мы отправились в зловонное чрево с твёрдым намерением завершить начатое. Но только, взялись за работу, как нас всех сразил приступ гомерического хохота.

 

С чего всё началось уже не помню, но любое движение, любая реплика от кого-бы то ни было встречались новым взрывом смеха. Через пару часов, вконец обессиленные мы послали и вагон и зама куда подальше и хотя осталось разгрузить совсем чуть-чуть, побрели в лагерь. Ведь никто не знал где мы и что мы, так как командир с объекта уехал в Красноуфимск в зональный штаб в полной уверенности, что какая-то там сыпучка не вызовет никаких проблем.

 

Дали нам поспать часов до трёх. Обед и сон сделали своё дело. Примерно через час на путях стоял пустой вагон, красуясь двумя заплатами по обе стороны ворот из новых досок...

 

и какое-то время среди нас ходил тост: За вагон!

упи-мезон ● целина-1986

ВАСЬКИНО - нокаут... что это?...

ВСПОМИНАЕТ АНДРЕЙ щепёткин, ЦЕЛИНА 1979-1988

 

В 1986 году был у нас объект -  склад сена в глухой лесной деревне Васькино в двадцати пяти километрах от основного места дислокации отряда - посёлка Бисерть.

 

По конструкции это был просто навес метров 40 в длину и шириной 15 метров. Опоры  навеса - деревянные столбы, центральные метров по 8 и крайние по 6 метров - были заранее заготовлены и высушены леспромхозом. И диаметром эти столбики были 30-40 см. Почему пишу так подробно, чтобы  можно было представить, сколько эти столбики весили. Бригада наша состояла из трех человек - я, Ринат Рахимов и Игорь Шарыпов. Какое-то время с нами была повариха Евсеева Инна, но потом из-за плохих жилищных условий  пришлось отправить её в отряд. Сделали мы разметку, приехал ямобур, набурил ямок, дело спорится.

Спрашиваю командира Лялина, когда будет кран и получаю ответ, что его нет и не будет...

 

УП-С! Делать нечего, придумали методу:

 

Подкантовываем бревно концом к яме и поднимаем другой конец на подставку, как можно повыше. И дальше готовимся к рывку. Я берусь первым, ближе к яме, как самый короткий, за мной Ринат, дальше высокий Игорь со специальным ухватом, чтобы толкать бревно, как можно выше. Рывок, и столб в яме.

Все просто, если столб один... или два...

 

Но их много! А нас мало...

 

А тут ещё проблема. После того, как столб встал вертикально, его надо подвигать и выставить по осям.

Я стреляю, Ринат поддерживает вертикальность, Игорь двигает. Пока я соображаю, как ось проходит через это кривое бревно, Ринат  без двигательной активности быстро успевает уснуть, столб теряет вертикальность и...

 

спасайся, кто как может!

 

Столб упал - всё по новой... Дня через три все столбы стоят, и я спрашиваю командира, когда привезут дерево на обвязку и стропила. И получаю ответ, что надо пойти в лес и заготовить это всё самим. Разрешение на порубку сухостоя получено. Переквалифицируемся в лесорубов. Заготавливаем сухие хлысты и на руках выносим их к дороге, так как порубка точечная. Хлысты метров по 9-12, в диаметре сантиметров 20. За день мы заготовили все хлысты, и трактор в несколько приёмов волоком привёз их на объект. Лежали после этого полдня, я боялся, как бы парни у меня не надорвались. Дальше радуемся лёгкой работе.

 

Сделали вышку-туру деревянную, метра 4 в высоту и таскаем её за собой. Ставим обвязку и стропила. На обвязке ставим укосины к столбам. Укосина - это такое небольшое брёвнышко, метра полтора. И вот Игорь забывает такую укосину на платформе вышки-туры. Начинаем передвигать вышку, она наклоняется, и укосина прилетает мне в переносицу, хорошо, что плашмя.

 

Я никогда не занимался боксом и первый раз в жизни узнал, что такое нокаут. Лежал потом часа три, пока оклемался. Крышу потом крыла бригада Сергея Савченко.

 

Это была моя восьмая целина, и мне казалось, что всё уже просто. А оказалось, что всё отнюдь далеко не просто…