УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Студенческий Строительный Отряд

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1969

казахстан, Семипалатинская область

Село ЖАНГИЗ-ТОБЕ, село ТАСКЕСКЕН

Командир отряда

НОВОСЁЛОВ

АНАТОЛИЙ

Комиссар отряда

СОСНОВСКИЙ

ВЛАДИМИР

Мастер отряда

все СТАЛИ

МАСТЕРАМИ!

отряд НА ЦЕЛИНЕ В СемипалатинскОЙ областИ КАЗАХСТАНА.

сЕлО Жангиз-Тобе (Жарминский район) и СЕЛО Таскескен (Урджарский район) - маленькие точки

на карте великого Советского Союза, расположенные в северо-восточном Казахстане.

 

Суровые, таинственные каменные сопки. Полупустыня, переходящая в выжженную безводную степь, ковыль-трава, пастбища, стада овец, табуны лошадей, верблюды, пастухи-казахи - вот типичная картина этого района.

Древние всадники, спрятав голову в одежды, стремились на всём скаку, как можно быстрее,

преодолеть этот страшный район, чтобы не быть застигнутыми жестоким ветром-шайтаном,

приносящим зимой лютый холод и снежные бураны, а летом - всё иссушающую СОРОКАградусную жару.

 

СПИСОК БОЙЦОВ ОТРЯДА

Бабушкин Александр

Балашов Александр

Башанов Суюндук

Бурмистенко Александр

Бухаров Алексей

Быстров Александр

Валиулин Энвер

Голубчиков Валерий

Девятьяров Нурзада

Деникеева Фаина

Дубровский Алексей

 

Зубарев Владислав

Калашников Игорь

Кисеев Валерий

КиселЁв Владимир

Корешкова Вера

КоролЁв Евгений

Корольков Владислав

Косарева Маргарита

Лупин Владимир

Лялин Владимир

Медведев Валерий

Микшевич Михаил

Мышкин Владимир

Нечаев Игорь

НовосЁлов Анатолий

Носырев Николай

Павлович Анатолий

Печенков Александр

Разливинских Валерий

Романович Юрий

Рюпин Виктор

Сбоев Владимир

Сергеев Андрей

Ситников Юрий

Слесарев Анатолий

Соколов Владимир

Сосновский Владимир

Сучилин Владимир

Тамара - врач

Торопов Николай

Тюлин Слава

Урванов Александр

Устюгов Анатолий

Флягин Александр

ПОСТРОЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ, ВЫПОЛНЕННЫЕ РАБОТЫ

КАРТА ДИСЛОКАЦИИ ОТРЯДА

 

объекты строительства:

  • НЕСКОЛЬКО животноводческиХ объектОВ;
  • ЦЕЛАЯ улица ЖИлых домов саманной кладки четыре-пять домов "под ключ".

Про гимн или "Опять Мезон рюкзак собрал..."

версия ТОРОПОВА НИКОЛАЯ, ЦЕЛИНА 1969-1970

 

1969 год - Моя первая целина.

 

На первом курсе я жил в комнате с Колей Жежером и Вадимом Суриковым.

Они сразу задали мне вопрос:

- В какой отряд пойдёшь?..

- Если хочешь заработать денег, то иди в Гренаду, если хочешь романтики, то - в УПИ-Мезон.

 

Я, конечно, не раздумывал!

 

И вот - эшелон. Впереди Казахстан: степь, жара и нескончаемые песни.

В общем - непередаваемый восторг. Как-то поезд остановился в степи, сотни "бойцов" высыпали из вагонов, тут же появились гитары: всё вокруг загремело, запело, заплясало. Неожиданно появился мяч, - все кинулись на него, бедного! Больше сотни парней пытались его пнуть. Это был дикий футбол с воплями, визгом, но это было красиво - пока гудок паровоза не погнал нас в вагоны.

 

Эйфория праздника не покидала нас всю дорогу ни на минуту.

 

С Женькой Королёвым мы тогда были наиболее близки.

Мы оба из Каменска-Уральского. Во время "абитуры" жили в одной комнате, в вагоне ехали на соседних полках. И вот я слышу, как он, глядя в окно, произнёс:

 

- На целину, как на войну…

- Ну-ка, ну-ка! Ещё раз! - попросил я.

- На целину, как на войну…

- Как аргонавты в старину! - продолжил я.

- Слушай, это интересно - сказал Женька.

- Давай бумагу!

 

Мы нашли какой-то рваный листок (он у меня хранился потом несколько лет).

Буквально за какие-то несколько минут мы написали все куплеты, подправили, добавили, убавили - получился интересный стих.

 

- Но это же - песня... - сказал Женька, пытаясь напеть мелодию.

- Давай покажем "старикам".

 

Кто-то из "стариков" прочитал текст и сказал, что это здорово, но нужна мелодия. Позвали Дубровского. Лёша Дубровский прочитал текст пару раз, взялся за гитару и попросил оставить его одного. Минут через двадцать он вернулся и представил нам гимн.

 

Это было нечто!!!

 

Отряд собрался в купе и мы запели...

На следующий день в Кварке, в Гренаде, да и почти весь эшелон говорили, что УПИ-Мезон сочинил выдающийся гимн.

 

*******

ВЕРСИЯ ИЗ КНИГИ, ВЫПУЩЕННОЙ К 60-ЛЕТИЮ ФТФ-УПИ

"ОСТАНОВИТЬСЯ, ОГЛЯНУТЬСЯ..."

 

В 1969 году отряд работал в Семипалатинской области. Как и прежде, отряд сработал на "отлично".

Но этот год примечателен ещё и тем, что у УПИ-Мезона появился новый гимн.

 

Строки из него знакомы и дороги целинникам физтеха всех поколений:

 

Опять физтех рюкзак собрал, Прощай, Свердловск, прощай, Урал.

На целину, как на войну, Как аргонавты в старину.

Наш поезд мчит, жара плывет, Мезон опять всю ночь поЁт

Про целину, как про войну, Как аргонавты в старину.

 

Опять бетон, опять саман, Нас не забудет Казахстан.

На целине, как на войне - Здесь дружба ценится вдвойне.

И, как звезда, летит искра. И грусть уходит от костра.

И льется песня под луной, И степь не кажется чужой.

 

Зима пройдет, и вновь с весны Я буду спать и видеть сны

Про целину, как про войну, Как аргонавты в старину.

Наш поезд мчит, жара плывет, Мезон опять всю ночь поЁт

Про целину, как про войну, Как аргонавты в старину!..

 

Вот что вспоминает боец УПИ-Мезона 1969 года Михаил Микшевич:

- В этом году наш отряд изобиловал талантами. Чего стоили Леша Дубровский - гитара, Толя Слесарев - аккордеон, Саша Флягин - поэт, Энвер Валиулин - саксофон!  В тамбуре поезда "Свердловск-Семипалатинск" мы курили, шутили, пели песни. Кто-то, теперь уже не установить, произнес:

 

 - Опять физтех рюкзак собрал…

 

И началось коллективное творчество. Леша виртуозно на гитаре подбирал мелодию, Энвер с джазовым окрасом уточнял ритмику, Саша Флягин генерировал стихи, а все остальные, пусть не слаженно, но с упоением пели… На следующий день весь отряд уже пел эту песню. Вскоре она стала для УПИ-Мезона вторым гимном.

 

*******

версия СОКОЛОВА ВЛАДИМИРА, ЦЕЛИНА 1969-1970-1972

 

Год - 1969, первые дни июля...

Спецпоезд, битком набитый студентами из Свердловска, везущий в каждом вагоне - по строительному отряду, своих неспокойных пассажиров в Казахстан. День в пути уже не первый, и в нашем вагоне давно пряжками от солдатских и флотских ремней выкручены оконные болты и вместе со стеклами вынуты все рамы. Жаркий и сухой степной воздух "промывает" вагон насквозь, то ли охлаждая, то ли просто высушивая мокрые от жары в горячем на солнце железном вагоне тела. Поезд идет быстро, но всем нам кажется, что изнурительно долго.

Сколько можем, пьём - но "ничего, кроме воды".

Женька Королёв, с которым мы ехали в одном купе, вдруг спрыгивает с верхней полки:

 

- А давай напишем гимн!..

 

И, не дожидаясь моего ответа, выпаливает первые две строчки:

 

- Опять Мезон рюкзак собрал...

- Прощай, Свердловск, прощай, Урал…

 

Дальше дело как-то встало... Я ещё не вышел из расслабленного состояния, полусплю от жары, а Женьке явно не хватает рифмы. Потом его "прорывает":

 

- На целину, как на войну, как аргонавты в старину!

- торжественно проговаривает, почти выкрикивает Женька. Я уже проснулся и пробую возмутиться:

- Женя, а на хрена про войну-то?!.. Про аргонавтов - не знаю, дело твоё, а с войною - ты не погорячился?

Женьку это не останавливает...

Это потом, недели через две, когда я его, оглушенного солнечным ударом и обливающего кровью из носа и себя, и меня, буду вытаскивать из траншеи двухметровой глубины, почти готовой под заливку фундамента двухквартирного дома, он будет тих и послушен, а сейчас его "несёт". Не помню, на каком этапе включился я, и добавил пару строчек поспокойнее. Женька, справившись с ветром, который сдирал с него расстегнутую донизу рубашку, снова "приколачивает" к ним рефрен: - На целину, как на войну!..

На шум приходит Коля Торопов, что-то добавляет к нашему ещё короткому тексту. Добавив, Торопов улыбается своей замечательной улыбкой и, как бы проверяя обстановку рядом, коротко оглядывается - чисто боксерская привычка: контроль обстановки. Народ из соседнего купе Колину улыбку принимает за приглашение, у нас становится тесно, дело со стихосложением заметно убыстряется. "Бетон"? - да, звучит. Жёстко и мужественно. Оставляем. Первогодки, про саман знаем мало, и это слово вставляет кто-то из "старичков".

 

Через окружившие нас тела вдруг проявляется гитара, а вслед за ней руки, а потом и сам хозяин этих рук - негромкий и всегда спокойный Лёша Дубровский. Ему тут же уступают место, Лешка на гитаре начинает тихонько подбирать мелодию. Чёткий ритм напрашивается сам, гитарные аккорды звучат всё громче и громче, и вот уже встречный степной воздух разрезается только что сложенными словами куплетов с протяжным, разной высоты "…ууу!", "…еее!", "…ооой!" в конце. Нам кажется, что в соседних вагонах стало тихо. Песня была проста, понятна, отвечала самым мужественным ожиданиям, "легла" и запомнилась сразу. Исполнялась часто, громко и с удовольствием.

Была обязательной частью программы в концертах для местного населения.

 

У меня - со всеми моими переездами по стране - с годами где-то затерялась фотография девчушки-казашки лет десять-тринадцать, которая в тот год однажды присоединилась - как "вежливый ответ от местных" - к выступлению агитбригады  УПИ-Мезона. Может быть, пела она песню и не одну, но запомнился своей чудесной мелодией в её исполнении на казахском языке "Семипалатинский вальс".

 

Память об этой девчушке, об утраченной фотографии долго не давала мне покоя, и не так давно я практически наобум набрал в строке "поиск" Google: Роза Рымбаева. И сразу попал "в яблочко": Роза Куанышевна Рымбаева - "золотой голос Казахстана" - родилась на станции Жангизтобе в Семипалатинской области в 1957 году. Летом 1969-го ей как раз и было двенадцать лет, а Жангизтобе - та самая станция, где мы выбрались из вагона нашего поезда и пересели на грузовики. Село Таскескен от Жангизтобе по меркам степным совсем рядом - всего-то чуть более двухсот километров. Случайных таких совпадений не бывает, и теперь, "числом задним", с учетом жизненного пути этой замечательной певицы. С учётом того, что впоследствии произошло с нашими странами, смело можно утверждать, что гимн УПИ-Мезона вполне уверенно в первый же год своего существования вышел на международную музыкальную арену...

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1969

ВСПОМИНАЕТ АЛЕКСАНДР БАЛАШОВ

 

В 1969 году основная часть отряда работала на объекте, расположенном недалеко от базы.

Обедать ходили пешком. Однажды, все уже были сыты, сидят прямо на полу вдоль стен большого зала, а из продуктовой кладовой вдруг доносится полу-истеричный вопль.

 

Оказалось, что в мешке то ли с крупой, то ли с мукой обнаружился здоровенный жук. Вынесли жука на середину зала, и вся толпа, не дыша, наблюдала за его перемещениями. Жук взлетал - народ тут же вскакивал и шляпами, пилотками, кепками пытался его сбить.

 

Сбивали, усаживались, и опять ждали.

Действо повторялось раз десять, затем жук устал...

По "непроверенным" сведениям врач отряда Тамара вколола ему дозу кофеина - Жучара ожил и улетел...

Жаль, не сохранилась стенгазета, в которой всё это описано очень здорово!

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1969

ВСПОМИНАЕТ ФАИНА БАЛАШОВА, ЦЕЛИНА 1969-1970-1971

ПРО ПЕРЕМЫЧКУ И "СПРАВЕДЛИВЫЙ ГНЕВ" КАЗАХСКОГО НАЧАЛЬНИКА

 

Немного о дружбе и сплоченности отряда.

Целина приближалась к завершению. Целинили в Казахстане.

 

Приехало к нам с очередной проверкой районное начальство, это были представители районного целинного штаба и местного начальства Казахстана. И вот случилось, что в коридоре здания, где мы жили, внимание казахского начальника привлекла фотография, на которой наши каменщики на не очень установленных лесах, и, можно сказать без лесов, ведут кладку, при этом и одеты они были слегка: в шляпах и плавках. Гневу начальника от увиденного не было предела…

 

В эмоциональном порыве начальник вырвал фото из стенгазеты.

Тут наши горячие парни тоже не выдержали, и один из бойцов прямо в лицо начальнику сказал, что тот поступил по-свински. Больше начальник не выступал и сразу же уехал.

 

К вечеру этого же дня пришло распоряжение из районного штаба об отчислении бойца из отряда. Такой скоропалительный приказ отряд воспринял в штыки, и к исполнению, в условиях горячих защитных дебатов со стороны ребят, не поддавался. Два дня кипели страсти, и на третий день к нам из штаба приехал очень уважаемый бывший мезоновец. Чуть ли не полдня шло общее собрание, и ему удалось сломить сопротивление ребят простым доводом, что у данного бойца не было полномочий решать вопрос за весь отряд.

 

И все согласились, что боец должен покинуть отряд.

 

Это была официальная сторона истории, а неофициальная - это ведь все произошло с нашим товарищем, очень уважаемым, добросовестным и талантливым целинником, с которым мы прожили почти всю целину, и для нас это было несправедливо, особенно для нас - "тёток-поварих". И девчонки придумали историю, что у пострадавшего бойца должен внезапно случиться сильный нервный стресс и на этой почве подняться температура. Теперь всю эту выдуманную историю надо было донести до отряда. Чтобы все мальчишки поверили. Нашим глашатаем мы выбрали очень словоохотливого, очень авторитетного, достаточно доверчивого товарища. Нам удалась эта простая идея: уже за обедом весь отряд обсуждал внезапную болезнь нашего героя, и конечно не было даже мысли куда-то отправлять больного человека.

 

Так, без потерь личного состава, Отряд завершил Целину 1969 года.

ВОСПОМИНАНИЯ О ЦЕЛИНЕ

АВТОР - НЕЧАЕВ ИГОРЬ, ЦЕЛИНА 1969-1970-1971-1972

 

Прошло сорок семь лет с первой моей целины, целинной стройки. Семипалатинская область, село Таскескен. Мы, квартирьеры отряда, проехав двое с половиной суток через западную Сибирь, уже успели окунуться в сухую жару семипалатинских степей, познакомиться с местной кухней: лагман, дунганская лапша.., уже узнали место будущего обитания отряда - здание школы, стоящее на пригорке за рекой.

 

И вот первый выходной день, который мы решили провести с пользой: не могли же мы встретить отряд не загорелыми! Речка есть, солнце есть, время есть - нужно загореть! Правда, солнце палит, и укрыться от него некуда, кругом степь. Зато среди нас есть наш Игорь Калашников, прошедший уже армейскую службу и умудрённый опытом. Что нужно для того, чтобы не сгореть?

 

Сметану! А если её нет? Можно попробовать подсолнечное масло. Первые два часа купания и солнечных ванн дали себя знать покраснением плеч и рук. Подсолнечное масло для смягчения, вода для охлаждения... Уже ближе к вечеру по идущему от нас запаху перегретого подсолнечного масла мы поняли, что представляем собой подкопчённых существ. Нужно ли рассказывать насколько была ужасной ночь, последующие пара дней и ночей! Во всяком случае, для меня и для Володи Сбоева.

 

Мы выполнили задачу и подготовили жильё к приезду отряда, но какие при этом были муки для обожжённых тел! Отряд мы встречали облезшими лицами и телами.

 

И на всю жизнь я запомнил, что подсолнечное масло хорошо ОТНЮДЬ не от загара...

 

А разве можно забыть первые утренние упражнения начала дня первых недель! Это упражнения на разгибание пальцев рук, натруженных накануне носилками с раствором и стопками перенесённого самана.

 

А наши отрядные песни! С ними на работу, с ними с работы, с ними вечером у костра...

 

                         Мы выходим на рассвете,                                               Эй, парень, крепче вяжи узлы,

                            Из пустыни дует ветер,                                   Беда идёт по пятам. Вода и ветер сегодня злы,

                Поднимая нашу песню до небес…                                           И зол как чёрт капитан…

 

И можно ли забыть последние трое суток почти непрерывной работы на сдаче объектов! Как заводной кладёт кирпичи Женя Королёв, рядом с ним Саша Балашов, и все только успевают подносить кирпич и раствор... И даже ночью, среди факелов кипит работа у плотников и каменщиков, разнорабочих: нужно успеть закончить последний объект... Четыре года в степях Семипалатинской и Тургайской областей мы проживали своё лето даже не столько для строительства объектов на селе, сколько для самих себя, для своего мироощущения...