УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

глава 3. ЛЕГЕНДЫ ФИЗТЕХА.

ОСНОВАТЕЛИ и организаторы ФАКУЛЬТЕТА.

там где физтех - там успех, там победа!

фтф УПИ им. с.м. кирова ● 1949-2009

шестьдесят ЛЕТ! ТРИ ПОКОЛЕНИЯ!

Для человека - «средний» возраст, для факультета - кто знает, может быть, расцвет,

а может быть, ещЁ все впереди…

 

И тем не менее, у факультета уже своя солидная история, потому что первые организаторы факультета, его преподаватели и наставники в большинстве своем уже ушли. Ушли, но стали легендой - память о них передается из физтеховского поколения в поколение. И часто это надо понимать буквально: за это время на факультете нередко из одной семьи учились деды, отцы и внуки. Возникли «физтеховские династии». В этой главе мы вспомним своих основателей, тех, кто работал на факультете в далекие пятидесятые - шестидесятые годы. Некоторые из них работают и по сей день. Попутно постараемся воссоздать атмосферу, в которой жили, работали и учились первые преподаватели и студенты факультета.

Евгений Иванович Крылов с аспирантами, 1965 год

 

В канун шестидесятилетия своего родного факультета мы повторяем слова благодарной памяти,

сказанные к предыдущим юбилейным датам:

 

Физтех должен всегда хранить благодарную память

о начальнике отдела Минвуза СССР, профессоре М.Н. Волкове, о директоре института

А.С. Качко, о первом декане Е.И. Крылове и о первом заместителе декана М.Г. Владимировой

за то, что они героическим, без всякого преувеличения, трудом

воплотили в 1949-1950 годах.

 

Это, в первую очередь, благодаря их самоотверженному труду 1 сентября 1949 года начались занятия студентов пяти добротно укомплектованных курсов трех специальностей - №№ 23, 41 и 43 - и обозначились возможности развития факультета, кафедр, научных направлений… Безусловная заслуга открытия и создания физико-технического факультета принадлежит директору института А.С. Качко. Изданию приказа от 28 мая 1949 года об открытии инженерного физико-химического факультета предшествовала целеустремленная, сжатая по времени подготовительная работа.

 

Отсутствие материально-технической базы в эти тяжелые послевоенные годы воспринималось как очевидное и очередное препятствие. Но главное, - не было опытного лидера и не было кадров. Задолго до издания приказа А.С. Качко, имея директиву сверху,занимался подбором кадров для будущего факультета. Так, заведовать кафедрой физико-химических методов анализа он предложил доценту Карякину Ю.В. еще зимой 1949 года. Но, главное - Аркадий Семенович принял безошибочное решение и назначил на должность декана нового факультета Е.И. Крылова - кандидата химических наук, доцента, фронтовика-подполковника. За плечами Е.И. Крылова в УИИ был богатый опыт научно-педагогической и административной деятельности. Он заведовал кафедрой общей химии, успешно исполнял обязанности декана химико-технологического факультета, слыл человеком дела, отзывчивым, но твердым. Вместе с ним А.С. Качко сформировал команду деканата (зам. декана М.Г. Владимирова, секретарь Е.С. Якушева), вместе они провели собеседование и комплектование первых двух групп кафедр № 41 и № 43, подобрали опытный профессорско-преподавательский состав и уже в мае начали занятия. Первый декан факультета Е.И. Крылов принадлежал к плеяде химиков-универсалов, унаследовав эту особенность образования от своего учителя, профессора О. А. Есина.

 

Вот как охарактеризовал профессор Ю.В. Егоров широту взглядов Евгения Ивановича: «Круг его «запрофессиональных» интересов был весьма широк: он увлекался историей и методологией науки, был одним из авторитетнейших филателистов на Урале, прекрасно ориентировался в минералогии и был признанным знатоком уральского камня. Без эрудиции нет интуиции, а без интуиции нет ученого - этой максимы он придерживался всю жизнь». Вот одна из характеристик личности Е.И. Крылова, данная С.Н. Новиковым, выпускником 1956 года.

 

«Евгения Ивановича Крылова все мы очень уважали… Просто его личность, мудрость, доброта по отношению к студентам (помню историю талантливого В. Елеонского, которого Е.И. спас от исключения) вселяли почтение. В те годы, когда идеология лезла во все щели, когда она стала оружием посредственностей в науке в их борьбе с талантами, Е.И. пришлось много пережить. Его объявили сторонником реакционной, идеалистической, антимарксистской и поэтому антинародной теории химического резонанса. Никто из нас, конечно, не понимал сущности этого явления, но вакуум преследования окружал Е.И., и мы это чувствовали.

 

К чести руководителей института, это, кажется, не отразилось на его биографии. С Е.И. я впоследствии на старших курсах и после окончания института встречался на почве филателии. Он был одним из наиболее крупных коллекционеров и знатоков советских марок в Свердловске. Разумеется, он не делал из этого бизнеса. Лишь однажды, когда надо было срочно купить для семьи дачу, он продал свою прекрасную коллекцию, но тут же начал снова, быстро наверстав упущенное. В тот период времени я узнал его как деликатного, высокообразованного и очень благожелательного человека». Выдающийся педагог, ученый и организатор, он владел глубокими познаниями в общей, неорганической и физической химии, минералогии, магнетохимии, квантовой химии, электрохимии, химии твердого тела. Один из основоположников Уральской редкометалльной школы, он по праву считается одним из основателей научного направления на Урале «химия твердого тела».

 

Е.И. Крылов, блестящий ученый и преподаватель, первый среди вузовских химиков Свердловска начал популяризировать основы и методы квантовой химии, несмотря на противодействие официальных идеологических структур, находивших в теории резонанса следы «махизма» и других идеологических прегрешений. Евгению Ивановичу в то время было поручено, и он был вынужден организовать дискуссию-разгром по этому поводу профессоров химфака И.Я. Постовского и З.В. Пушкаревой; он попросил выступить, в частности, Ю.К. Худенского, бывшего тогда студентом физтеха, и ассистента кафедры физики из УрГУ Г.В. Скроцкого. Худенский как-то отбился от выступления, а Скроцкий сказал, что не знает химии. (В результате Худенский «пожизненно» занимается резонансным механизмом переноса энергии возбуждения процессов люминесценции, а для Скроцкого исследование явления магнитного резонанса стало одним из основных научных направлений его деятельности).

 

На лекциях Е.И. Крылова по основам квантовой химии присутствовали как химики, так и физики факультета и института. Примечателен тот факт, что в дальнейшем среди его учеников было немало получивших «физические» дипломы. Незабываем и сам облик Евгения Ивановича. Ю.К. Худенский вспоминает свою первую встречу с деканом, когда он проводил обзорную экскурсию для вновь зачисленных студентов 1-го курса: «Неизгладимым было впечатление от наружности декана, его манеры общаться и т. д. Лицо его было ну совершенно жителя Майорки или юго-индийского штата Кералы. Манера говорить была вкрадчивой, голос - тихим, смех - беззвучным. Обычно мое восприятие подкрепляется внутренней музыкой; ведение экскурсии деканом казалось мне песней индийского гостя, тем более его волоокость». Не каждый может так образно описать впечатление, однако трудно с ним не согласиться.

 

Первоначальное название факультета, его структура и специалисты, назначенные заведующие кафедрами (А.К. Шарова, Я.Е. Вильнянский, Е.И. Крылов, Ю.В. Карякин, а затем В.Л. Золотавин) указывали на его химико-металлургический профиль, а секретность факультета - на связь с атомной проблемой. Именно Е.И. Крылов, химик-универсал, мог оценить потенциал каждого заведующего, объединить их усилия и помочь в подборе первых преподавателей. С мая 1949 года первые профессора и доценты Н.В. Деменев, А.И. Левин, К.Н. Шабалин, Б.Н. Лундин, С.Ф. Крылов, А. В. Помосов и другие стали преподавать совершенно новый набор предметов. Это были преподаватели-совместители. Они с честью выполнили свою задачу. В конце 1950 года состоялось яркое и незабываемое событие - первый выпуск 38 инженеров. Опыт организации учебного процесса первого и единственного семестра указал на немедленное создание своей системы подготовки кадров, а также на поиск высококвалифицированных специалистов по смежным областям науки и техники.

М.В. Смирнов

 

Здесь уместно еще раз отдать должное научной эрудиции и предвидению Е.И. Крылова.

Почти сразу при своей кафедре ХТРЭ он предусмотрел, казалось бы, непрофильную лабораторию радиохимии. Для руководства ею был приглашен молодой кандидат наук, старший научный сотрудник УФАНа Михаил Владимирович Смирнов. За очень короткий срок он включился в учебно-научный процесс. Созданные им два новых лекционных курса «Радиометрия» и «Радиохимия» в зачетных книжках значились как «дополнительные главы физической химии».

 

В 1951 году сложились все условия для выделения лаборатории радиохимии в самостоятельную кафедру. Это произошло по инициативе Е.И. Крылова, сумевшего доказать и руководству института, и Управлению политехнических вузов МВО СССР целесообразность организации на факультете кафедры радиохимии, которая давала бы студентам базовую подготовку по всем проблемам, связанным с радиоактивностью. Заведующим новой кафедрой был назначен М.В. Смирнов. К этому времени кафедра обслуживала студентов всего факультета - как химиков, так и физиков, и лаборатория работала практически весь год в две смены, ощущая явную нехватку преподавателей.

 

Этот недостаток был частично преодолен уже в начале 1952 года. В декабре 1951 года на факультете состоялся второй выпуск молодых специалистов. М.В. Смирнов был руководителем дипломных исследовательских работ четырех студентов: Г.А. Китаева, Альб.К. Штольца, Ю.А. Ткачева и В.Д. Пузако. Все они получили рекомендации для поступления в аспирантуру. В. Д. Пузако был принят в аспирантуру к Е.И. Крылову, а Альб.К. Штольца руководство факультета уговорило пока отложить поступление в аспирантуру и занять должность ассистента кафедры радиохимии. Альберт Константинович уже осенью 1952 года читает курс лекций по радиохимии и много усилий отдает расширению практикумов по радиохимии.1953 год для кафедры оказался очень сложным. Кафедру оставил М.В. Смирнов. Он сосредоточился на работе в УФАНе. Исполняющим обязанности заведующего кафедрой назначили старшего преподавателя Е.П. Дариенко. Декан Е.И. Крылов, понимая ситуацию, сложившуюся на кафедре РХ, в течение года пытается ее исправить.

С.А. Вознесенский

 

Наконец, весной 1954 года подает заявление в УПИ Сергей Александрович Вознесенский, доктор химических наук, блестящий физико-химик и неорганик, прошедший научную школу академика Шилова. Еще до войны он возглавлял кафедру неорганической химии в Военной академии химзащиты. Но в начале войны был репрессирован по ложному обвинению, которое было снято только в 1953 году. Все эти годы он провел в «закрытой» лаборатории, занимался вопросами распределения микроколичеств радионуклидов в природных средах и исследованием технологий очистки радиоактивно загрязненных вод малой активности, которые составляли основную массу сбросных вод химкомбината «Маяк», где производился оружейный плутоний. Сергей Александрович был хорошо известен руководству факультета, т. к. несколько лет уже являлся руководителем дипломников, выполнявших в этой лаборатории реальные дипломные работы (и, как правило, остававшихся там после защиты дипломов).

 

Как только позволили обстоятельства, Вознесенский получил официальное предложение для работы на физико-техническом факультете в качестве заведующего кафедрой радиохимии. К этому времени он уже имел двух аспирантов (В.В. Пушкарев и В.Ф. Багрецов), хорошо знал ведущих преподавателей факультета, таких, как Е.И. Крылов, В.Л. Золотавин, В.Г. Власов, много знал о факультете. Однако часть личных документов Сергея Александровича, изъятых в свое время, не была найдена, так что звание профессора ему пришлось восстанавливать уже в УПИ. Он был утвержден ВАКом в ученом звании профессора по кафедре «Неорганическая химия». С приходом профессора Вознесенского в жизни кафедры начинается период, насыщенный новыми, важными событиями.

 

Эти события коснулись практически всех сторон деятельности коллектива кафедры. Курс лекций по радиохимии Вознесенский оставил за собой, В.Д. Пузако был поручен курс радиометрии. Лекции по радиохимии, которые читал Вознесенский, посещала вся кафедра. Они были заново написанными и достаточно сильно отличались от ранее читавшихся. Было много общего (а иначе и быть не могло), но очень ясно ощущалась «охимиченность» лекций и их окрас знанием положения в Отрасли в целом.

 

Появилось более детальное изложение таких методов тонкой химической технологии, как экстракция и ионный обмен. Сергей Александрович был одним из главных создателей первых отечественных ионитов-сульфоуглей. В связи с этим В.Д. Пузако вспоминает разговор, свидетелем которого он стал. Вознесенскому сообщили, что группа его коллег из Москвы просит дать согласие на его включение в список лиц, представляемых на соискание Государственной премии за создание отечественных ионитов. Вознесенский категорически отказался, сказав, что у него нет времени на всякую «околонаучную возню», что ему претит обязательное появление в списках чиновников, в компании которых он не хотел бы быть. Главное, сказал он, дело сделано. Особо следует отметить проблему состояния окружающей среды в СССР, которой профессор Вознесенский уделял большое внимание. Это сейчас, когда только ленивый не считает себя прирожденным экологом, а разговоры на природоохранную тематику охватывают практически все стороны человеческой деятельности, высказывания Вознесенского никого не удивили бы. Но тогда нужно было иметь большое гражданское мужество, чтобы высказывать идеи о коренном изменении большинства наших технологий, во главу оценки которых должны ставиться не их простота и экономичность, а их влияние на качество жизни человека.

 

  И только теперь мы видим, что сбываются слова, сказанные более 50 лет тому назад С.А. Вознесенским:

- Я знаю, что придет время, когда во всех государствах и во всех партиях вопросы охраны и сохранения среды обитания

  будут признаваться важнейшими вопросами.

 

В 1955 году произошло одно важное событие - на кафедре появилась собственная аспирантура; в нее были зачислены Альб.К. Штольц и И.С. Пехташев - выпускник факультета 1950 года, читавший к этому времени спецкурс на кафедре № 43. В это же время Сергей Александрович вел интенсивные переговоры в Министерстве среднего машиностроения по двум вопросам, от которых зависела длительная перспектива развития кафедры. Первый вопрос касался организации при кафедре радиохимии подготовки специалистов в области очистки радиоактивно-загрязненных вод (их потом так и называли - «водники»). Второй - организации исследовательской лаборатории, основной задачей которой будет исследование новых способов переработки радиоактивнозагрязненных вод. Вознесенскому на удивление быстро удалось положительно решить оба этих вопроса. При кафедре была организована исследовательская лаборатория (ее назвали п/я 329). По существу это была одна из первых отраслевых лабораторий в институте. Научным руководителем был назначен сам Сергей Александрович, его заместителем - доцент, к.х.н. В.Л. Золотавин.

 

Лаборатория имела свой собственный штат и даже собственного бухгалтера. Отличительной особенностью являлось участие в работе лаборатории многих преподавателей химических кафедр факультета. Весь 1956 год стал годом подготовки к открытию водной специализации. Специально для этой работы в преподавательский состав кафедры включаются Владимир Вениаминович Пушкарев и Василий Федорович Багрецов - оба они только что закончили аспирантуру под руководством Вознесенского и успешно защитили кандидатские диссертации.

Меркурьев Игорь Владимирович

Пушкина Лидия Николаевна

Пушкарев Владимир Вениаминович

 

Таким образом, к 1958 году кафедра представляла структуру, в которой имелось все для длительной плодотворной работы: кадры, помещения, оборудование, научная перспектива, дружный коллектив, объединенный мощным интеллектом своего руководителя. И вдруг все изменилось - Сергей Александрович уезжает в Москву. Формальная причина - ему предложили занять пост руководителя большой исследовательской лаборатории при НТУ Министерства. Однако в августе 1958 года С.А. Вознесенский скоропостижно скончался. Для кафедры начались новые времена.

 

Заведующим кафедрой избирается 29-летний кандидат наук, выпускник кафедры ХТРЭ, ученик Крылова Е.И. и С.А. Вознесенского Виталий Дмитриевич Пузако. Несмотря на молодость, В.Д. Пузако прошел вместе с кафедрой РХ все стадии роста и был достойным продолжателем школы С.А. Вознесенского. Является одним из основоположников концепции курса радиохимии; им были прочитаны все разделы радиохимического цикла, подготовлен и впервые на факультете прочитан лекционный курс по дозиметрии.

 

Под его руководством постоянно модернизировалась радиохимическая лаборатория, создана лаборатория дозиметрии, организовывалась учебно-исследовательская работа студентов. В.Д. Пузако - инициатор и разработчик расчетной работы по химико-технологической оценке состояния активной зоны типов реакторов, созданных в СССР. Научные интересы Пузако В.Д. относятся к проблеме состояния радионуклидов в растворах и способам их извлечения с радиоаналитическими и технологическими целями. Автор и соавтор более 100 научных публикаций, в том числе 35 авторских свидетельств на изобретения. Часть разработок переданы на использование в химслужбах ВМФ, АЭС, использованы при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

В.Д. Пузако

 

Будучи человеком творческим и неравнодушным, В.Д. Пузако за время учебы и работы трижды (1949, 1950, 1956 гг.) избирался секретарем комсомольской организации ФТФ, был заместителем секретаря комитета комсомола УПИ по учебной работе, трижды избирался секретарем партбюро физтеха. Он был одним из организаторов (1960 г.) и более 15 лет возглавлял работу комитета при Облсовете НТО по внедрению изотопов и источников ионизирующих излучений в народное хозяйство Уральского региона. В.Д. Пузако принадлежит к тому типу педагогов, о которых выпускники всех поколений вспоминают с большой теплотой. Поэтический образ В.Д. Пузако в 2000-ые годы прекрасно выразил его друг и соратник Ю.В. Егоров:

 

Прозренья семена посеяв, тебе открылся Моисеев.

Затем прочистили глаза Зиновьев и Кара-Мурза.

Еще помог тебе Панарин, чей взгляд глубок и не банален,

Чтобы ответить «по уму» на паршевское «почему».

 

Ю.В. ЕГОРОВ

 

Дальнейшая судьба кафедры РХ во многом определялась талантливым ученым, крупным специалистом в области общей и прикладной радиохимии, радиоэкологии и химии редких элементов, Юрием Вячеславовичем Егоровым.

 

Окончив в 1957 году кафедру № 43, он был приглашен в аспирантуру. В 1963 году защитил кандидатскую, а в 1970 году - докторскую диссертацию на тему «Статика радиохимических сорбционных систем с участием оксигидратов». Предложенная им феноменологическая теория концентрирования радиоактивных микрокомпонентов гидрооксидами нашла приложения к задачам обезвреживания радиоактивных отходов в радиоаналитических и радиотехнологических методиках. Созданная профессором Ю.В. Егоровым научная школа широко известна как в России, так и за ее пределами.

 

Педагогическая деятельность Юрия Вячеславовича разнообразна и плодотворна. Им в разное время разработаны и прочитаны 15 курсов фундаментально-научного, инженерного и научно-методологического направлений, востребованных не только в УГТУ-УПИ, но и в педагогических вузах Екатеринбурга. Наряду с пропагандой природоохранных концепций и рационального природопользования среди учащихся и педагогов Ю.В. Егоров активно противостоит бездумному распространению антинаучных взглядов и суеверий, порождаемых и поддерживаемых безответственными средствами массовой информации.

 

В последние годы он начал преподавать курсы методологии науки и истории науки и техники, в которых утверждает естественнонаучные взгляды на место, роль и перспективу человечества, на котором лежит ответственность за сохранение жизни на Земле.

 

При всем при этом замечателен облик Юрия Вячеславовича: при встречах он производит впечатление «эстета, сноба и меломана», как утверждают некоторые женщины. И это прекрасно! До сих пор остается неясным: то ли структура нового физико-химического факультета была спущена «сверху», то ли А.С. Качко создавал ее здесь, на месте. Тем не менее, еще в декабре 1948 года он сделал предложение Ю.В. Карякину - кандидату наук, доценту химфака УПИ - возглавить, а точнее, создать кафедру «Физико-химические методы анализа». За спиной Юрия Викторовича уже был опыт производственной, научно-педагогической и руководящей работы в химической отрасли. Поэтому к маю 1949 года был сформирован кадровый костяк кафедры (В.Л. Золотавин, Л.П. Жарова, В.В. Серговская, В.К. Кузнецова, А.К. Рыш), начались монтаж и настройка приборов и освоение новых методов анализа. Осенью 1949 года Ю.В. Карякиным был прочитан первый курс лекций по ФХМА, причем кроме студентов, его прослушали все преподаватели и лаборанты. Но уже в январе 1950 года Ю.В. Карякин по распоряжению правительства был переведен на Уральский электрохимический комбинат, г. Свердловск-44. Там он стал доктором наук, Лауреатом Государственной премии, руководил всеми работами в области химии и технологии урана, которые велись на комбинате.

В.Л. ЗОЛОТАВИН

 

Ю.В. Карякин кафедру передал доценту В.Л. Золотавину - ученику известного химика-аналитика Н.А. Тананаева. От рядового учителя начальной школы до профессора ВУЗа - таков главный трудовой путь доктора химических наук, заведующего кафедрой ФХМА Валерия Леонидовича Золотавина. Под его руководством происходит становление кафедры до современного уровня. Студенты физико-технического факультета изучают на кафедре общую и аналитическую химию, новые физические и физико-химические методы анализа веществ, ряд специальных дисциплин; лаборатории кафедры оснащаются современным оборудованием, на котором проводятся научные исследования и обучаются студенты.

 

Валерий Леонидович умел научить работать, заинтересовать, увлечь работой. К нему на лекции ходили не только студенты, но и все преподаватели кафедры. Его лекции являлись примером доступного, логичного, неторопливого изложения материала. С.П. Оносова вспоминает «Лекции он читал замечательно, как будто всю жизнь, а не год-два занимался спектральным анализом». Наряду с большой работой по организации учебного процесса В.Л. Золотавин уделял много внимания научно-исследовательской работе и активному привлечению к ней студентов факультета. Н.Н. Калугиной запомнились его слова: «Месяц я работаю на студента, остальное время - он на меня». Все преподаватели кафедры активно занимались исследованиями аналитических свойств редких и радиоактивных элементов.

 

Однако главным научным направлением стала для него аналитическая химия ванадия, любимого элемента В.Л. Золотавина, которого даже называли «Ванадий Леонидович». Под его руководством химией важнейшего для народного хозяйства металла - ванадия - занимались студенты, преподаватели, аспиранты. Он внёс существенный вклад в развитие химии и аналитической химии ванадия, в совершенствование производства ванадия и его соединений, в синтез и использование гранулированных замораживанием сорбентов для очистки сточных вод промышленных предприятий, в подготовку высококвалифицированных кадров для предприятий Минсредмаша. В.Л. Золотавин воспитал много учеников.

 

С 1958 по 1973 г. В.Л. Золотавин был членом научного совета АН СССР по аналитической химии, членом нескольких советов по защитам диссертаций (в том числе и в г. Челябинске-40 при ГосНИИ редких элементов на предприятии «МАЯК»). В.Л.Золотавин всегда был в гуще общественной жизни, избирался членом парткома института и РК КПСС, неоднократно был секретарем партбюро ФТФ, в том числе первым в истории физтеха секретарем парторганизации факультета. За участие в Великой Отечественной войне и трудовые заслуги В.Л. Золотавин награжден 6 медалями.

 

И.Я. Безруков

 

Начатое В.Л. Золотавиным направление по изучению химии и аналитической химии ванадия продолжил развивать Безруков Иван Яковлевич. Им разработана и внедрена технология доизвлечения ванадия из сточных вод Чусовского металлургического завода. В содружестве с Уральским заводом химических реактивов и под его руководством разработана технология производства 34 новых ванадиевых реактивов, налажен их выпуск. Он соавтор коллективной монографии «Аналитическая химия ванадия».

 

Оснащение кафедры современными спектральными приборами позволило развивать инструментальные методы аналитической химии. Так зародилось новое для кафедры направление - спектральный анализ, начало которому положил аспирант В.Н. Музгин, и которое впоследствии стало ведущим на кафедре.

 

В.Н. Музгин - совместный аспирант В.Л. Золотавина и Ф.Ф. Гаврилова - защитил кандидатскую диссертацию в 1964 году. С 1976 года В.Н. Музгин - профессор, заведующий кафедрой «Физико-химические методы анализа». Под его руководством кафедра успешно развивалась, совершенствовала учебный процесс и научно-исследовательскую работу.

 

В.Н. Музгин

 

В.Н. Музгин являлся видным организатором науки на Урале.

Он возглавлял Уральское отделение Научного совета РАН по аналитической химии и ассоциацию Уральских аналитических лабораторий («Ураланалит»). В.Н. Музгин состоял членом двух научных советов РАН (по аналитической химии и спектроскопии атомов и молекул), трех специализированных советов по защитам диссертаций, членом редколлегии журнала «Аналитическая химия», главным редактором журнала «Аналитика и контроль».

 

Он был организатором регулярных Уральских конференций по спектроскопии, членом оргкомитетов Всероссийских и международных конференций по аналитической химии. Доцент кафедры ФХМА С.П. Оносова - пример того, как личное обаяние, красота внутренняя и внешняя способствует воспитанию студентов и усвоению ими научного материала не менее, чем строгость и требовательность. Многие ее бывшие студенты говорят, что они даже помнят до сих пор, как располагала на доске материал Соната Петровна.

с.п. оносова

 

А вот что она говорит сама:

- Лично я все свое время отдавала учебному процессу, методической работе в ущерб научной, о чем не жалею. Работа со студентами и для студентов приносила мне радость и удовлетворение. Как-то один студент, к моему удивлению, сказал, что со мной приятно заниматься, потому что я всегда улыбаюсь. А ведь не такая уж я улыбчивая, да вот поди ж ты, захожу к студентам и забываю все заботы и огорчения, такое умиротворение в душе… Рада, что занималась любимым делом. Желаю преподавателям и лаборантам видеть в каждом студенте прежде всего друга, даже соратника, ведь ваша работа и учеба студентов - нечто единое, одно без другого не существующее. Почаще им улыбайтесь!»

 

Свой прирожденный дар преподавателя Соната Петровна в полной мере реализовала в работе со студентами. Она старалась расширить кругозор, научить мыслить, развить интерес к науке, используя для этого разнообразные формы работы со студентами: реферативная работа и доклады на студенческих конференциях, олимпиады и конкурсы, научно-исследовательская работа. Она заряжала своей энергией, и студенты не оставались глухи. И сейчас выпускники физтеха вспоминают Сонату Петровну - обаятельную женщину и прекрасного педагога. В этом году С.П. Оносова отметила 85-летний юбилей. У неё три взрослых внука, подрастают два правнука. Жизнь продолжается.

 

т.а. соболева

 

Еще один ветеран кафедры и ветеран войны Тамара Алексеевна Соболева. Она награждена орденом «Красной звезды» и медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». С 1950 года Т.А. Соболева начала работать ассистентом, затем - доцентом кафедры физико-химических методов анализа.

 

Читала курсы лекций «Общая и неорганическая химия», «Аналитическая химия и физико-химические методы анализа» и вела лабораторные занятия по всем читаемым курсам. Она активно занималась научно-исследовательской работой, привлекая к ней студентов физико-технического факультета. Основным научным направлением, которым занималась Т.А. Соболева, являлась аналитическая химия тория. С 1965 года начала педагогическую деятельность в должности ассистента, затем доцента Людмила Борисовна Хамзина. Она читала лекции и вела практические занятия по курсам «Общая химия», «Аналитическая химия», «Спецкурсы по аналитической химии», «Физико-химические методы анализа».

 

л.б. хамзина

 

В соавторстве с коллективом преподавателей кафедры издано большое число учебно-методических пособий, разработаны и поставлены новые лабораторные работы. Курс химии для студентов всех физических специальностей - это её детище.

 

Более 20 лет она читала лекции двум огромным потокам студентов и блестяще справлялась с этой задачей. Требования к знанию предмета были высоки, поскольку хорошее базовое образование являлось залогом высокого профессионализма будущих специалистов. Каждый год в конце семестра под руководством Людмилы Борисовны проводилась олимпиада по химии.

 

Как правило, это был воскресный день, и, тем не менее, желающих участвовать было много. Л.Б. Хамзина была бессменным ученым секретарем кафедры ФХМА. Очень дипломатично, корректно, с учетом интересов преподавателей, учебного персонала, студентов выстраивался учебный процесс, и кафедра работала, как единый, хорошо отлаженный механизм.

 

н.н. калугина

 

Калугина Нина Николаевна в 1948 году поступила на энергетический факультет УПИ, а через год перевелась на только что организованный физико-технический факультет, который окончила в 1953 году. Её дипломная работа (под руководством В.Л. Золотавина) была посвящена изучению аналитической химии ванадия, в то время ведущему научному направлению на кафедре ФХМА.

 

Затем она поступила в аспирантуру к профессору Крылову Е.И. и занималась исследованиями в области комплексных соединений ниобия. В должности старшего инженера началась трудовая деятельность Н.Н. Калугиной в исследовательской проблемной лаборатории (п/я 329) под руководством В.Л. Золотавина. В этот период работы Нина Николаевна стала соавтором изобретения способа очистки сточных вод от тринитротолуола. В 1967 году началась преподавательская деятельность Н.Н. Калугиной на кафедре ФХМА. Основная учебная работа была связана с практическими занятиями по общей химии, аналитической химии, физико-химическим методам анализа, техническому анализу.

 

В её активе были и лекционные курсы - «Технический анализ», «Общая химия», а также большое число методических пособий для студентов. Нина Николаевна обладала богатым опытом химика-аналитика, азартом исследователя и старалась передать свои знания студентам. Она продолжала работу по изучению химии ванадия и его соединений с кобальтом, руководила учебно-исследовательским практикумом по спецкурсу и дипломным проектированием.

 

Последние годы работы на кафедре активно занималась хоздоговорными работами. Нина Николаевна любила своих студентов, и они отвечали ей взаимным доверием. Она всегда была и сейчас остается оптимистичной, дружелюбной и общительной. Кафедра редких металлов была создана после объединения двух первоначальных «химических» кафедр №41 и №43. Руководить кафедрами были приглашены авторитетные ученые. Кафедру № 41 по совместительству возглавила заведующая лабораторией редких элементов института химии и металлургии УФАНа профессор Анна Кирилловна Шарова. Профессорами кафедры стали зам. председателя президиума УФАНа Николай Васильевич Деменев и заведующий лабораторией термических процессов УНИХИМа Арон Семенович Микулинский. Доцентом кафедры стала Мария Григорьевна Владимирова.

Н.В. Деменев

 

Тринадцатилетним парнем поступил на работу в цех по производству огнеупорного кирпича Чермозского металлургического завода. В 1919 году вступил в члены РКП(б). В 1920-1922 годах был направлен в Алтайскую губернию уполномоченным по продразверстке и продналогу.

 

С 1922 года работал на Урале. В 1930 году окончил Уральский политехнический институт, далее - аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. С 1938 по 1957 годы был заместителем Председателя Уральского филиала АН СССР. В 1948 году защитил докторскую диссертацию. В 1945-1953 годах был директором Института химии и металлургии Уральского филиала.

 

С 1957 по 1961 годы - председатель Президиума УФАН СССР. В 1961 году переехал в г. Фрунзе, где был избран академиком АН Киргизской ССР. Проводившиеся в СССР работы по созданию атомной промышленности потребовали привлечения многих сотен научных коллективов для решения разнообразных задач. Одной из таких задач была разработка технологии извлечения редких и радиоактивных элементов из полиметаллических руд и изучение свойств соединений этих элементов, в частности, титана, ванадия и ниобия.

 

В то время эти металлы были экзотикой, но в них крайне нуждалась атомная техника. Работы по получению чистых металлов с использованием термических методов под руководством доктора технических наук Н.В. Деменева проводились с 1948 года. Небольшой его коллектив в Институте химии и металлургии УФАН СССР был одной из групп лаборатории химии редких элементов, которой руководила доктор технических наук Анна Кирилловна Шарова. В силу своей специализации оба и были приглашены на физтех.

 

А.К. Шарова

 

Окончила Уральский индустриальный институт, инженер-металлург. В 1948 году защитила докторскую диссертацию. Одна из основателей научной школы химии редких и рассеянных элементов на Урале. Предложила новые методы химического и физико-химического анализа редких и цветных металлов, с помощью которых стало возможным их определение в продуктах различного состава.

 

Под ее руководством изучены новые виды редкоземельного сырья, разработаны технологии извлечения редких элементов. В лаборатории А.К. Шаровой была очень хорошая аналитическая группа, известная своими работами по извлечению из руд рассеянных металлов, таких, как титан, цирконий, ниобий, молибден, вольфрам, уран, таллий и т.д. Из руд эти элементы практически невозможно добывать, так как большинство из них не имеет собственных минеральных форм, и содержатся они в рассеянном виде, в тысячных долях, хотя встречаются довольно часто. А.К. Шарова и ее коллеги разработали методы разделения редких элементов и отделения от сопутствующих элементов рудного сырья.

 

Впервые в СССР в промышленных условиях были получены килограммы солей германия и таллия. Нарком химической промышленности оценил получение таллия и германия как большое достижение народного хозяйства страны. По мнению специалистов, исследования А.К. Шаровой и ее коллег по извлечению таллия и германия заложили основу нового химического направления. В создании физико-технического факультета УПИ А.К. Шарова сыграла большую роль.

 

С 1949 по 1956 год она руководила организованной ею кафедрой.

При ее участии на кафедре была создана научная группа, занимавшаяся исследованиями редких и рассеянных элементов. Кстати, А.К. Шарова стала первой женщиной - выпускницей УПИ, получившей ученую степень доктора наук и звание профессора. Однако, по воспоминаниям коллег, она была удивительно скромным и даже застенчивым человеком. Кафедральные заседания часто поручала вести своим сотрудникам, а когда хотела выступить, как школьница, поднимала руку.

О СТУДЕНЧЕСКИХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ ВСПОМИНАЕТ АКАДЕМИК Г.П. ШВЕЙКИН

 

А.К. Шарова и Н.В. Деменев читали нам курс «Химия и технология редких металлов.

Оба лектора читали этот курс впервые на ФТФ. Мы, студенты, с большим интересом слушали эти лекции, так как понимали, что они необходимы в нашей будущей работе. Было заметно волнение наших лекторов, особенно доктора химических наук, профессора Анны Кирилловны Шаровой, но, что характерно, студенты делали вид, будто это волнение ими не замечается. Да это и понятно. Перед лекторами сидели молодые люди, пришедшие с фронта, «бойцы тыла» от заводских станков, которые понимали волнение преподавателей. На ФТФ все было впервые. Удивительными были встречи с ветеранами войны, на которых воспитывался характер побеждать на новом поприще: освоении новой области техники - атомного производства. Помню последний этап учебы - подготовку и защиту дипломных работ. Написанные нами дипломы тоже были первыми, но они были выполнены с такой тщательностью, что стали образцами для следующих студентов-выпускников. Не могу выразить словами благодарность нашим Учителям, передавшим нам не только знание, но волнение за проблему, которую нам предстояло решить. Хотелось бы отметить, что некоторые из нашего выпуска безвременно погибли от профессионального заболевания, светлая им память!

 

Второй эпизод, связанный с Н.В. Деменевым, запавший мне в память, - это распределение студентов нашей специальности на работу по предприятиям. Проходило это распределение в Москве. В частности, я попал на завод «Электросталь». Но на следующий день пришла телеграмма за подписью работника ЦК ВКП(б) о перераспределении меня на работу в Уральский филиал Академии наук СССР. И здесь я опять встретился с моими учителями - Н.В. Деменевым и А.К. Шаровой. С ними я работал в Институте химии и металлургии в лаборатории редких элементов в качестве младшего научного сотрудника. В 1953 году я поступил в заочную аспирантуру, и моим руководителем стал Н.В. Деменев. В 1958 году я защитил кандидатскую диссертацию. Казалось бы, за пять лет можно было много узнать о человеческих качествах Николая Васильевича. Однако административные и организационные дела, связанные с бурным ростом науки в этот период сильно мешали такой возможности. Хорошо помню мой разговор с Н.В. Деменевым перед защитой диссертации. Я попросил его прийти ко мне на защиту.

 

- Зачем? У Вас нормальная диссертация, - ответил Николай Васильевич.

- Я буду чувствовать себя уверенным.

- Геннадий Петрович! Положите на стол полученный Вами металлический ниобий, и уверенность Ваша сохранится.

 

Последняя моя встреча с Н.В. Деменевым состоялась в 1989 году. Николай Васильевич позвонил мне и сказал, что хочет приехать в Свердловск и встретиться с коллективом нашего Института. Он действительно приехал и был нашим гостем, были долгие разговоры о нашем прошлом, настоящем и будущем. Он с благодарностью расставался с нашими сотрудниками. Заканчивая свои воспоминания, хочу отметить, что Н.В. Деменев был сильным волевым человеком, преданно служил обществу и науке. Он был одним из тех, кто начинал организацию науки на Урале, и я следую его стремлению сделать более благоприятными условия для науки в России».

 

Я.Е. ВИЛЬНЯНСКИЙ

В.Г. ВЛАСОВ

А.Р. БЕКЕТОВ

 

Заведующим кафедрой № 43 был назначен имеющий опыт работы на радиевом заводе профессор Яков Ефимович Вильнянский, который по совместительству оставался заведующим кафедрой технологии неорганических веществ на химфаке. Вильнянский был ярким, высоко-одаренным человеком, блестящим педагогом, но проработал недолго. Его производственный опыт понадобился стране.

 

В 1952 году заведующим кафедрой № 43 стал кандидат химических наук Василий Григорьевич Власов, перешедший на физтех с кафедры теории металлургических процессов. Он сначала читал студентам физтеха курс физической химии.

 

Решился перейти с металлургического факультета, когда увидел открывающиеся возможности развития научно-исследовательской тематики в облюбованном им еще 12 лет назад направлении (он занимался изучением термодинамики и кинетики окислительно-восстановительных процессов оксидов марганца). Он проявляет себя на факультете не только как талантливый администратор. Он остается действующим ученым. Распространив свой опыт, он создал на кафедре научную школу изучения процессов окисления и восстановления оксидов урана. В результате интенсивной работы им было подготовлено 20 кандидатов наук, защищена первая на кафедре докторская диссертация. В 1956 году вследствие близости профиля обе кафедры были объединены в одну - кафедру № 43, которая с 1979 года получила название кафедры редких металлов.

 

В 1962 году заведующим был избран Сергей Павлович Распопин, а в 1992 году он передал заведование Аскольду Рафаиловичу Бекетову. Особо следует подчеркнуть: профессора - основатели технологических кафедр - поддерживали тесную связь с предприятиями отрасли. Они являлись членами ученых советов, НТС, выполняли научно-технические заказы и многое другое. Но и предприятия оказывали материально-техническую, учебно-методическую и кадровую помощь факультету.

 

Ярким примером этому является Павел Ильич Дерягин.

Он окончил УПИ в 1929 году. Сначала работал на заводе, служил в Красной Армии. С 1933 по 1941 год преподает в УИИ, в 1939 году защищает кандидатскую диссертацию. С 1941 по 1948 год работает начальником цеха и главным инженером на заводе Минцветмета. О своей дальнейшей судьбе Павел Ильич рассказал в интервью 1979 года перед 30-летием физтеха.

 

- Павел Ильич, на Ваших глазах происходило становление производства атомного горючего?..

- Да, на производстве атомного горючего я начал работать с самого начала его создания. Хорошо помню его этапы.

  Темпы работ были необычайно высокими, впоследствии я не видел подобного нигде. Представьте, например:

  утром стоит нетронутый лес, а к вечеру на этом месте - километр готовой железной дороги!

 

Решением Совета Министров СССР в 1948 году в августе я был назначен гл. инженером объекта атомной промышленности. На коллегии Министерства на мое откровенное признание, что я не подготовлен работать в новой отрасли, товарищ А. П. Завенягин сказал: «Мы все работаем и учимся, учимся и работаем». Эти слова обязывали меня и всех, кто начинал новое дело, выполнять наказ Родины. В атомной промышленности я работал 7 лет, до августа 1954 года, когда по состоянию здоровья и медицинскому заключению был освобожден на основном производстве и переведен на физико-технический факультет УПИ. Работал на производстве в период освоения всех видов ядерного горючего.

 

- Павел Ильич, говорят, что Вы работали вместе с И. В. Курчатовым?

- Да, работал с И.В. Курчатовым в близком контакте и длительное время. Все 7 лет работал с помощниками

  И.В. Курчатова - с академиками А.А. Бочваром, И.Н. Черняевым, А.Н. Вольским, А.П. Виноградовым и другими учеными.

  Очень благодарен им за школу жизни и учебу на производстве.

 

- Расскажите о Вашей работе здесь, на Фт.

- На ФТ я работал 6 лет доцентом на кафедре РМ, в том числе два года деканом факультета.

В этот период продолжалось строительство, более интенсивно выполнялся монтаж оборудования, уточнялись учебные планы и совершенствовались учебные программы. На днях физтех отмечает свое 30-летие плодотворной работы. За этот короткий период он стал одним из лучших факультетов УПИ. Видимо, стиль работы отрасли - по-курчатовски - здесь претворяется на практике - в работе научных работников и учебе студентов. Год от года научные работники творчески продолжают работать лучше: по подготовке научных кадров и по выполнению все возрастающих объемов научных работ. Только мне кажется, нужно еще более увеличить объем работ, которые сулят внедрение в промышленность.

 

- Что Вы скажете о сегодняшних студентах?

 

- Студенты стали учиться хуже, чем в прошлые годы. Стало больше троечников, дисциплина ниже.

  У молодежи сегодня меньше ответственности и требовательности к себе...

 

- Чем Вы занимались после «деканатства»?

- В 1960 году я вышел на пенсию. После этого продолжительное время был председателем, затем - членом

  Государственной комиссии Фт, потом - специальности. Сейчас персональный пенсионер республиканского значения.

  За работу в промышленности, за выполнение задания правительства СССР П.И. Дерягин был награжден орденом

  Трудового Красного Знамени, ему присвоено звание Лауреата Государственной премии СССР.

С.П. РАСПОПИН

 

Сергей Павлович Распопин - еще одна легендарная личность на факультете. С июля 1942 года по май 1945 года участвовал в боях от Воронежа и Сталинграда до Берлина и Праги. Получил два легких и два тяжелых ранения. В 1947 году вернулся в Уральский индустриальный институт в звании гвардии капитана, закончил физико-технический факультет в 1950 году и стал работать на кафедре редких металлов. В стенах УПИ прошла вся его трудовая деятельность: был деканом физико-технического факультета (1960 - 1962 г.г.), в течение тридцати лет заведовал кафедрой редких металлов (1962 - 1992 г.г.).

 

Помимо высокого профессионализма его всегда отличают оптимизм, широкая эрудиция, доброжелательность, тонкий юмор и неподдельная заинтересованность в судьбе физтеховцев. Приходится только удивляться его способности помнить чуть ли не по имени студентов каждого выпуска. Вся научная деятельность Сергея Павловича связана с исследованиями в области физической химии и электрохимии ионных расплавов. Под его руководством выполнен большой цикл исследований по изучению физико-химических свойств расплавов и кинетики электродных процессов, в т. ч. обоснована концепция солевого реактора на быстрых нейтронах и короткого замкнутого топливного цикла.

 

Под его руководством сформировалась Уральская физико-технологическая школа подготовки инженерных кадров. Установившаяся на кафедре творческая атмосфера позволила успешно развиваться всем научным направлениям в металлургии редких металлов. За 57 лет 517 выпускников кафедры стали кандидатами, из них 107 - докторами наук. Сегодня С.П. Распопин полон творческих замыслов по разработке и практической реализации ядерного реактора на солевых расплавах. Только за последний год он оформил три заявки на патенты по данной тематике.

 

И.Ф. НИЧКОВ

 

Один из первых выпускников (1950 год) - Ничков Иван Фёдорович - также вошел в историю физико-технического факультета как выдающийся ученый и организатор. Вся его трудовая деятельность была связана с УПИ им. С.М. Кирова: ассистент, аспирант, старший преподаватель, доцент, профессор кафедры редких металлов, проректор по учебной работе.

 

Основное научное направление - развитие высокотемпературных электро-химических технологий получения бериллия, циркония и других редких металлов и сплавов, регенерация ядерного топлива. Более 100 публикаций и технических отчетов содержат результаты исследований по электролизу с использованием жидкометаллических катодов. Член научных советов при АН СССР по термодинамике металлических систем, по проблемам технологии бериллия. Член советов по защитам докторских диссертаций.

 

В 1972-1976 г.г. избирался секретарем партийного комитета УПИ им. С.М. Кирова. Ученики и коллеги вспоминают его жизнелюбие, оптимизм и обаяние творческой личности, всегда помогавшие ему объединять вокруг себя единомышленников и реализовать самые смелые замыслы.

 

В.С. ПАХОЛКОВ

 

Пахолков Виктор Сергеевич - участник легендарного танкового рейда по тылам фашистской армии, в котором из 400 боевых машин вернулось только 20, тяжело ранен. Награжден орденом Отечественной войны 1 степени, орденом Славы III степени, орденом Красной Звезды, многочисленными медалями.

 

Научной работой начал заниматься в студенческие годы на кафедре электрометаллургии, продолжал ее и после перевода на физико-технический факультет; здесь получил первые награды и поощрения.

 

В 1951 году окончил кафедру № 41. Первые серьезные научные результаты получил во время преддипломной практики на Чепецком металлургическом заводе под руководством Н.П. Галкина, внесшего громадный вклад в развитие атомной промышленности. После окончания учебы сразу приступил к преподавательской работе на кафедре: ассистент, старший преподаватель, доцент, профессор кафедры.

 

В 1961 году защитил кандидатскую диссертацию. Разработанная в ней технология извлечения урана из фторсодержащих маточных растворов была частично внедрена на Кирово-Чепецком химкомбинате. В 1970 г. защитил докторскую диссертацию. Профессор Пахолков В.С. - один из основателей научного направления кафедры: ионный обмен в технологии редких металлов.

 

Исследования направлены на создание физико-химических основ процессов: ионного обмена во фторсодержащих растворах; электролиза; обратного осмоса и др. На их основе разработаны новые эффективные технологии в производстве бериллия, циркония, гафния, ниобия, тантала, урана и других элементов, ядерного топлива, ВТСП материалов, магнетиков с ГМС.

 

Им подготовлены и много лет читались лекции по спецдисциплинам: разделение изотопов урана, физико-химические основы технологии редких и радиоактивных элементов, технология урана, технология переработки облученного топлива, химия и технология ВТСП. Многие о нем говорили: «Он очень душевный, отзывчивый, по-настоящему интеллигентный человек». Как дорого стоят эти слова в наше неласковое время, когда люди стосковались по настоящей интеллигентности, по обаянию и благородству сильной личности!

 

в.н. оносов

 

Еще один участник Великой Отечественной войны

доцент кафедры редких металлов Вадим Николаевич Оносов. Он является профессионалом в области системы обучения студентов, ведения больших практикумов, чтения лекций. Велика его роль в организации общественно-воспитательной работы на факультете и в институте.

 

Требовательность, принципиальность, ответственность за порученное дело - это те жизненные правила, которым он учит студентов и сотрудников и следует этим правилам сам. В.Н. Оносов и ныне бессменный заместитель декана по научной работе, секретарь Ученого совета факультета, секретарь диссертационного совета, где особенно проявляются его чуткость к людям, знание дела и заинтересованность в результате. Ему неоднократно поручалось возглавлять партбюро факультета, быть заместителем секретаря парткома института. Среди первых кафедр факультета была создана единственная физическая кафедра № 23. Ее основной задачей являлась подготовка инженеров-физиков, специализирующаяся по разделению изотопов урана.

 

с.в. вонсовский

 

Становление кафедры молекулярной физики (№ 23) осуществлялось при тесном сотрудничестве с ведущими научно-исследовательскими центрами страны. Первоначальный состав кафедры был скомплектован из ученых УФАНа, работавших по совместительству: С.В. Вонсовского, С.Ф. Крылова, А.Н. Орлова, А.В. Соколова. Доценты УПИ А.С. Виглин, Е.И. Крылов и П.В. Николаев также принимали участие в обучении первых студентов. Кафедру возглавил Сергей Васильевич Вонсовский, впоследствии академик, президент Уральского отделения АН СССР. Им были разработаны первые программы курсов по фундаментальной физико- математической подготовке будущих инженеров-физиков.

 

Личность Сергея Васильевича, его облик, интеллигентность, простота в общении, умение понятно объяснять сложные проблемы надолго определили стиль и характер преподавания курсов теоретической физики на факультете. Однако для освоения физических процессов и технологий спецпроизводств фундаментальная, университетского уровня физико-математическая подготовка была необходимым, но не достаточным условием подготовки инженеров-физиков. Были необходимы обширные инженерно-технические знания по сопромату, деталям машин, электро-, теплотехнике и многое другое, необходима была связь с предприятиями отрасли. А пока кафедра опиралась преимущественно на Институт физики металлов УФАНА и ЛИПАН (Институт атомной энергии им. И.В. Курчатова, г. Москва). Создание системы технологического образования на кафедре № 23 связано с именем Г.Т. Щеголева, избранного в декабре 1951 года заведующим кафедрой на постоянной основе. В составе преподавателей в этот период начинает уменьшаться доля совместителей и формируется ядро коллектива из своих выпускников.

 

Г.Т. Щёголев

 

Григорий Тимофеевич Щеголев - доцент энергофака, фронтовик, парторг факультета. Это человек исключительно ответственный и работоспособный, обладающий высокими личными качествами - кристальной честностью, принципиальностью, доброжела-тельностью к людям.

 

Он признанный разработчик системы специального образования по разделению изотопов урана на физико-техническом факультете и в Уральском регионе, которая обеспечила основные предприятия отрасли многими поколениями технологических кадров.

 

С 1952 года Г.Т. Щеголев начинает преподавать спецкурс № 2 (оборудование и технологии), установив тесные связи со специалистами комбината № 813 (УЭХК) - главным предприятием СССР по обогащению урана. В 1954 году Г.Т. Щеголев начинает читать спецкурс № 1, разрабатывает учебную методику расчета каскада диффузионного разделения изотопов, по которой уже в 1955 году студентами были впервые выполнены курсовые проекты. В это же время им была разработана методика по проектированию спецоборудования. И в дальнейшем все основные технологические изменения на УЭХК немедленно находили учебно-методический отклик в спецкурсах № 1 и № 2. В условиях строжайшей секретности и недостаточности информации по основной технологии Г.Т. Щеголев сумел создать спецкурсы, которые не потеряли своей ценности и по сей день. Информация собиралась по крупицам, часто из личных бесед с сотрудниками заводов.

 

В шестидесятые годы им были созданы машинописные учебники и руководство по курсовому проекту, обеспечивающие теоретическую и технологическую подготовку специалистов по разделению изотопов урана. На протяжении многих лет эти базовые знания служили основой формирования инженерных кадров предприятий Урало-Сибирского региона. До конца своих дней Григорий Тимофеевич трудился на кафедре, из них 10 лет - заведующим - в наиболее сложный период ее становления.

 

п.е. суетин

 

Еще одна легендарная личность факультета и кафедры № 23

Паригорий Евстафьевич Суетин.

 

С 1950 года он работает на кафедре молекулярной физики, с апреля 1970 года по октябрь 1976 года - декан физико-технического факультета, а затем до 1993 года - ректор УрГУ им. А.М. Горького. П.Е. Суетин - один из первых студентов физтеха УПИ, а впоследствии (с ноября 1952 года) - аспирант научной школы академика И.К. Кикоина в ЛИПАНе (г.Москва). После окончания института П.Е. Суетин и два фронтовика - В.М. Рыжков и Г.В. Соловьев были зачислены в штат кафедры № 23. Так 1 июля 1951 года П.Е. Суетин стал заведующим лабораторией кафедры, а его молодые коллеги - ассистентами.

 

Вот что впоследствии написал П.Е. Суетин: «Нам, трем выпускникам, нужно было с 1 сентября начать занятия по специальности. Нужно было, прежде всего, решить, что читать. Вопрос о том, сколько читать, не стоял, так как наши познания были самыми минимальными, а какой-либо литературы просто не было. Решили так: Соловьев Г.Е. будет готовить и читать спецкурс №1 (Разделение изотопов), Рыжков - спецкурс №2 (компрессоры и оборудование), я займусь организацией лаборатории и буду готовить небольшой курс по технике безопасности при работе с радиоактивными веществами и физическим свойствам урана и, прежде всего, шестифтористого урана. В конце 1951 года стало немного легче, так как на кафедру в качестве ее заведующего был направлен доцент теплотехнического факультета УПИ Щеголев Г.Т., который и заведовал кафедрой до 1962 года». После успешного окончания аспирантуры П.Е. Суетин защитил диссертацию (1956 год) и приступил к работе на кафедре № 23 в должности старшего преподавателя.

 

В 1959 году он назначается заместителем декана ФтФ, в апреле 1962 года избирается заведующим кафедры № 23, а в мае 1970 года - деканом факультета. Но где бы ни работал П.Е. Суетин, какой бы пост ни занимал, он всегда оставался Человеком с большой буквы. Паригорий Евстафьевич обладал удивительным обаянием, которое притягивало к нему людей. Как считают его ученики, в основе этой притягательности лежала его широчайшая эрудиция.

 

Он прекрасно разбирался не только в физике, которой занимался увлеченно и самоотверженно, но и мог компетентно говорить о литературе и искусстве. Он много читал. Это была и естественнонаучная, и художественная, и историческая, и философская литература. Паригорий Евстафьевич любил классическую музыку и русские романсы, обладал хорошим слухом и сам неплохо играл на гитаре и с чувством пел своим немного хрипловатым голосом. Нередко можно было слышать, как он, идя по коридору или работая около установки, тихонько насвистывает красивую мелодию из оперного репертуара Россини или Верди. Говоря о личности Паригория Евстафьевича, необходимо упомянуть о том, что это был удивительно скромный человек аскетического образа жизни. Его ученики и последователи, в настоящее время - тоже наставники и учителя - стараются наследовать его творческий дух и нравственные принципы, пронести их достойно по жизни и передать своим ученикам.

В верхнем ряду:

Ю.Д. Колпаков, Г.В. Ермаков, Э.Н. Дубровина

В нижнем ряду:

В.П. Скрипов, Ю.В. Семенченко, П.Е. Суетин

 

Научная школа П.Е. Суетина продолжает успешно развиваться как на физтехе, так и за его пределами.

 

Огромный вклад внесен профессорами Б.Т. Породновым и В.Д. Селезневым, которые длительный период заведовали кафедрой молекулярной физики. Ученик П.Е. Суетина профессор С.Ф. Борисов продолжает руководить кафедрой молекулярной и общей физики в УрГУ, а профессор В.Д. Акиньшин создал свою научную школу на Украине. В 1953 году на кафедре № 23 появился выпускник аспирантуры физфака МГУ Владимир Павлович Скрипов. Г.Т. Щеголев поручил ему чтение таких лекционных курсов, как «Термодинамика» и «Статистическая физика».

 

В плане научных исследований В.П. Скрипов продолжает обдумывать идею своего учителя по МГУ профессора В.К. Семенченко о термодинамической мощности критических явлений и фазовых переходов второго рода. Первым помощником будущего академика РАН в эту пору становится студент кафедры Г.П. Николаев. Так на кафедре № 23 было заложено новое «скриповское» научное направление - теплофизическое.

 

В.П. Скрипов

 

Вот как охарактеризовал сам В.П. Скрипов атмосферу творческого поиска, сложившуюся на новом факультете: «Именно на физтехе сложились благоприятные условия для развертывания поисковой работы. Студенты получали необходимую физико-математическую подготовку. Учебным планом предусматривалось достаточное время для самостоятельных занятий, особенно на старших курсах. Некоторых студентов удавалось вводить в круг будущих исследований уже на 1-3 курсах.

 

В них, как правило, уже чувствовалась ориентация на научную работу. Способствовал проведению поисковых работ дух свободного творчества и доброжелательства, утвердившийся на кафедре. Г.Т. Щеголев, а затем П.Е. Суетин поддерживали его. К благоприятным условиям нужно отнести возможность изготовления экспериментальных установок, хотя с этим нигде и никогда не бывает хорошо.

 

Проработал Владимир Павлович на физтехе с 1953 по 1973 год. Избирался деканом факультета. Впоследствии перешел на работу в Академию наук, стал директором Института теплофизики УрО РАН, академиком РАН. Будучи высокоинтеллигентным человеком, Владимир Павлович внес большой вклад в формирование по-настоящему творческой обстановки на кафедре.

 

Он создал свою научную школу и впервые на кафедре подготовил и прочитал курсы лекций по физическим методам разделения изотопов, физической химии, термодинамике, теплопередаче, аналитической механике, статистической физике, молекулярной физике.

 

Разделение изотопов

Из миллиардов добрых малых искали их, способных к злу,

Машиной щупали, гоняли, по быстроте опознавали И гнали в камеру одну.

И вот - готово. В малой ШТУКЕ большая смерть сигнала ждет.

По уточненнейшей науке, всклубившись, облако взойдет.

 

В. Скрипов Июнь 1965 года

 

ю.ф. герасимов

 

Большой вклад в становление инженерного обучения принадлежит ученику Щеголева, выпускнику 1954 года, ветерану войны Юрию Федоровичу Герасимову. Ю.Ф. Герасимов был одной из самых заметных фигур кафедры молекулярной физики за эти полвека.

 

Он был отличным студентом, аспирантом, лучшим лектором и руководителем курсового проектирования, основателем нового научного направления. Тысяча выпускников кафедры прошла через спецкурсы, которые ярко и интересно читал этот прекрасный педагог.

 

Многие помнят его ценную помощь в организации научных исследований, практические советы при изготовлении установок и проведении экспериментов. Юрий Федорович Герасимов - солдат, прошедший войну от первого до последнего дня. Он был разведчиком и радистом высокого класса. После окончания войны он выполнял спецзадание в Берлине до октября 1945 года.

 

О себе он писал:

- Я простой солдат, но очень много видел. Здесь нет никакой моей заслуги - просто, видимо, судьба такая. Я видел начало войны, ездил по Дороге жизни в блокадный Ленинград, был в тылу у немцев, дважды был в Генеральном штабе Красной Армии, видел Г.К. Жукова, видел поверженный Берлин, видел приезд Сталина в Потсдам, приход союзников в Берлин, побывал в рейхстаге и рейхсканцелярии, был в Брестской крепости, проехал на легковой машине от Берлина до Москвы.

Группа ФтФ-665 и преподаватели

кафедры молекулярной физики, 1963 год

 

В этой книге нельзя не привести слова В.П. Скрипова,

написанные им 20 лет назад:

 

- Считаю удачей в своей жизни, что почти двадцать лет я проработал на кафедре вместе с Ю.Ф. Герасимовым. Он мог выбрать себе более определенную перспективу и материально лучше обеспеченное будущее, уехав на производство.

 

Имея жену и дочь, он получил на физтехе комнату в общежитии и скромную преподавательскую зарплату. Небольшого роста, сухощавый, с острым взглядом, Ю.Ф. Герасимов не производил особенно сильного впечатления.

 

По мере знакомства с ним выявлялись и сила характера, и талант инженера, и огромная работоспособность. Приведу один пример. На кафедре проектом был предусмотрен машинный зал. После многолетней волокиты, связанной с секретностью оборудования, комбинат - производитель обогащенного урана - поставил физтеху группу компрессорных разделительных машин. Затраты на проектирование и монтаж с привлечением специализированной организации превысили бы годовой бюджет кафедры. Таких денег не было. Ю.Ф. Герасимов взялся один выполнить эту работу (без дополнительной оплаты и без освобождения от педагогической нагрузки). Периодически он привлекал в помощники слесаря-сантехника. Каскад был собран и запущен. Жизнь, однако, ушла вперед, и сооружение просуществовало недолго.

 

В середине 60-х годов в научно-технической литературе появились сообщения о тепловых трубах - новом высокоэффективном теплопередающем устройстве. При внешней простоте устройства оно содержало много технологических секретов и требовало серьезной инженерной разработки. Юрий Федорович решил создать свою конструкцию тепловой трубы. С 1971 г. на наших глазах, день за днем, месяц за месяцем Герасимов на рабочем месте «колдовал» над своим детищем, отбраковывая варианты, придумывая новые решения отдельных элементов. Он увлек задачей студента Ю.Ф. Майданика (теперь - доктор наук, зав.лабораторией теплопередающих устройств Института теплофизики), других студентов. Дело завершилось успешно. Сегодня теплопередающие устройства, родоначальником которых был Ю.Ф. Герасимов, установлены на космических аппаратах в нашей стране и в США, их оригинальность и преимущества признаны международными совещаниями специалистов.

 

Человек дела, Юрий Федорович своим образом действий в повседневности благотворно влияет на окружающих.

Он не любит болтовни, разболтанности, грубых слов, неискренности. Он умеет помогать коллегам, часто незаметно для них. С военных лет Ю.Ф. Герасимов был членом КПСС. Когда я вспоминаю растерянность М.С. Горбачева, «сдавшего» партию, и презрительное слово «коммуняки» в устах Б.Н. Ельцина, подсознательно у меня возникают образы многих очень достойных рядовых коммунистов». Не прошло и года после создания физтеха, как у руководства УПИ и факультета созревает мнение о разделении физической кафедры № 23 и создании новых специализированных физических кафедр. Этот процесс длился около двух лет.

 

В.С. Перетягин

 

В 1951 году на физтехе появляется ещё одна физическая кафедра - кафедра № 24, впоследствии - кафедра экспериментальной физики. Атомной промышленности нужны были специалисты по физическим установкам, приборам и методам экспериментальной физики, дозиметрии и защите от ионизирующих излучений. И эту задачу должна была решать кафедра № 24. Для создания подобной кафедры нужны были особые кадры. В те годы на Урале в Институте физики металлов УФАНа стала складываться школа физиков, но специалистов ни по электронике, ни по радиотехнике не было.

 

Если учесть, что в ту пору в УПИ радиофак еще не был открыт, то весь интеллектуально-профессиональный потенциал в этом направлении был сосредоточен на энергофаке (ныне ЭТФ). Именно там, на третьем этаже кафедре № 24 выделяются три комнаты, направляются лучшие молодые специалисты по электровакуумным приборам, плазме, физике электрического разряда, теории электрических цепей, технике и практике электрических измерений.

 

В их числе - К.А. Суханова (Щербакова), В.С. Перетягин, В.Г. Степанов, И.Н. Печорина (Богачева), В.М. Парамонов. Первым заведующим кафедрой по рекомендации С.В. Вонсовского назначается его ученик и соратник, профессор Р.И. Янус. Выдающийся ученый из Института физики металлов начинает создавать свою научную школу на кафедре. Первым аспирантом стала К.А. Суханова.

 

Но вскоре Янус Р.И. осознает, что профиль кафедры - учебно-научный ядерный центр - намного шире его научных интересов. Проработав несколько месяцев, он передает кафедру канд. техн. наук, доц. В.Г. Степанову. Шесть лет заведования В.Г. Степановым кафедрой № 24 явились важнейшим историческим этапом развития не только кафедры, но и всего института.

 

Достраивается корпус электрофизических установок (Т-образная часть ФтФ), «пробивается» специальное Постановление Совета Министров СССР №1790 - 963 от 18.10.1955 о создании в УПИ им. СМ. Кирова проблемной научно-исследовательской электрофизической лаборатории (НИЭФЛ), организуется поставка ускорительной техники и ее монтаж. Научные перспективы были радужными, но далекими и расплывчатыми.

В.Г. Степанов был полностью погружен в организационно-научные и учебные дела. Кроме того, ректор УПИ А.С. Качко поручает ему создание радиотехнического факультета. Три года доцент В.Г. Степанов совмещает должности зав. кафедрой № 24 и первого декана РтФ (1952 - 1955 гг). Отсутствие научной школы, неукомплектованность кадрами, слабое внимание со стороны заведующего кафедрой к вопросам электроники, автоматики и телеуправления - вот претензии руководства факультета к В.Г. Степанову.

 

В январе 1959 г. он переводится в Институт физики металлов. Недолгое время кафедрой № 24 руководит доцент Д.А. Бородаев. В 1959г. по рекомендации Свердловского обкома партии заведующим кафедрой № 24 был избран зам. начальника ЦЗЛ по научной работе одного из закрытых предприятий Урала (ныне - г. Лесной), кандидат физико-математических наук Ф.Ф. Гаврилов. Филипп Филиппович Гаврилов закончил Томский госуниверситет, дипломировал в лаборатории люминесценции академика С.И. Вавилова (ГОИ, г. Ленинград), прошел войну, а в 1949 году был мобилизован в атомную промышленность. Десять лет Филипп Филиппович работал над созданием термоядерного оружия, был награжден орденом Ленина, сформировался и как ученый, и как крупный организатор науки.

Кафедра экспериментальной физики

во главе с молодым заведующим

Ф.Ф. Гавриловым

 

Наследство Ф.Ф. Гаврилову в УПИ досталось огромное, но с большими прорехами, которые надо было латать. В первую очередь нужно было наладить работу ускорителей. Но ограничиваться эксплуатацией дорогостоящей техники только в учебных целях было нерационально. Надо было думать о научных направлениях, решать вопросы с кадрами, организовать учебный процесс в соответствии с требованиями времени.

 

Все эти задачи успешно решаются благодаря тому, что с первых дней появления на кафедре № 24 Ф.Ф. Гаврилов окружает себя молодыми и способными физиками, дает им возможность работать и развиваться в хороших условиях. За 20 лет работы Ф.Ф. Гаврилова заведующим кафедрой сложился крупный, работоспособный, творческий коллектив преподавателей, научных работников, инженеров и техников. Сформированы самобытные традиции кафедры, удивительно теплая и демократичная обстановка. Несмотря на огромную организационную работу, Ф.Ф. Гаврилову удается сформировать и свое научное направление - люминесценция кристаллофосфоров.

 

Продолжая традиции томских и ленинградских физиков-люминесценщиков, он исследует сульфид цинка и «привозит» с закрытого предприятия новый уникальный кристалл - гидрид лития. Первыми его аспирантами были Б.Л. Двинянинов, В.С. Безель, Б.В. Шульгин.

 

Ф.Ф. Гаврилов

 

Первым в истории кафедры защитил докторскую диссертацию.

Впоследствии ученики Ф.Ф. Гаврилова - профессора Безель В.С., Шульгин Б.В., Кружалов А.В., Пилипенко Г.И., Оконечников А.П., Чолах С.О., Лобач В.А., Жуковский М.В. и другие - сформировали свои научные направления. За двадцатилетний период заведования кафедрой Ф.Ф. Гавриловым сформировалась ее структура, сложился коллектив научных работников и преподавателей, созданы научные направления, появились и укрепились традиции.

 

Кафедра в том виде, в котором она живет и действует сейчас, во многом обязана своему учителю, профессору Гаврилову Ф.Ф. Став заведующим кафедрой, Ф.Ф. Гаврилов автоматически, по статусу, становится научным руководителем проблемной НИЭФЛ. В то время (1959 г.) были сданы в эксплуатацию первые ускорители кафедры - бетатроны. В 1960 году был подготовлен к эксплуатации циклотрон Р7. В декабре 1961 года сдается в эксплуатацию электростатический ускоритель ЭГ - 2,5, а затем - станция жидкого азота.

 

Под руководством Ф.Ф. Гаврилова организация работ в НИЭФЛ становится более целенаправленной и результативной, хотя и нелегкой. Складывается молодой и энергичный коллектив: Г.В. Хрустальков, Б.Л. Двинянинов, Г.М. Васнин, Е.Н. Панков, В.П. Панов, А.А. Пузанов, В.Н. Багаев, Ю.А. Кадочников, Г.И. Сметанин, Ю.А. Ушаков, а позднее - В.И. Рыбалкин, Ю.С. Володягин, Ф.Г. Нешов, В.А. Астрелин, Е.Г. Голиков и др. Новый этап развития НИЭФЛ связан с именем А.А. Пузанова, назначенного начальником лаборатории в марте 1967 года. Арий Александрович дипломировал на бетатроне под руководством К.А. Сухановой, а затем учился в аспирантуре МГУ им. М.В. Ломоносова у профессора А.Ф. Тулинова.

 

а.а. пузанов

 

Убедив Ф.Ф. Гаврилова в необходимости переориентации лаборатории в область ядерной физики, А.Ф. Тулинов помог открыть важнейшую по значимости, крупную по масштабам финансирования госбюджетную тему - изучение и использование эффектов каналирования и теней при взаимодействии заряженных частиц с монокристаллами. Устойчивое финансирование, умелое научное и административное руководство позволили решить многие кадровые, финансовые и материально-технические проблемы кафедры. После распределения в 1970 году большой группы выпускников кафедры (Андреев В.С, Ведьманов Г.Д., Казак Л.А., Петров В.Л., Пяткова Т.М., Майоров В.Н., Обухов В.Г., Хропин Г.Д.) и выпускника МГУ Смирнова В.Я. коллектив лаборатории стабилизировался на многие годы.

 

Событием для кафедры и новым импульсом в работе НИЭФЛ стало присуждение в 1972 году А.А. Пузанову в составе творческого коллектива, возглавляемого профессором А.Ф. Тулиновым, Государственной премии СССР в области науки и техники. В конце семидесятых годов, выполняя задание Правительства СССР, коллектив НИЭФЛ проводит коренную реконструкцию циклотрона. В результате этого ускоритель приобрел уникальные качества: регулирование энергии ускоряемых ионов, ускорение положительных и отрицательных ионов водорода, расширение ассортимента ускоряемых тяжелых ионов и варьирование их энергии. Благодаря этим возможностям кафедра становится одним из участников программы разработки и создания средств ПРО космического базирования (раздел фундаментальных исследований характеристик пучков ускоренных частиц, научный руководитель доцент, канд.физ.-мат. наук Г.Д. Ведьманов).

 

В 60-е годы в учебной лаборатории Д.А. Пулина, читавшего спецкурсы по детекторам ядерных излучений и приборам ядерной физики, многие студенты проходили курсовое проектирование с макетированием узлов электронных устройств.

 

Некоторые из них (рожденные «с паяльником в руке») оставались на НИРС и дипломирование.

В 1968 - 1969 гг. выпускники кафедры Б.С. Новисов и В.Н. Махов остаются работать на кафедре и профессионально занимаются ядерной электроникой. Впоследствии к ним присоединились О.В. Игнатьев, А.С. Максименко, Н.Ф. Школа и др. Так под руководством старшего преподавателя Д.А. Пулина на кафедре выросло новое научное направление, которое в настоящее время возглавляет авторитетный специалист нашей страны, кандидат технических наук О.В. Игнатьев - лауреат премии Правительства РФ. Разработки НИЛ электроники рентгеновских приборов в настоящее время успешно конкурируют с лучшими зарубежными образцами.

Д.А. Пулин

 

Был известной личностью на физтехе.

О нем с любовью вспоминает его сын, доцент кафедры экспериментальной физики А.Д Пулин. «Жизнь трех поколений нашей семьи на протяжении более 50 лет неразрывно связана с физико-техническим факультетом и с кафедрой экспериментальной физики.

 

В школьные годы у отца было два увлечения - фотография и астрономия. Фотографией он занимался всю жизнь, до самых последних дней. В 1939 году, окончив школу с золотой медалью, он поступил на физический факультет МГУ им. Ломоносова. Там он проучился 2 года до начала войны.

 

В феврале 1942 года был призван в Красную Армию, участия в боевых действиях не принимал. Образование он смог продолжить после демобилизации в 1946 г. После окончания Томского государственного университета в 1949 году отец работал ассистентом на кафедре физики Томского политехнического института, с 1950 г. - ассистентом на кафедре электровакуумной техники.

 

В 1954 году отец подал документы на конкурс на должность ассистента кафедры радиопередающих устройств радиотехнического факультета УПИ им. С.М. Кирова и с сентября этого же года приступил к работе. В 1956 году Пулин Д.А. был приглашен на должность ассистента кафедры № 24 физико-технического факультета. Здесь он читал курс и вел лабораторный практикум по электровакуумным приборам. В декабре того же 1956 года отец поступил в аспирантуру к заведующему кафедрой Степанову В.Г., а в 1960 году был избран на должность старшего преподавателя кафедры № 24.

 

Им были подготовлены и прочитаны курсы «Детекторы ионизирующих излучений», «Спектрометрия ионизирующего излучения», «Приборы ядерной физики», «Электронные приборы экспериментальной физики», поставлены лабораторные работы по этим курсам. Кроме того, студентами выполнялся курсовой проект с макетированием отдельных электронных узлов. Многие студенты выполняли УИРС и дипломные проекты по данной тематике. В 1967-1968 г.г. два выпускника кафедры - Б.С.Новисов и В.Н.Махов решили специализироваться именно в этом направлении.

 

К этому же времени (1968 г.) относится и заключение первого на кафедре хозяйственного договора. Заказчик был очень авторитетный - Объединенный институт ядерных исследований (Дубна), лаборатория нейтронной физики. Договор был успешно выполнен, что свидетельствовало о появлении на кафедре экспериментальной физики нового научного направления - ядерного приборостроения. Переехав из Томска в Свердловск, наша семья поселилась в 10 студенческом корпусе. Тогда, в середине 50-х годов, в 10 корпусе жили многие преподаватели физтеха. Моя память сохранила фамилии только тех преподавателей, в семьях которых были дети - мои ровесники. Это Дмитриев, Комаров, Матевосян, Соловьев, Скрипов, Суханова, Пехташев, Пузако, Митрофанов, Жуков, Зырянов, Пахолков. Позже, в 60-х годах, там жили Шульгин, Кружалов, Бетенековы. Пятьдесят лет назад 10 корпус выглядел совсем иначе. Это было одиноко стоящее здание. Кроме него, на этой стороне улицы Ленина стояло еще только одно здание - 4-х этажный серый дом, в котором сейчас расположен один из банков. Вдоль железной дороги тянулись коллективные сады. Вдали, там, где сейчас проходит улица Малышева, виднелись бараки инфекционной больницы.

 

Противоположная сторона улицы Ленина была пустая, ее застройка началась в 1956-1958 годах.

Помню, как все радовались, когда в новом доме напротив открылся кинотеатр ”Искра”. Большой двор общежития окружал высокий крепкий забор, ворота закрывались на замок, так что присутствие посторонних было полностью исключено. Отопление было свое - в торце восточного крыла здания, в подвале располагалась кочегарка, работавшая на угле. Металлическая дымовая труба поднималась выше крыши здания. Весь первый этаж восточного крыла занимал детский сад института. На первом этаже была большая столовая, в вестибюле был буфет, работавший с раннего утра до позднего вечера. Помню, что центральную лестницу украшали большие портреты Буденного и Ворошилова в парадной маршальской форме с орденами. Преподаватели, жившие в общежитии, вместе со студентами активно участвовали в благоустройстве территории, выходили на субботники с женами и детьми. Помню, как на одном из субботников сажали деревца вдоль восточной стены здания, на территории детского сада. Сейчас эти тополя возвышаются над крышей 10 корпуса. Во дворе были волейбольная и баскетбольная площадки, чуть в стороне стоял турник. В теплое время года на спортивных площадках играли до полной темноты несколько команд, сменявшие друг друга при неистовой поддержке многочисленных болельщиков. А когда происходили игры с другими факультетами, то мы, дети, яростно болели за свой физтех.

 

И, конечно, в любое время года во дворе играли в футбол. У нас, детей, были свои кумиры, за которых мы болели и радовались их победам. Когда мы стали старше, нам тоже иногда удавалось поиграть со взрослыми в одной команде. После окончания школы в 1968 году у меня не было сомнений, куда поступать, - только физтех, только кафедра экспериментальной физики, только специальность - «автоматика и электроника». Годы моей учебы на кафедре экспериментальной физики совпали с настоящей технической революцией в области ядерного приборостроения. Ушли в прошлое электровакуумные приборы, им на смену пришли транзисторы, начали появляться первые микросхемы - операционные усилители и логика малой интеграции. Все это открывало перед ядерным приборостроением новые горизонты и в то же время требовало иной организации научно-исследовательского процесса. В 1972 году Борис Новисов и Виталий Махов предложили создать на базе электронных курсов, которые читал Д.А.Пулин, студенческую научно-исследовательскую лабораторию приборов (СНИЛП). Отец поддержал это начинание.

 

Идею создания СНИЛПа поддержали заведующий кафедрой Гаврилов Ф.Ф. и декан факультета Суетин П.Е. На кафедре экспериментальной физики начался настоящий бум - почти все старшекурсники хотели в СНИЛП. Но очень быстро стало ясно, что для такого количества студентов не хватает рабочих мест, паяльников, осциллографов, генераторов, источников питания, радиокомпонентов. Постепенно, за счет использования средств от выполняемых хоздоговоров, все эти проблемы удалось решить. Своими силами, тоже за счет хоздоговорных денег, был построен пристрой к кафедре, где и разместился СНИЛП. В 1979 году на базе СНИЛПа была организована отраслевая лаборатория Минприбора СССР, а в 1980 году - и опытное производство в учебно-производственном комбинате УПИ.

 

Костяк лаборатории сумел достойно пережить тяжелые 90-е годы и найти свое место в изменившемся мире.

Лаборатория продолжает сегодня успешно решать сложные научно-технические задачи. И все 35 лет главное направление работы лаборатории остается неизменным. Это разработка и изготовление спектрометрической аппаратуры для регистрации различных видов ионизирующего излучения. Мой отец был очень разносторонним человеком. Из всех его увлечений я бы выделил три главных - книги, фотография и любовь к природе. Отец всегда много читал. Это были книги и журналы по специальности и книги по интересующим его вопросам. Он всегда был открыт новым знаниям - качество, необходимое, на мой взгляд, каждому преподавателю. В 1984 году отец вышел на пенсию. У него появилось больше времени для занятий со своим внуком Алексеем, родившимся в августе 1977 года.

 

Скончался Дмитрий Александрович Пулин 1 июня 1989 года, в день памяти святого Дмитрия Донского.

Мой сын Алексей очень много перенял от своего деда - увлечение астрономией, фотографией, большой интерес к истории, любовь к путешествиям. Даже решение Алексея поступить на физтех было принято, как мне кажется, скорее под влиянием его личности и в память о своем деде. Алексей окончил кафедру экспериментальной физики в 2000 году и после аспирантуры работает в НИЛ ЭРП кафедры. Он занимается методиками количественного рентгено-флуоресцентного анализа».

 

К.А. Суханова

 

Знаковой фигурой кафедры № 24 является К.А. Суханова.

Клавдия Алексеевна - всегда женственная, тщательно причесанная, строго и со вкусом одетая и в то же время обладающая сильным «мужским» характером. В 1939 году талантливая настойчивая комсомолка поступила в Уральский индустриальный институт им. С.М. Кирова.

 

Однако долго учиться не пришлось. В августе 1941 года она ушла добровольцем в ряды Красной Армии. Была комсоргом батальона, там же в 1943 году вступила в ряды ВКП(б).

 

После окончания войны в 1947 году она снова становится студенткой, теперь уже Уральского политехнического института им. С.М. Кирова. Успешно окончив институт, с августа 1949 года Клавдия Алексеевна работает на физико-техническом факультете сначала в должности старшего лаборанта, затем - инженера. В 1950 году поступила в аспирантуру к профессору Р.И. Янусу, первому заведующему кафедрой № 24. Тематика была связана с экспериментальными и теоретическими исследованиями по усовершенствованию схем управления бетатроном. В 1955 году Клавдии Алексеевне была присуждена степень кандидата технических наук. Далее - обычная для тех лет карьера: младший научный сотрудник, старший преподаватель, доцент (11 июля 1966 года утверждена в ученом звании доцента).

 

Обычная, да не совсем. Чтобы пройти этот путь на сугубо «мужском» факультете, женщине нужны сильный характер, большие знания, трудоспособность, настойчивость в достижении поставленных целей. Когда в сентябре 1959 года были сданы в эксплуатацию первые ускорители кафедры № 24 - бетатроны, К.А. Суханова создает свою научную школу и учебный лабораторный практикум с использованием бетатронов. К.А. Суханова была одним из первых преподавателей кафедры. Она читала лекции по электронике и автоматике («Электровакуумные приборы», «Техническая электроника» и т.д.) и ускорительной технике для студентов различных специальностей физико-технического факультета. Поставила базовые лабораторные практикумы, руководила УИРС, курсовым и дипломным проектированием.

 

Альб. К. Штольц

 

Многие поколения студентов физтеха помнят замечательного педагога, инициативного, нестандартного человека, одного из создателей лаборатории радиометрии, заместителя декана» Штольца Альберта Константиновича, органически вписавшегося в легендарный тандем «Штольц - Пехташев». Он длительное время возглавлял лабораторию радиометрии кафедры № 24. Она располагалась там же, где и находится сейчас. В дальней комнате, до расширения зала радиометрической аппаратуры, была создана исследовательская лаборатория. Альб. К. Штольц занимался проблемами хемилюминесценции.

 

В разное время по этой тематике работали студенты разных специальностей факультета: В. Слепухин, С.Коваль, Ю.Ковязин, И. Колтик, В.Старцев, Н.Ложкин, Е.Могильников, Р.Окунев, А.Сальманов, Г.Леонтьев, И.Березина и многие другие. В результате многолетней работы под руководством Альб. К.Штольца были созданы, налажены и испытаны установки для регистрации слабых световых потоков в счетном режиме и режиме среднего тока с различными реакционными камерами.

 

Вспоминает доцент В.К. Слепухин. «У Альберта Константиновича, на мой взгляд, были две очень хорошие черты, которые хотелось бы отметить: во-первых, любой студент, который у него работал по науке, был для него соратником, во-вторых, А.К. четко себе представлял, что для студента важно, чтобы был выход его научной работы, т.е. публикация (либо в виде тезисов доклада на конференции или - еще лучше - статьи). Необходимо отметить, что такой подход был присущ большинству преподавателей на факультете. С 1965 по 1969 г.г. в лаборатории радиометрии произошли заметные изменения.

 

Став начальником научно-исследовательской электрофизической лаборатории на кафедре, Альб.К. усиливал направление учебных курсов «Радиометрия» и «Дозиметрия» для всех специальностей физтеха. В среде преподавателей в это время появились В.В. Сазыкин (выпускник1963 года), Т.А. Бетенекова (выпускница УрГУ), И.И.Полежаев и Б.С.Новисов (оба - выпускники 1967 года), а также З.Г. Стрекаловская.» В 1953 году на факультете создается еще одна физическая кафедра (можно сказать, enfant terrible факультета!) - кафедра теоретической физики.

 

о.к. шабалина

 

О первых годах кафедры вспоминает Ольга Константиновна Шабалина.

На факультете с 1950 по 1987 г.г. - Был 1953 год, был 4-й учебный корпус, в подвале которого работали самые первые и не совсем первые сотрудники физтеха.

 

С апреля и до ноября работа дополнялась в вечернее (а также и в дневное) время игрой в волейбол позади 4-го корпуса, к чему охотно присоединялись аспиранты физтеха (тоже первые): П.Е. Суетин, С.П. Детков, И.А. Дмитриев и др. И когда первый декан, Евгений Иванович Крылов, звонил в подвал, ему говорили, что все ушли на перерыв. Однажды в дождливый день он спросил сотрудниц рентгеновской лаборатории Аэлиту Константиновну Штольц и Ольгу Константиновну Шабалину об университетском преподавателе Георгии Викторовиче Скроцком. И они ответили, что это лучший лектор, у которого им довелось учиться.

 

Так говорят все, кто его слушал. И вот Г.В.С. (неофициальное сокращение) пришел на физтех. Сотрудники - совместители из УФАНа - уже на факультете не работали, надо было создавать новую кафедру теоретической физики, свой преподавательский, научный и лаборантский штат.

Г.В. Соловьев

Альб. К. Штольц

справа налево со студентами

во время практики г. Фрунзе, 1966 год

 

Что имелось и кто был?

 

Были две комнаты в подвале с рентгеновскими аппаратами и электронным микроскопом. Был Павел Степанович Зырянов, выпускник УрГУ, аспирант физтеха, теоретик, только что защитивший кандидатскую диссертацию в МГУ и стоявший в недоумении перед расписанием, где значилось, что он читает курс вакуумной техники. В.П.Скрипов с кафедры молекулярной физики, только что вернувшийся из турпохода на лодке, советовал начать первую лекцию словами:

 

- Еще древние греки говорили - все течет...

 

Он-то знал вакуумную технику. Были Г.В.Соловьев (второй Г.В.С.) и В.М.Рыжков, а затем А.К.Чирков и А.П. Степанов, из числа первых выпускников факультета. Всех их увлек своими идеями, заразил своим энтузиазмом Г.В.С. - первый. Это он умел всегда. Кроме того, были Штольц и Шабалина, усердно обучавшие студентов физтеха своей специальности, т.е. рентгенографии (А.К. Штольц успешно обучает и сегодня). Всю эту молодежь надо было еще учить.

 

 

Г.В. СКРОЦКИЙ

 

Г.В.С. сказал: «Чтобы знать какой-либо раздел физики, надо подготовить и прочесть соответствующий курс лекций». Такими словами был встречен и еще новый сотрудник - выпускник физтеха А.А. Кокин. И все они учились и учили студентов. Все - как по старой притче: «Объясняю студентам раз - не понимают, объясняю два - не понимают, третий раз объясняю (сам уже понял!), а они все не понимают».

 

Но шутки в сторону - все работали не на шутку, не считаясь со временем, увлеченно, умели заставить и студентов учиться. Когда Г.В.С. с помощниками шел на экзамен, студенты шептали: «Идет карательная экспедиция». На кафедре никто не был «белоручкой». И преподаватели, и аспиранты, и лаборанты дружно участвовали в материальном обеспечении кафедры.

 

Когда в 1955 году кафедра переезжала одной из первых в новый учебный корпус, говорили, что эта теоретическая кафедра - самая практическая. Все надо было делать сразу: и нарезать гайки для электрощитков, и проводить сложные эксперименты, и мыть, и красить, и получать приборы.

Работали с подъемом, забывая о времени и обеде.

 

А.И. ФИЛАТОВ

 

Пошли, например, А.П. Степанов и А.И. Филатов в столовую, поставили тарелки на стол, и Филатов пошел мыть руки. И не вернулся. Подождал Степанов, затем пошел на кафедру. Видит, что Филатов работает.

 

- Что же ты не обедал?

- Разве? А я думал, что я поел, и мыл руки после обеда.

 

Если уж говорить об Александре Ивановиче, то лучше не скажешь:

- У Филатова патентов - что в таблице элементов, в голове его идей - точно в городе людей. И все эти идеи он щедро дарил ученикам и коллегам! К концу пятидесятых годов уже были доклады на конференциях, статьи и отклики на них, в том числе из-за рубежа.

 

На кафедру стали приезжать и столичные гости.

Было что показать и рассказать. И всем было интересно. Равнодушных не было. Пришел на кафедру с металлургического факультета доц. А.С. Виглин, опытный педагог и методист, гроза студентов. «Что я нарисовал?» - вопрошает он робко жмущихся студентов, указывая на доску, - «Может быть, это Кавказский хребет?» Кто-то похрабрее начинает лепетать о магнитном резонансе ядер…

 

Ленивым студентам он говорил, что их интеллект «на уровне консервной банки».

Никто не обижался. Но зато уж похвалит, так похвалит.

 

В.М. СТОЦКИЙ

 

C каждым годом на кафедру прибывало молодое поколение.

В 1957 году поступили в аспирантуру из УрГУ Л.В. Курбатов и Т.Г. Изюмова (Рудницкая), затем - Л.И. Якуб и В.Г. Показаньев; с радиофака перешли на кафедру А.И.Филатов, В.М. Стоцкий, с других кафедр физтеха - А.Д. Витюков, Л.Н. Новиков, затем - В.И. Балдин, В.В. Истомин, В.П. Путырский др. «Сменялись светила» (заведующие кафедрой): Козерог (Скроцкий), Дева (Курбатов), Овен (Чирков), но кафедра еще сохраняет заданный еще в самом начале трудовой импульс, ибо большой труд создает не только человека, но и коллектив. А эпицентром этого коллектива был, несомненно, Г.В.Скроцкий.

 

Около него была, как теперь говорят, «аура» широкого научного интереса, любознательности, активного отношения ко всему окружающему. Какие только темы не были обсуждаемы на семинарах кафедры, научных и философских! Всегда это что-нибудь самое передовое, у «горизонта науки»! И это все подхватывалось его учениками. Часто можно было слышать фразы :

 

- Вы читали эту книгу? А помните, там…

 

Ему были интересны самые разные стороны культуры и знания.

Это подтягивало, поднимало общий уровень студентов, сотрудников и просто окружающих людей, как-то «облагораживало». Очень немногим дано стать Учителем, а Г.В. Скроцкий был им в самом высоком смысле, и для огромного числа людей». Его ученики, в свою очередь, следуя примеру, также становились незаурядными преподавателями и наставниками. О них речь пойдет ниже.

 

П.С. ЗЫРЯНОВ

 

В 1954 году на кафедре появился еще один «патриарх» - закончивший в МГУ аспирантуру Павел Степанович Зырянов. В силу его связей с яркими молодыми представителями всемирно известных теоретических школ И.Е. Тамма и Н.Н. Боголюбова исчезла опасность «провинциализма».

 

Необычайно своеобразный и рациональный подход к научным проблемам, способность видеть основные и наиболее перспективные направления в науке позволили П.С. выполнить большое количество весьма важных исследований в области теории твердого тела, широко известных как в нашей стране, так и за рубежом. Большое значение Павел Степанович придавал и педагогической деятельности. Для его лекций был характерен сдержанный и простой стиль изложения предмета, лишенный всяческих попыток как излишней формализации, так и упрощенчества.

 

Цель лекции была в том, чтобы сделать обсуждаемую проблему «голой», т.е. максимально очищенной от второстепенных деталей. Среди учеников Павла Степановича - превосходные физики В.М. Елеонский и В.П. Калашников. По их утверждению, только значительно позже им стало ясно, какую напряженную работу вершил над ними их учитель. Как правило, предельно сдержанный и строгий на лекциях и выступлениях на конференциях, П.С. был веселым и озорным в повседневной жизни и с друзьями. Он талантливо пародировал рассказанные кем-либо истории, придавая им характер гротеска.

 

Атмосфера на кафедре теоретической физики 50-х - 60-х годов - творческая, жизнерадостная, остроумная - привлекала к себе не только физиков и математиков, но и биологов. Частым гостем на кафедре был «Зубр» - Н.В.Тимофеев-Ресовский, который угощал друзей-физиков не только интереснейшими историями, но и сигаретами из портсигара, подаренного ему Нильсом Бором! Между сотрудниками кафедры сформировались исключительно теплые дружеские отношения.

 

Стало обычным проводить по выходным дням совместные вылазки на природу. На кафедре действовал постоянный научный семинар, на котором обсуждались как работы самих сотрудников, так и новинки литературы. Чтобы немного отдохнуть и разрядиться, «народ» частенько непроизвольно вечерами собирался в кабинете Г.В. Скроцкого для «трепа», который обычно сопровождался разными шутками и хохотом.

Аспиранты

А.А. Кокин и А.К. Чирков

в лаборатории магнитного резонанса, 1958 год

 

Из молодого поколения интенсивную научную и педагогическую работу в это время на кафедре вели выпускник физтеха 1954 года Александр Александрович Кокин и выпускник физтеха 1955 года Владимир Маркович Елеонский.

 

На кафедре были освоены практически все курсы теоретической физики, которыми молодые преподаватели и аспиранты регулярно обменивались между собой. В результате каждый преподаватель при необходимости мог подменить своего коллегу без срыва учебного процесса.

 

Так, В.М. Елеонским во время работы на кафедре были прочитаны многие курсы теоретической физики, атомной и ядерной физики, при этом его научные работы по квантовой теории систем заряженных частиц, выполненные совместно с П.С.Зыряновым, получили широкую известность как в нашей стране, так и за рубежом. Характерным для Елеонского был глубоко творческий подход к подготовке лекций.

 

Качество лекций всегда высоко оценивалось студентами; это проявлялось в том, что наиболее способные и увлеченные тянулись на кафедру. Также высоко ценили студенты лекции А.А. Кокина, прочитавшего немало курсов необыкновенно обстоятельно и добросовестно.

 

Наряду с исследованиями в области теории магнитного резонанса А.А. Кокин участвовал в переводе с английского необходимых по тем временам книг по магнитному резонансу. С большим сожалением приходится сказать, что в середине 60-х годов произошла «диффузия интеллекта» с кафедры на запад: вслед за Г.В.Скроцким, перешедшим в МФТИ, Кокин и Елеонский переехали работать в Зеленоград. Там уже они состоялись как большие, имеющие всеобщую известность ученые.

 

В 1960 г. кафедра стала выпускающей и начала готовить специалистов по квантовой радиофизике, квантовой электронике и физике твердого тела. Первые выпускники с большой теплотой и благодарностью вспоминают годы, проведенные на кафедре. Вспоминает выпускник 1968 года кафедры теоретической физики В.А. Ямпольский. «За время учёбы 1962-1968 гг. мне посчастливилось встретиться с рядом замечательных преподавателей. Это и профессор Скроцкий Георгий Викторович, доценты Виглин Альфред Самуилович, Изюмова Тамара Георгиевна и т.д.

 

Т.Г. РУДНИЦКАЯ

 

Изюмова (Рудницкая) Тамара Георгиевна - умная и красивая женщина, сочетание, не часто встречающееся в одном человеке, - великолепно читала лекции. Слушать и особенно смотреть на неё было приятно. Все первые ряды аудитории обычно были заполнены любителями прекрасного. А таких любителей, с учетом того, что все студенты были мужского пола, на Физтехе было много. На экзаменах она не свирепствовала и пользовалась всеобщим уважением. Хочется сказать несколько слов и об удивительной черте её характера, редко встречающейся в настоящее время, - стремлении помочь, по возможности, своим студентам, в том числе и в критической ситуации. А такие ситуации периодически встречались на нашем пути.

 

Как-то на 3-4 курсе после очередного светлого праздника человек 10 грустили с утра в главном корпусе у сапога т. Кирова, с тем чтобы собраться мыслями перед лабораторной работой на радиофаке. И кто, вы думаете, помог нам в этом? Ну, конечно же, Тамара Георгиевна, которая, увидев наше состояние, не прошла равнодушно мимо, а, воспользовавшись своими связями в буфете, договорилась о большом кувшине рассола с солёными огурцами. Эти воспоминания остались в памяти не потому, что расслабление составляло основу наших занятий. Из компании, которая собиралась мыслями около сапога т. Кирова, вышло 4 профессора и несколько кандидатов наук, для которых урок соучастия запомнился, как мне кажется, на всю жизнь».

 

Тамара Георгиевна после окончания УРГУ поступила в 1957 году на кафедру теоретической физики в аспирантуру. В настоящее время - доцент кафедры теоретической физики и прикладной математики. За это время ею прочитаны практически все курсы теоретической физики, ядерная физика, теория ЯМР и ЭПР, физическая кинетика, фундаментальные взаимодействия и т.д. Она умеет понятно и доходчиво объяснить сложные вещи. «Хобби» Рудницкой (если только не вторая профессия) - живопись.

 

Она с равным удовольствием пишет тушью, акварелью, маслом портреты, пейзажи, натюрморты, иллюстрации. Имеет три персональные выставки и участвует в выставках, в частности, в резиденции губернатора. В трудовой книжке - более двадцати благодарностей; ветеран труда.

 

Многие участники художественной самодеятельности помнят Тамару Георгиевну как председателя художественного совета факультета (несколько десятилетий эта общественная организация эффективно влияла на формирование нравственно-эстетических качеств студентов физтеха). Ее безупречный вкус, эрудиция и интеллигентность влияли как на выбор репертуара и мастерство исполнения, так и на оценку физтеховских номеров авторитетным институтским жюри на смотрах художественной самодеятельности. Не быть первым среди факультетов физтеху тогда было зазорно!

 

Л.В. КУРБАТОВ

 

Кафедру теоретической физики невозможно представить и без Леопольда Васильевича Курбатова. Высокий, красивый, важный. После Г.В. Скроцкого заведует кафедрой теоретической физики, бережно сохраняя ее «дух». Воспитывает аспирантов, блестяще читает лекции.

 

Когда он читает лекцию, его голос гремит на весь физтеховский коридор. Ему свойственна высочайшая культура в понимании и изложении сложных вопросов теоретической физики. Нет таких разделов теоретической физики, по которым бы не читал лекции Леопольд Васильевич. Образно выразила отношение к нему сотрудников кафедры Т.Г. Рудницкая (Изюмова):

 

- Без твоей мы головы ни живы и ни мертвы, твой большой авторитет охраняет нас от бед,

  ты на кафедре у нас и мудрец и ловелас, и философ - слов не жаль - и элегантен, как рояль!

 

Особенно теплые слова следует сказать об Аэлите Константиновне Штольц, которая работает на факультете практически с его основания и по сей день. Это удивительно скромный человек, не принимающий никакого пафоса и громких слов. Она беззаветно предана факультету и своей работе, в которой проходит большая часть ее жизни. Специалист высочайшего класса в своей области ( рентген ), Аэлита Константиновна ведет интенсивную научную и педагогическую работу.

 

А.К. ШТОЛЬЦ

 

Чтобы охарактеризовать ее личные качества, процитируем опять Т.Г. Рудницкую:

 

- Гордость наша, Аэлита! Не из стали ты отлита, не из твердого гранита нам на радость создана. Да в тебе и массы мало, быть потолще б не мешало, но в тебе живет начало - лучше мирра и вина, тверже стали и гранита - твоя совесть, Аэлита; ты добра и деловита, непреклонна и умна. Всех достоинств без ошибок все равно не перечесть. Скажем лишь одно: - Спасибо, что на кафедре ты есть.

 

Следует особо отметить сформированную в эти годы на кафедре ТФ атмосферу творчества и интеллигентности, разумного скепсиса и остроумия, жизнерадостности и самодостаточности. Это проявлялось не только на научных и философских семинарах, капустниках и «трепах», но и в духе, стиле учебно-воспитательного и научного процессов. Поэтому студенты-теоретики становились неформальными лидерами в 60-е годы команд КВЭ (конкурс веселых эрудитов) и КВН, газеты «Физико-техник», студенческого клуба «Эврика», блистали на конкурсах студенческих научных работ.

 

Именно в эту пору в УПИ сформировалось уважительное и специфическое отношение к физтехам - их «и любили, и ненавидели». На факультете отношение к кафедре теоретической физики было сложным. С одной стороны, это интеллектуальная элита факультета, выразитель самых модных и интересных вопросов в фундаментальной науке. С другой стороны, относительная ее «независимость» и некоторое «вольнодумство» нередко доставляли немало забот руководству.

 

Что касается студентов, то далеко не все могли и хотели убить молодую жизнь ради изучения премудростей теоретической физики, что особенно проявлялось в периоды сессий. А в остальном - с сотрудниками кафедры всегда интересно было иметь дело: как их лекции, так и частные беседы искрились умом, доброжелательностью и остроумием. Заканчивая рассказ о кафедре теоретической физики, хочется немного пошутить (какие физики, если они не шутят!) Итак: мужчины кафедры теоретической физики делятся на теоретиков, экспериментаторов и нормальных мужчин. Все они погружены в науку, снаружи торчат только головы. Но и этого достаточно, чтобы увидеть, что:

 

Теоретики:

Углубляют и развивают трудности, лежащие в основе современной теории. К ним полностью относятся такие плоские шутки, как-то: «не всяк, кто знает синхрофазотрон, ввинтить сумеет в лампочку патрон». Или: «Постигнуть, что такое кванты, им легче, чем купить серванты».

 

Экспериментаторы:

Мудро действуют в соответствии с также хорошо известным утверждением «чем дальше эксперимент от теории, тем ближе он к Нобелевской премии». Они также оправдывают мнение, что «гений - это человек, который знает о своих исключительных способностях и все-таки продолжает работать». Покупать серванты они тоже не умеют!

 

Нормальные мужчины:

Нормальны. Они твердо знают законы Чизхолма и Паркинсона и неукоснительно их выполняют.

 

Женщины кафедры:

Являются, по-видимому, единственными макрообъектами, проявляющими двойственную природу:

они обладают как корпускулярными, так и волновыми (точнее волнительными) свойствами, обнаруживая большое сходство с фундаментальными (чтобы избежать слова «элементарными») частицами. Правда, в отличие от последних они не всегда обладают малыми массами и размерами. Зато они подвержены всем типам взаимодействий - сильному, электромагнитному, слабому и гравитационному, а такие свойства, как спин, странность и шарм, у них выражаются достаточно большими квантовыми числами. Из всего этого следует, что без таких важных объектов кафедра теоретической физики не была бы стабильна.

 

На этом раздел «Легенды физтеха» можно было бы закончить, еще раз сказав слова глубокой благодарности и бесконечного уважения к тем, кто стоял у истоков нашего факультета и помогал решать важнейшую из задач того далекого времени - создание атомной промышленности. Однако для читателя нынешнего и читателя будущих времен остается открытым вопрос о судьбе традиций, заложенных «легендами физтеха», о влиянии системной катастрофы 90-х годов на духовную жизнь факультета, как это отразилось на качестве выпускников, вошедших в новое тысячелетие без ясного понимания, что они приобрели в XXI веке и что потеряли в веке XX. Слишком мало прошло времени, чтобы дать однозначный и всем понятный ответ. Попытка дать свое видение процессов, происходящих в нашем университете в последние 20 лет, предпринята в очерке «Думай, физтех», приуроченном к 60-летию физтеха. Надеемся, что физтехникам всех поколений будет интересно и важно узнать мнение автора этого очерка - Пузако Виталия Дмитриевича, доцента кафедры радиохимии.

На этом раздел «Легенды физтеха» можно было бы закончить,

еще раз сказав слова глубокой благодарности и бесконечного уважения к тем,

кто стоял у истоков нашего факультета и помогал решать важнейшую

из задач того далекого времени - создание атомной промышленности.

 

 

Однако для читателя нынешнего и читателя будущих времен остается открытым вопрос

о судьбе традиций, заложенных «легендами физтеха»,

о влиянии системной катастрофы 90-х годов на духовную жизнь факультета,

как это отразилось на качестве выпускников, вошедших в новое тысячелетие

без ясного понимания, что они приобрели в XXI веке и что потеряли в веке XX.

 

 

Слишком мало прошло времени, чтобы дать однозначный и всем понятный ответ.

Попытка дать свое видение процессов, происходящих в нашем университете

в последние 20 лет, предпринята в очерке «Думай, физтех»,

приуроченном к 60-летию физтеха. Надеемся, что физтехникам всех поколений

будет интересно и важно узнать мнение автора этого очерка

Пузако Виталия Дмитриевича - доцента кафедры радиохимии.