УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Студенческий Строительный Отряд

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1974

КАЗАХСТАН, актюбинская область, село ИЛЕК Совхоз ИЛЕКСКИЙ

Командир отряда

серебренников владимир

Комиссар отряда

ребрин

олег

Мастер отряда

кто помнит ф.и.о.

напишите!!!

СПИСОК БОЙЦОВ ОТРЯДА

АПАСОВ ВЛАДИМИР

Бабушкин БОРИС

Бакунин Сергей

Баженов Юрий

Демьяненко Лиза - Врач

Диесперова Ирина

Дьяков Александр

Еремеев Сергей

Жданов Сергей

Зайцев Николай

Златорунский Сергей

 

Козманов Евгений

Королёв Евгений

Лесной Владимир

Лохов Сергей

Мадан Николай

Максименко Александр

Малухин Юрий

Нечаев Александр

Палванов Валерий

парахно валентин

Попов Евгений

Песков Петр

Попов Петр

Плотникова Светлана

Ребрин Олег

Рябухин анатолий

Салтыкова Надежда

Серебренников Владимир

Словеснов Анатолий

Смирнов Александр

- Сима большой

Смирнов Александр

- Сима маленький

Соболев Александр

Сперелуп Владимир

Старшинов Александр

Сычёв Юрий

Тараканов Сергей

Туров Виктор

Флягин Александр

Чемагин Михаил

Черепанов Александр

Шайнуров Азат

Щёголев Сергей

 

 

ПОСТРОЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ, ВЫПОЛНЕННЫЕ РАБОТЫ

КАРТА ДИСЛОКАЦИИ ОТРЯДА

объекты строительства:

 

  • на удалении где-то до десяти км от базы отряда в голимой одинокой степи, гладкой, как взлётная полоса, Строили овощехранилище с высоченными бетонно-бутовыми заливными стенами;

 

  • в совхозе возводили двухквартирные жилые дома со стенами из силикатного кирпича, широкими внутренними печами из печного кирпича на глиняном растворе и сараи из самана - глина с соломой.

 

НЕОЖИДАННО, но весьма приятно!

весть из прошлого...

 

25.05.2018 На почту сайта

пришло письмо следующего содержания:

 

Здравствуйте, бойцы отряда, бывшие на целине в 1974 году.

Вы, конечно, удивитесь, что это за личность из Германии пишет?

Вышла на вас случайно.

А пишу вам как бывшая жительница того самого славного села Илек. Захотелось от имени всех односельчан сказать, что мы вас всегда помнили, и воспоминания были только хорошими. Дома, построенные вами, стояли с надписью из кирпича:

"УПИ-Мезон-1974". Все помнят, как вы жизнь в нашем селе можно сказать на голову поставили.

 

А ваши концерты! Коля Зайцев запомнился как-то очень с песней "Честно говоря". Мы сельские девчонки все тайно были влюблены в вас.  Все очень славные ребята. И стояли бы ваши дома до сих пор.

 

Но, к сожалению, нет целины, нет и нашего села. В воде нашли хром и людей 30 лет назад переселили кого на центральную усадьбу, кого в город, а многие перебрались в 90-е в Россию и в Германию. Осталось только кладбище. Жалко, но получается, что нет плодов ваших рук. Конечно, теперь это только в воспоминаниях - молодость, задор, студенческая романтика.

 

 

 

Мы все, разбросанные по свету,

не забудем никогда как нашу маленькую родину,

так и вас, ребята!

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1974

ВСПОМИНАЕТ НИКОЛАЙ ЗАЙЦЕВ

 

Вечерами и ночами безудержно хипповали у костров...

пели песни, играли концерты для местного населения,

а больше просто для себя...

 

Помню танцы после концерта в ночной, черной, как смоль, степи.

Представьте три грузовика борт к борту, включенные фары, наверху в кузовах наш виа "flatter" - ударная установка в центральной машине, колонки, микрофоны... А внизу перед нами, как мне тогда казалось, человек пятьсот студентов пляшут до упаду, как заведённые... И это всё после трудового дня!

До сих пор эта картинка стоит перед глазами, как живая.

Фотки эти есть в фотоальбоме этого года  и в фотоальбоме виа "flatter".

 

Потом на закусон была массовая дизентерия, повествование о которой читайте ниже на странице и в летописной книге отряда...

и много чего ещё хорошего и весёлого!

 

НОЧЬ... СТЕПЬ... КАЗАХСТАН... виа "flatter"... танцы...

вспоминается ещё история с отъездом домой в свердловск

 

Как путние, мы почти целый день упаковывали звуковую аппаратуру виа "flatter" так тщательно, как только могли с целью непременной лучшести и  сохранности в поезде. Приехали на вокзал, склали аппаратуру на перроне, а поезд опаздывал до утра. Я, как самый ответственный страж, лёг на аппарат сверху, прикрыл своими крыльями и лежу... Бдю... Бдю не смыкая...

 

Вдруг какая-нить мошкара покусится на добро, да и сопрёт что ни на есть! Лежу час... Два... Устал невыносимо... Вижу ко мне оченно робко так приближается публика с нашего отряда, человек с десяток. Наш ударник - Серёга Златорунский во главе этой компании. У меня сразу возникло какое-то чувство душевного дискомфорта. Что-то не так, думаю... А публика начинает издалека так заводить разговор о том, что, мол, все отряды региона разместили в каком-то Дворце Культуры до утра, они там сидят, скучно всем...

 

- Может распакуем аппарат, да ударим мощным рокэндролом по местной культуре?

 

   Я им так отъявленно строго излагаю:

- нет! Всё упаковано, разобрано и вообще всё потеряем всуе!

 

   Народ не унимается:

- Да не потеряем, аккуратно запакуем обратно - времени навалом...

 

   Бодяга эта и уговоры продолжались наверное много больше часа. я - кремень! Ни в какую!

   Они тоже не унимаются - и сломали-таки мою чутко ранимую душу. Спрашиваю уже безнадёжно:

 

- Тут восемнадцать тяжёлых упакованных мест, как донесём? Нас мало. а нести далеко...

 

Вдруг кто-то, вроде как, молодецки присвистнул - мне показалось, что ураган налетел со степи или цунами... Тридцать или более гарных хлопцев с Ливерпулю набежали на меня, и остался я один на перроне, без аппарата в полной прострации и уверенности, что не видать мне отныне горячо любимого аппарата и не игрывать уж на нём... Побрёл уныло за ними. Прихожу во Дворец Культуры, смотрю - там действительно отрядов немеряно, народу - тьма. Аппарат весь цел, стоит в уголку, светится здоровьем.

 

Настроили мы его и начали концерт!

Это, доложу я Вам, братья и сёстры, был самый лучший концерт в моей жизни

продолжительностью десять часов!

 

Сначала мы сыграли всё своё, потом другие отряды играли на нашей аппаратуре, потом играли просто все лучшие люди со всего Казахстана-1974. Потом, ближе к утру, весь народ устал и лёг на пол просто петь песни под гитару... Кто хотел - подходил к микрофону, брал гитару и пел свои песни, а народ подпевал...

 

феерия! восторг! счастье!

 

Казалось тогда, что так будет всегда... А вот прошла жизнь, пролетела...

Что-то я всё о грустном - почитайте такой же анонс сосновки-1975 про упоротых чехов, там веселее будет...

дизентерия... как она есть... или у вас бумажки не найдётся?

АВТОР - смирнов александр - Сима Маленький, ЦЕЛИНА 1973-1974-1975-1976

 

СКАЗ О ТОМ, КАК СВАЛИЛА бойцов УПИ-МЕЗОНА

ЗАРАЗА ПОГАНАЯ - ВУЛЬГАРНАЯ ТРОХЕЯ

 

Случилось все это в славном селе Илек,

что в десяти километрах севернее АКТЮБИНСКА КАЗАХСТАНСКОГО,

по нынешнему - АКТОБЕ, в 1974 году.

 

Прибыл в славный посёлок отряд студенческий "УПИ-МЕЗОН" прославленный, с историей могучей, для дел громадных, в отчётах описанных. Трудились все рук и ног не покладая, перед трудностями не пасовали. Смело их преодолевали. Но не учли силы студенческие, богатырские малости маленькой в воде скрытой бактерии, вульгарной трохеи, как помнится.

 

И пошли людишки болезные по кустам и степям прятаться, неоднократно присаживаясь и грязное дело  делая. Смотрит народ - вот Коля Зайцев вприпрыжку побежал прятаться,  а вот и Азата Шайнурова, сына степей, тоже на волю потянуло. И так раз по десять-двадцать за день.

 

Понабежали тут врачи местные с нашим врачом Лизанькой Демьяненко палочки им разные втыкать в места причинные, хворь определять. И определили... Бактерия та с ног свалила половину отряда с дизентерией со сроками выздоровления двадцать один день, да с изоляцией полной от всего отряда в деревеньке глухой верстах в тридцати от отряда. Да зацепили и тех, кто не поддавался пробежкам тихим, кого не тянуло на природу. Так в эту группу попал и я... И вот вечером, в больничке тихонькой, выдал я температуру под 39 градусов Цельсия. Всполошился люд врачебный, испугался за жизнь мою, якобы дизентерией осложнённой, да с температуркой, начал лечить лекарствами отечественными (других-то не было). Лечили-лечили, к утру зуб воспалился, к эскулапу зубному свели, зуб тот извели.

 

И началась жизнь у молодцов УПИ-мезоновских, болезнью изнуренных, жизнь событиями богатая!

Да утвердилась аксиома: всё приятное надо делать медленно… Встают, когда хотят, команд командирских и комиссарских не слышат, но кухня, хоть и не сравнить с отрядной, была столь же посещаема, несмотря на хворь злую. Нет работы - нет проблем. Зато есть занятие. Послали гонцов в края деревенские к молодцам (пацанам лет двенадцати-пятнадцати, других не нашли) за передачей опыта времяпрепровождения. И указали они нам на поля широкие, речку узенькую, среди полей протекающую, рыбёшкой и лягушками богатой.

 

И пошли разведчики на речку извилистую, с берегами топкими, да наловили пескарей да полосатиков-окуньков.  А тут и вечер прошёл, наступила ночь. А молодцы УПИ-Мезоновские, привыкшие к еде обильной, литром компота запиваемой, уже к ночи проголодались. И обратились они к поварёшкам больничным, с фигурами обильными и знатными, с просьбой приготовить им ухи из речной добычи. Да сжалились над ними поварёшки, сварили ухи из того, что насобирали. Так и повелось каждый вечер, кто-то за рыбкой на речку ходит, кто-то готовит уху и картошку жареную,  а кто-то ушицу похлёбывает, да рыбаков и поварих славит...

 

А ещё в один из дней знойных, наблюдали молодцы, как сила чёрная небо застила, солнце своим телом прикрыла, песчаной бурей день в ночь превратила и пошла бушевать, песок в лицо бросать! Только скушно было молодцам к тяжелой работе привыкшим... достало такое времяпрепровождение где-то между ничегонеделаньем и обжорством... но некуда деться - карантином на двадцать один день в деревне были закрыты. А радость на их лицах просветилась только тогда, когда воссоединились они с отрядом, но было это уже в конце целины Казахстан-74.

Однако, это уже другая былина...

КОММЕНТАРИИ АВТОРА САЙТА

НА ЭТУ ЖЕ столь ЖИВОТРЕПЕЩУЩУЮ ИСТОРИЮ...

 

Не хотел я писать на эту столь интимнейшую тему - стыд одолевал,

да вот никак не могу согласиться с предыдущим оратором.

ну, Не мог Шура видеть, как мы с азатом шайнуровым, по его словам, вприпрыжку бегалИ прятаться по кустам и степям,

поскольку в то время всю эту "занемогшую" банду вместе с ним уже свезли в больницу! Привирает Шура чисто из литературного синдрома, а может уже оперативная память ослабла... Старенький ведь уж совсем...

А дело было так.

 

Причина отравления отряда проста, как трёшка в стольный праздник на паперти поданная... Какой-то идиот решил построить отрядную умывалку рядом с колодцем, из которого все пили родниковую водицу холодную, как в горной речке, чистую, как слеза, и полезную, как цитрамон с похмелья! Умываться народ зачем-то любил каждый день, да не по разу, да с мылом. Воды грязной мыльной убегало немеряно в отрытую рядом канаву. А канава была в десяти метрах от колодца. Вся эта параша в песчаном грунте сначала фильтровалась, потом оседала, оседала и через месяц достала таки водоносные слои колодца. Дальше всё просто - инфекционная больница! Меня, к счастью, не зацепило! Командование отряда после отправки болезных бойцов резко прекратило пользование колодцем, воду стали привозить откуда-то, поварёшки стали варить для питья компот и кисель... Но это же всё теплое (холодильников-то не было)... Противное... Температура воздуха под сорок градусов... А главное совсем не освежает, и всё время отчаянно хочется пить-пить-пить...

 

И вот в один тёплый прекрасный вечер я, уставший после очередного концерта, безвременно долго ходил кругами вокруг колодца, думая про себя:

- А может не пронесёт? Может уже можно попить водички холодненькой?..

Кстати инфекционный колодец почему-то не закрыли и даже не опечатали - Казахстан...

В общем после долгих уговоров самого себя самим же собой, я принёс с кухни гранёный стакан и рванул пару стаканов воды с колодца...

 

Красота!!! Полное всеобъемлющее освежение!!! восторг!!!

 

Первый раз я побежал на опрастывание нутра часа в четыре утра. До подъёма отряда я сбегал раз десять, но никому ничего не сказал, справедливо полагая что всё пройдёт и так. Работали мы тогда с бригадой на выезде, строили овощегноилище с бетонными стенами в степу километрах в десяти от места базирования отряда. Ездили на работу на машине, как правило одни в кузове. А в этот день, как на грех, откуда-то чёрт нанёс каких-то баб местных в Актюбинск едущих вместе с нами и с командиром Вовой Серебренниковым.

 

Только мы отъехали - у меня уже засвербило очередной раз сбегать опростаться, а надо дальше ехать, да и баб стыдно...

Я вставал, как бы смотря вперёд на дорогу, садился, снова вставал... сжимал... разжимал... Короче до кровавых кругов в глазах! Когда родные стены овощегноилища показались вдалеке, я на ходу выпрыгнул из машины и побёг за заднюю стену... с тех пор уже не вставал... Приладил щит от опалубки, как бы постель: схожу тут же и снова прилягу, лежу... Народ уже вовсю работает, а я сачкую... Продолжалось это до возврата командира с машиной из Актюбинска, он забрал меня и отвёз в отряд. Там врач отряда Лиза поила меня всякими лекарствами, чаем, чем-то ещё... Много всякого зелья выпил я в то время... Благодарен и Лизе и командиру за то, что о больнице они даже речи не заводили, а может просто народу в отряде уже почти не было и каждый трудящийся был на счету. Короче на второй день мучений я уже пошёл на поправку...

Не так уж сильна видно была бактерия-то!..

 

Однако представьте себе человека сходившего за день-два сто раз в сортир...

Это же надо сто раз подтереть какими-то подручными материалами многострадальное отхожее место.

Туалетной бумаги "ВМЕСТЕ С ИЛЬИЧОМ в коммунизм" в то время в Казахстане не было. Зад мой был похож на зад макаки, такой же красный и воспалённый... Стыдно конечно писать всё это... но надо! Надо дабы потомки наши не поддавались соблазну попить холодненькой водички из инфекционного колодца!

 

Лиза дала мне какой-то спрей и сказала: - Ты брызгай раз в час, и всё пройдёт.

А как брызгать-то? Я попробовал несколько раз - в цель не попадаю... Лизу просить неудобно... А надо сказать, что как раз в это время комиссар отряда Олег Ребрин писал комиссарский отчёт в штабной комнатушке. Вот там на кровати я и обосновался... Ряба стучит на машинке отчёт, я лекарства пью, он - чаёк, беседуем... Идиллия! Я говорю Рябе:

- Олег Иринархович! Не в лом Вам мне в задницу побрызгать?

 

Ряба долго хохочет, но побрызгать не отказывается. Дальше каждый час в течение двух дней такая картина: я встаю с постели, снимаю штаны, нагибаюсь, встаю раком, Ряба ржёт и брызгает... На третий день я уже благополучно месил во мною же отрытой яме глиняно-соломенный раствор для штукатурки сараев, пока весь не покрылся язвами от уколов соломы, после чего меня перевели месить цементный раствор на кладку домов для каменщиков... Но это уже совсем другая история.