УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

 

Студенческий Строительный Отряд

УПИ-МЕЗОН ● ЦЕЛИНА-1968

казахстан, Семипалатинская область

Село АКСУАТ ЕРНАЗАР

КОМАНДИР - КИЛЬМЯШКИН анатолий

КОМИССАР - СТАРОВЕРОВ ВАСИЛИЙ

МАСТЕР - все мастера!

отряд в казахстане - совхоз Сулутальский

Семипалатинской области, село Аксуат Ерназар.

За Целину 1968 года ссо УПИ-Мезон награжден ПЯТЬЮ знаменами!

 

СПИСОК БОЙЦОВ ОТРЯДА

Андрианов Борис

Бабушкин Александр

Балашов Александр

Бухаров Алексей

Вилков Николай

Гаврилов Леонид

Голубчиков Валерий

Горкунов Николай

- Воспитанник

Дубровский Алексей

Жежер Николай

Жуков Владлен

Зырянов Николай

Иньков Валерий

Кильмяшкин Анатолий

Кисеев Валерий

Киселев Валерий

Ковш Александр

Колова Светлана

Комиссаров

- Воспитанник

Копралов Владимир

Корешкова Вера

Левит Борис

Леонов Виктор

Либба Валерий

Макерова Мария - врач

Микшевич Михаил

Налётов Владимир

Николаев в.

Новоселов Анатолий

Носырев Николай

Оконечников Александр

Попов Владимир

Разумова Людмила

Рюпин Виктор

Слесарев Анатолий

Смородинский Яков

Сосновских Владимир

Староверов Василий

Старцев Владимир

Сучилин Владимир

Томилина Татьяна

тюлин вячеслав

Устюгов Анатолий

Юров Владимир

 

 

построенные объекты, выполненные работы

 

кирпичный клуб в совхозе сулутальский, кошары - бутовая кладка, камышовая кровля.

газета "Ленинская смена на студенческой стройке" от 4 августа 1968 г. писала :

Две кошары на 1200 голов каждая сдали в эксплуатацию ребята из отряда "УПИ-мезон".

Качество работ на объектах признано отличным. Свои трудовые подарки

свердловские студенты посвятили 250-летию Семипалатинска.

карта дислокации отряда

 

Вспоминает Александр Балашов

ПЕРВАЯ ЦЕЛИНА

Поехал на целину после окончания второго курса.

После первого курса просился в Гренаду, но не взяли. И слава богу!

Как вспомню вид Купряжкина, выступающего перед кандидатами в отряд, как он с серьезным видом и желваками на скулах произносит:

- Отчисление из отряда влечет за собой почти автоматическое отчисление из института... так еще раз благодарю бога.

 

И вот второй курс позади, я уже зачислен в ССО "УПИ-Мезон".

Были какие-то инструктажи по ТБ, рассказы о методах кладки, помню даже кладку колонн по методу Онищика. Но ничего не знаю, ничего не умею, ничего не строил, из всей общественной деятельности занимался только стенгазетой класса, смотрю на всех других мезоновцев, как на богов. Парад ССО, вокзал, погрузка. Первое задание - закрепить на вагоне длиннющий лозунг:

 

Дал нам счастье блеском стали в пору жаркую клинок,

снова руки сталь зажали, смену принял мастерок.

 

Привязали надежно, по дороге не сорвало. Едем. Сначала на поезде, затем на автобусах, отряд орет незнакомые пока песни. Ночь, дождь, пытаемся фотографировать в заднее стекло фары и их отражение от мокрой дороги. Боря Андрианов тут же придумывает название возможной фотографии - "Мокрый свет фар".

Нет, не получилась эта фотография.

 

Под утро приехали, выгрузились, расположились. Блин, а кровати-то детские! Второе задание: начисто отмыть комнатушку, где будут храниться продукты. Никогда не видел столько глины на полу, но отмыл до досок, был похвален. Первый выход на объекты. Строем! Впереди Вилков со знаменем.

 

А потом работа. Работа, работа, работа. Глиняный раствор, тяжеленные от налипшей снаружи глины ведра. И ведер этих нужно много, невероятно много, да еще и срочно. И очень хочется успеть до истошного крика:

- Раствор!!! Раствор, мать - перемать!!! Саман погрузить в машину, затем бежать за машиной к месту разгрузки, мгновенно разгрузить и в кузове этой машины доехать до места погрузки. И так раз за разом. Подручный каменщика на кладке стен клуба, длинные прогоны без единого оконного проема, просто прелесть! Опять раствор, только уже не глиняный, но так же много. Подать кирпич вовремя, чтобы каменщик не терял темп. Попробовать самому выложить ряд - другой. Ох, не так все просто, раствор то жидкий, то густой, а кладка под расшивку.

 

И вдруг, при всей бригаде, рукопожатие Кильмяшкина. Это было как медаль!

 

А вечерами костер, песни, какие-то мероприятия. Какие там мероприятия, донести бы ноги до той самой детской кровати, и никакого неудобства! Вася Староверов (комиссар 1968 года) сказал как-то и потом не раз повторял: "Пусть они работают на износ, тогда им будет, что вспомнить!". А утром опять работа, работа. А ведь юг Казахстана, жара страшная, на небе ни облачка. Все время хочется пить. И пьем… из колодцев, вода какая-то соленая, половину отряда с этой воды несет с присвистом. Спина сгорела так, что кожа трещит при попытке нагнуться, но… работа  прежде всего!

 

А от меня требуют стенгазету. Я пытаюсь сделать, но ее бракуют и снимают со стены. Ну не умею! Все время пробую фотографировать, но времени на это совершенно не хватает. Детская кроватка все уютнее. Посвящение! Как-то даже неожиданно! Ночь, костры, наряженный каким-то царем Вилков характеризует каждого, затем первогодки лезут сквозь несколько поставленных друг за другом автомобильных покрышек.  В это время Боря Левит и кто-то еще сдергивают с пролезающего эту трубу штаны и ставят на задницу (это же не Гренада, а Мезон) жирную фиолетовую печать. А обо мне Вилков сказал: "Спать любит!".

 

Икнулась мне детская кроватка, и после этого  спать я разлюбил.  На все остальные целины.

А вот и конец  моей первой целины. Во дворе уже стоят два автобуса,  снабженец Коля Жежер выкатывает припасенную заранее бочку пива. Оказалось, что в эту бочку уже влили пару бутылок водки.  После жары,  усталости это средство буквально валит с ног.  Утром - в дорогу. Автобус, поезд, знакомые уже песни и родные лица мезоновцев. Целина кончилась, остался  наш "УПИ-Мезон", осталось впечатление чуда, со мной произошедшего, остался загар, и осталась до самой зимы боль в натруженных руках.

 

И ожидание, ожидание следующей целины...

Пытаюсь вспомнить, что мы строили в 1968 году, но в голову приходят только кошары и клуб. Но были ещё и жилые дома. Клуб - огромный объём кладки из силикатного кирпича. Вот уж где было разгуляться каменщикам.

 

На жилом доме запомнился потолок из реек, щели между которыми промазывали глиняным раствором. Наелись этого раствора вдоволь, ведь он вываливался из щелей точно тебе на голову.

 

Кошары саманные. Крыши закрывали камышовыми матами. Мат представляет из себя этакий матрас длиной два метра и шириной один метр. На ветру с ним довольно неудобно. Несколько раз бывало, что несёт человек по трапу мат на крышу, затем мат лежит на крыше, а человек выходит уже из ворот кошары. Ну, проваливался...

Это событие неизменно вызывало бурное веселье.

 

Маты затем крепились проволокой. В работах этих особую сноровку показывал Владлен Жуков, его даже с днем рождения поздравляли таким вот образом:

 

 

Здравим с ДнЁм рождения Тебя,

ваятель крыш! Верим, что творенье Выдержит, малыш.

Крепче крыл бы матом - Меньше дел

для рук, Был бы кандидатом

Всех крышных наук!

 

P.S. Жуков уже давно не кандидат.

ЖУКОВ ВЛАДЛЕН ПЕТРОВИЧ

доктор физИКО-матЕМАТИЧЕСКИХ наук.

 

Почему-то обрешётку на крышах кошар прибивали девчонки, и эта их деятельность вызывала бурное негодование бригадиров и командира. Вслух считали количество ударов молотка на один гвоздь, а потом негромко и нецензурно это количество комментировали.

 

*******

Вот ещё одно маленькое воспоминание из 1968 года.  Прочитал на сайте в ЛЕТОПИСИ, что в один из целинных сезонов отряд тушил степной пожар. На целине едем как-то с обеда на объект на закрепленном за нами грузовичке и видим на горизонте дым, много дыма. Ветераны отряда немедленно решили, что это пожар в степи.

 

Посовещались секунд тридцать и решили: - Надо тушить!

 

И понеслись... Степь же, сплошные дороги, главное - выбрать подходящую.

Ехали, ехали, километров двадцать уже намотали, а дым не приближается. Вроде, даже удаляется, становится пожиже. Остановились, покурили и поехали обратно.

 

Не всегда в жизни бывает место подвигу...