УРАЛЬСКИЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ им. С.М. КИРОВА

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

АЛЕКСАНДР БЕССОНОВ

Воспоминания о неслучившемся или

дневник с тоскою пополам?

А может, думы окаянныя?.. Не хочется, чтоб всё это пропало, ведь мне-то нравится!..

Естественно, это не книга в нормальном понимании

её - задумал, сел... Фабула, красная строка и вперёд...

О чём? А может, зачем? А может, для кого?

 

Нет! Просто отражение маленького куска жизни

(откровенно, не самого лучшего), с которым связаны настроения, иногда мысли, иногда просто желание расслабиться. До сих пор не пойму, почему тогда писалось.

 

Человек в общении ёмкая, скорее, философская тема:

скручено всё - психология, этика, нравственность, культура, в конце концов (во как!), способ существования отдельных личностей. Но у всех бывают моменты, когда все лишние, просто "ты", а напротив "ты". И возникает (опять же, иногда) потребность высказаться самому себе, послать или побалагурить, подтрунить, поиронизировать... Как это называется? Самодостаточность? Это, конечно, вряд ли, но иногда всё же не мешает. Полезно. Но иногда. Не берусь судить, отчего, но у русских этот процесс идёт с каким-то мазохистским привкусом. Надо больно красиво и изящно пострадать:

- Ах, здесь я..., ох, здесь меня... ой, да как же...

Да и в литературе нередко сквозит показушная, чаще истеричная самоирония.

Всё, наверное, не так бы надо. Как говорил один классик:

 

- Холодокровней, Маня, ви же не на работе...

 

Жанр? Воспоминания о неслучившемся...

Или дневник с тоскою пополам, а может, "думы окаянныя...", или я паяц... Нет, всё проще. Всё это для Своих, кто меня знает, как в нашем карапузном радио: - Передаю привет, кто меня знает и кто меня узнал... Кого любил и люблю. За каждой строкой кто-то стоит. Не хочется, чтоб всё это пропало, ведь мне-то нравится!

Память... Грустно... Смешно... По-всякому. Вот так!..

 

Александр Бессонов

*******

Где вы, старые друзья, зарешеченная память, кто бомжи, а кто князья - правый Бог, не различить,

Посредине где-то я - шар в углах и куб без граней... Только гамлетовский штрих - то ли быть, а то ли слыть...

 

Короли, труды, шуты - узнаваемые лица. Помнишь я, а помнишь ты... Что не спится? - Нет не спится.

Может просто гложет что или старит нас, иль мучит... Просто то, и то, и то... То в воде, а то на круче...

 

И знакомых сотня лиц, где же я? Да вон, в мгновеньи. Что мы, кто? - Да это ж блиц в неотвратную игру,

Ловишь снова тех страниц молодое упоенье, понемножку жалко всех - пожилую детвору.

 

Карусельные дела - песня в хоре, танец в круге, всех куда-то разнесло по семейным пологам.

Заходи, попой-попей, без тебя ведь так убудет. Будет просто как всегда всем привычный балаган.

 

Где вы старые друзья - любопытны, интересны, страх как хочется всего, поздно что уже хотеть,

Как без ВАС? - Беs ВАС нельзя, так просторно, ан нет - ТЕСНО, наших редких-редких встреч

По мощам и крови плеть.

*******

Молодая зараза, что же ты прицепилась, думал всё! Всё, отмазан, но она как отбилась...

От времён и недугов, от плешей и от хромы, ею я и напуган, без неё же, как в омут.

 

И в себе ахроничность замечаешь, уверен, что солидная личность лезет бодро в экс-терем.

Солнце вот наклонилось, толь в рассвет, толь в закаты... Ну куда ты, чудила, ну подумай, куда ты?

 

Богу - богово? - Ясно! Но причём здесь другие... Жизнь - хорошая встряска между есть и отбыли.

Только смелая память нас кнутом погоняет, и собою всех маить напрочь вдруг запрещает.

 

Чрез седые морщины пробивает лукавство, всем привет, всем come in Вам,

Да и сам-то ты... Здравствуй!

*******

Утро-весна, жизнь в потягушьи, Солнце-блесна так, без удушья

Гладит, смеясь, раны-морщины, зимняя вязь уходит в помины...

Полный надежд память захлопнул, и как в мятеж по мокрым по тропам...

 

Окна в улыбке солнце лукавят, в радости-зыпке нас что-то мает...

Вдох, а не вздохи, Па вместо шага, Что было? - Л, по фиг! Всё это парады

Надуманных бед и тяжёлых застолий, походов след-в-след, чужих изголовий...

 

До синевы небо побрито, кто, как не мы? Что, как не VITA!?

Эта тревога, эта надежда, лукавости Бога будят как прежде.

Вновь напророчит, смеясь и любя. Кто этого хочет?!! Так снова же Я!!!

*******

На старые дрожжи, на старые дрожжи, всего-ничего, только чуточку-чуть,

На старые мощи - солёные вожжи, и всё об одном - не забудь, не забудь...

 

И где же ты, мышца для тысяч извилин, прошу тебя, милая, не подведи.

Из множества лиц, что в изобильи достань, покажи - не прошу приведи.

 

То нужное самое, словно икона, Которое ждёт и которого ждёшь,

Всё может быть - чёрт, или мадонна, но только не ложь, только не ложь.

 

И смотришь - вхожу ли в чужую улыбку, иль может быть в слово, а может быть в слог,

Иль памятью-мигом, тревожной и зыбкой, вот вам иголка, а вот вам и стог.

 

Старушка вся в чёрном, поклон за поклоном и просит того, что не надо уже.

Всё это наветы, земные полоны, а может быть зелень на тёплой меже...

 

И вновь убедиться - знакомо? - знакомо! Знакомый прищур, поворот головы,

И миг узнавания - боль и истома, ка кто же всё ж прав? - Да все не правы.

 

Забудется всё, все веселья-тревоги, забудется всё, будь ты рай или ад.

Вчера, ныне, завтра - едины - Природа! Пожалуй и всё, вот такой вот расклад.

*******

Зыбкий плот через всполохи волн, Солнце-дот, в небе облако-чёлн,

Дождь-змея мудро так шелестит, нет меня, тогда что же болит?

но!!!

Я снова бегу, и вроде стою, и как бы молчу, НО слышно пою,

И левой вперёд, а правой назад, поставить бы мат, НО залез снова в пат.

Мне вира кричат все, кто за меня, и те ж в акккурат тихо топят любя,

И знать бы, где да, и знать бы, где нет! Ждите ответ... ждите ответ, ждите ответ.

И неважно было, что вчера, кто тебя растряс пора-пора. Просто жизнь мудра: с утра - игра,

Снова, да ладом...  в кармане вечная дыра, к Магомету не идёт гора,

Что ж вперёд Банзай-Алла-Ура-Пpивет-Салом-Шелом!!!

Сегодня ты в стэп и в бешеный рэп, а завтра ты в сплин, в тоску негодин,

И утром ты в рай, а вечером в ад, и точно попал, НО попал невпопад,

И Бог осветил, НО попутал тут Бес, и прямо в смолу с невинных небес,

Иль умный ты псих, иль гений-дурак, что-то не так, что-то не так, а может всё так...

И хоть по грудь в воде ты, НО с веслом, может быть триумф иль вновь облом,

Толи Ах, толь Ох, иль всё же Yes, нищета и блеск!!!

НО! Всё равно найдём святой бордель, сделаем невиданный коктейль,

Где водка и эль, чужая постель, страстей диких сель, где осёл и газель,

Где омут и мель, визги и трель, где слёзы и хмель, где нету отсель, нету отсель и нету досель...

И себя в сто тысяч зеркалах вижу - о спаси меня Аллах,

Делали красавца, НО впотьмах... Ну что ж, не Ах, НО ведь не страх,

Ну что ж, не граф, ну что ж, не Бах, НО как твердил мой друг-грунт -

Большой любитель Рай и Зин, Ирин, Галин и Катерин, Марин, Ален и Валентин,

А также, блин, конечно Ин-н-н-н-н-...

Вах-вах-вах-ва-а-а-а-ах, вах-вах-вах-ва-а-а-а-а-ах!!!

*******

Разобраться, разобраться в памяти и в будущем, вывернуть, как папарацци, быть хотел и будешь чем.

Без стола и микрофона, без стерео и мега, вклинить в годы-пелетоны собственное Ego.

 

И не надо первым блином всех объесть поспешно. Но не вина важна - невинность взора послегрешного.

Ходишь-бродишь юным старцем, себя злобой пичкая, открываешь свои ларцы ты чужой отмычкою.

 

Карнавалы-карнавалы, все не без участия, кто тот видный, вон, с бокалом?

- Я под маской счастия.

*******

Я вижу джаз Нью Орлеана, здесь джаз есть жизнь, а жизнь есть джаз,

И заслонили звёзд экрана рояль-ударник-контрабас.

Сигарный дым так густ и зыбок, в глазах от негров здесь темно,

Но вмиг светает от улыбок, когда берёт трубу Сэчмо.

Сошлись в любви два саксофона, коль начали, так не разнять,

Дойдут до сонных, хриплых стонов, с утра, чтоб снова всё начать.

На денно-нощном перепутье попал ты в джаза абордаж,

И, дирижируя всей грудью, старуха Мэг уходит в раж.

Рука Метью, как пять бемолей ласкает белых клавиш блеск,

Беда направо, слева горе, ну, а у нас же - джаз-бурлеск.

О, этот джаз - святая вечность, печально-радостный рег-тайм,

И тот поймёт меня, конечно, кто не увидит блюза край.

*******

Настанет день, настанет час, и я совсем забуду вас, и ту в ночи мелодию Несочинённую...

Был укорочен календарь, от встреч до встреч - такая даль, и что там пусто - просто жаль

Несовершенного.

 

Но память вздрогнет лишь в дожди, всё тем же, тем - не жди, не жди, воспоминаньем лишь моим той жизни-кутерьмы.

Всё это лета бенефис, но не исполнить нам на бис... Всё дождь, всё дождь - его каприз,

Понять - не я, а мы.

 

Ведь было время - нет, как да, настало время - да, как нет, Всё смыто, было ль что, когда? А может чей навет...

Зато теперь всё без греха, но дождь вздохнул и молвил - Ха! И где же прок, и где ж порок...

Ах дождь... - роман в сто тысяч строк.

*******

- Я тебя люблю, - Я тебя тоже, - У меня трое детей, - У меня двое, - Бывает хорошо? - Конечно.

- Плохо? - Я же нормальный человек. - Вспоминаешь меня? - Нет, иногда только чувствую.

- Когда плохо? - Когда совсем одиноко. - Ты счастлива? - Нет. - Хочешь счастья? - Да, но жизнь сложнее.

- А мы? - Дурачок, это не мы, это миг.

*******

На кого ты бросила, любовь, зачем же сгинула, тихо свечи затушив, ушла в оконышко,

Словно мина взорвалась от слова «минуло», как весёлым топором по лодки донышку...

 

Кто-то все смешал - и вот вам осень в цвет, продырявил облака и ветры выпустил,

Всё брожу, хожу, ищу, но нет и нет... Злой привычки, видно, дух, а может опостыл...

 

Отзовись, тебя прошу же сказка-небылья, отаукнись! - очень надо, что ты просто есть

Убедиться - убедить, чтоб где бы не был я, ну, а дальше, ну, а дальше - что Бог весть...

 

И без лишних стонов - жалоб всех на старь и седь, кому просто пьётся, кому непокой,

За тобой хожу - приговорённый ведь - говорить с тобой с последней буду, лишь с тобой.

*******

Тихий всплеск, сонный шорох листов, пламень-треск, нет ни стен, ни оков,

Только тишь, покрывало небес, только лишь мир глазами невест.

И старик со слезой мудрости, и не крик, только шепот: - Прости...

Манит день Карнавалом цветов, ночь, как тень вся в спокойствии снов.

И никак... Нет без дыма огня, только так, ночь не может без дня.

Свиснет рак, скажет точно - когда... Это так, что везде чехарда.

Не гони непонятности прочь, Урони все раздумья ты в ночь.

Вот вино и слепой контрабас, Всё равно наша жизнь, словно джаз.

Что любовь? То души импровиз, Божья новь, гениальный каприз.

Крикнул, Эй! Ты замёрз и продрог. На, попей, не кривляйся, я ж Бог.

*******

"Опять тоска, опять любовь"...

Знакомые слова, но потешается молва, довольная всепониманьем,

И говорит без заиканья: - Я вас прекрасно посчитал, какой пассаж, какой скандал,

Вы вляпались в чужую мудрость или в тоскливую абсурдность,

Иль в пониманье рук и глаз, иль в судорожный резонанс, где время - бремя, дрянь - привычка,

С большой потерей обналичка... И ставишь блок ты от ударов ночных иллюзий и кошмаров,

И видишь, стоя у зеркал, свой греевский тупой оскал... Всё тянет к водочной соломке, Не помогает! -

Ломка! Ломка! И толь уже, и толь ужель, то ли похмелье, то ли сам хмель...

А ночь, как бабка-повитуха клещами бередит разруху... Но не найдя в лесу дорогу вздохнёшь и молвишь:

- Слава Богу!! Ты дышишь, и в своей берлоге дверей открытых день назначь, и снова взбрык, и снова вскачь... Спокойно, не последний ж матч!!! А лес уверенно шуршит:

"Ишши В СЕБЕ!!!" - ЧЕГО?!! - "ИШШ-ИН!"

*******

Ничего, ничего, ничего, не отмучился, не отмаялся - значит, жив,

Время сыплет свой порошок на подшипники ждущей души.

Снится, снится всё тот же сон - ты бежишь, толкаясь руками,

В никуда, только сзади oн - непонятен, страшен и странен.

А потом взлетишь и паришь, отрываясь от смуты и грусти,

От кого спешил и спешишь? От себя!

Один!!! Пусто - пусто!!!

*******

Быль - боль, быт - соль, жизнь - мель, дум - трель. Чувств - гон, мил сон, сонм лет, да? - Нет!

Па - риж он лишь да - лёк, как рок... Всё бег, круг - круг, но трек - Стук - стук...

Ку - да? Бе - да!!! Он враль! А жаль. Ре - ликт, ре - микс, твой лик? - Нет, икс!

*******

От рассвета до заката, от зарплаты до зарплаты, из тиши, да в перекаты, вот такая круговерть,

От сонета и до мата, от горбушки до купатов, от бомжа до в свете фата, от находок до потерь.

 

Наши старые обиды, наши новые молитвы, на себя имея виды... Но ключ потерян от замков...

Где вы Римы и Мадриды, где вы вритменные битвы, где твои, твои корриды,

где же суть-то в пару слов?

*******

Карнавальные ночи, спят караулы, не желая захочешь... Посылы, посулы...

Словно в гавани лодки - качает, качает, и глазами молодки венчают, венчают...

 

И нет лиц - не увидишь, лица уснули, все едины, одно лишь - взоры, как пули.

Только шепот и тайна моя, а ещё чья... И стоит неприкайна девственность в клочьях.

 

Ночь опутал пологом Змей-искуситель, в никуда толь дорога, а может в обитель?

Где воинствует страстность, море и волны, и забилась опасность в дно утлых чёлнов.

 

Но вздохни полной грудью - свежо и отрадно,

Кто из нас неподсуден? Ты?! - Ну и ладно.

*******

Карманный вор, картонная купюра, корридный ор, картинная возня,

Кроватный вздор, корсетная фигура, корявый взор, картузные друзья...

Забытый сон, заплаканные свечи, заботный гад, забавная игра,

Застойный гон, закрыты шалью плечи, застолью рад - Заздравье до утра...

Престижный бред пристуженных извилин, примятый след превратностей судьбы,

Приют без бед, приятности - в обильи без дат и мет, без кабы, да кабы...

Вот жизни гранд, вот тень ничьей улыбки, глоток воды, и чьё-то вдруг тепло,

А вот талант - явиться ранью зыбкой в дом без беды, где без тебя голо.

*******

Море, как плошка, воздух - угар, в небе-окошке Солнца пожар.

Родинка - остров, дед - материк, ещё не поздно, ещё не пик...

Тёплые руки в воде так светлы, мысли, как внуки, глупы и MИЛЫ.

Курят вулканы, волны в галоп, пьяны бураны ищут ково б...

Лето хохочет, осень молчит, зимы короче чьих-то обид...

Весна разберётся, смоет, скричит... У огородца сели грачи...

День улыбнулся ночи вослед, кто-то проснулся, ну, всем привет!!!

*******

Зимний снег сопротивляется, с солнцем споря, с талой водой,

Поздно, брат, уж апрелется, мается, открывай всё, что под тобой.

Трав весенних запахи сонные, настороженный, пробный хор птиц,

И мечтания все бездонные, и желания все без границ.

 

Что б увидеть улыбки в ста лицах, чтобы: - Здравствуй, я сильно скучал...

Чтобы в душах, в наших столицах раскрутился зимой скован вал...

Эх, судьба, злодейка-подружка, ведь не зябко уже, не метёт,

Мы с тобой выпьем пунша кружку, поцелуемся и вперёд...

 

И, что ж, ты у меня не красавица, пусть капризна и не верна,

Отогреешься и поправишься, всё же ты у меня одна...

Скоро травы в росах-алмазах, скоро вновь серпантином дождь,

И природа вечным указом скажет: - На, сколько унесёшь».

 

Но в заоблачном поднебесье вдруг увидишь солнечный знак,

Может что-то поймёшь и воскреснешь -

Вместо ДАЙ вдруг скажешь НА!!!

*******

Сижу в каморке и вижу юг, в оконных створках юн лик подруг,

Тепло и пьяно, и слов мура, и чувства рваны аж до утра.

Движенье - вата, тихи, мягки, не виноваты, что есть грехи...

И прячешь душу в чужую жаль, но горло душит ничья мораль.

 

Как на качелях... То да, то нет, Рыкацители... И новый бред...

Стоит у стога медовый сот, A у порога не кормлен кот...

 

За перелеском встал радуг час,

Ах занавески, Куда бы вас?!

*******

Что ж ты, что ж ты, Нострадамус, ах, лукавый старичок, начертал ли ты мне драму, иль комедию предрёк?

Или это просто гены золотой татар орды, на судьбе, на девке пленной вы оставили следы?

 

Вот драгун, он вечно пьяный, вот и вспыльчивый башкир, а в крови-коктейле граммы и злодеев, и задир...

Или просто спотыкнулся ни туда, ни той ногой, или прадед поперхнулся, не спросясь уйдя в запой,

 

Может дождь, как на Данаю, опрокинул рока путь? Может! Просто я не знаю... А может некого лягнуть?

Ведь спокойно мог быть сукой, может быть не так давно...

Или просто лень и скука - богонужное говно!

*******

Передел от недодела, ОХИ там, где нету АХ, а гнильё от переспела, где то-то рядом крах и прах!

Нету ядер - на хрен пушка, ну, а ты судьба - судьба... Шевелись, как та лягушка

Вот ведь суть-то, вот ведь! Б-А-А-А-А !!!

*******

Наперекор перекору, наизнанку узнанку, снова в избу все соры и уснуть спозаранку.

Весь в раскаяниях Иуда, Гамлет стал кларнетистом, бьёт Ромео посуду в гневе пьяном неистов.

 

А Колумб не вернулся, полюбилась кубинка, Леонардо загнулся в вертолётной кабинке...

Бонапарт стал доцентом, в математике дока, с неуплатой процентов сидит Маркс N-ным сроком.

 

Башня грохнулась в Пизе, стали жить в тундре греки, Моцарт - старший провизор у Сальери в аптеке.

Пушкин бросил Наталью, носит девичью шляпу, и живёт он, каналья, с волосатым арапом.

 

Вот решает кроссворды Лобачевский у кассы, и с последним абортом ушёл мальчик Пикассо.

Ленин бросил Надежду, от Инессы пять деток, и живёт где-то между... Да не знаю где, где-то.

 

Ещё много могу я, как старик Нострадамус, попадаю всё ж всуе в исторический анус.

*******

Кто не может, тот не хочет, не идёшь, так значит спишь, кто не знает, тот пророчит, коль не просишь, то велишь.

Кулаками себя в груди бьём не сильно, но гордясь, словно завтра вечно будет, как и прошлое вчерась...

 

И с весёлою гримасой строим вечный маскарад, и к душе идёт, как к кассе, ОН по имени Парад.

Затвори тихонько двери, запахнись от всех ты прочь, света только - еле-еле...

Что, не видно? - значит ночь.

*******

Бесилась в небе вьюга, стучась ногами в дверь, горит свеча-подруга, не тронута постель,

В окно зима стучится, нарядна и свежа, на выданье девица всегда так хороша.

И ветер давит пьяно на все свои меха, и кружится поляна, бела, как без греха,

На западной опушке толь всхлип, толь тихий вскрик, мороз, толь с колотушкой, иль замерзал ямщик...

 

Крестьянин торжествует - нашёлся браги жбан, а девки прям лютуют, чуть - сразу на топчан,

И дым из банной топки. Бац! - голым пузом в снег, блестят на солнце попки - нет лучше банных пег.

Мороз навёл румяна на щёки юных див, гармошка давит рьяно, любовь разбередив,

И поцелуй в сугробе, холодный, второпях...

- Ну, тише, чёрт, угробишь! - Да что ты, я ж любя!

 

На дугах колокольцы искрят, как детский смех... Эй, прорубь! Добровольцам убавь размер, не грех...

Весёлые полозья скрипят, гудят, поют, откройте, Дед Мороз я, меня давно здесь ждут.

Держи, тебе, старуха, здоровья до ста лет. Тебе же, молодуха, любви, любвей, побед,

Вы ж мужики с усами, неспешно, да ладом, всё сделаете сами, тем жили и живём.

 

А что до рабетёшек - им смеху до икот, и сладостей сто плошек, чтоб праздновал живот,

Ещё скажу, ребятки (пусть корчится молва), я с вами в ляпки-прятки - возьми меня, братва.

Бесилась в небе вьюга, стучась ногами в дверь, горит свеча-подруга, не тронута постель,

Снежинок-эскадрильи пустились в дикий пляс, и с этакой кадрилью зима встречает нас.

*******

Я настроен лирически, Серенады, хоть пой, ум мой диалектический вновь уходит в запой

Где причина, где следствие, и кому с того кайф? Как любовь чрез посредствие, как в наморднике лай.

 

А душа, словно грузило, но ведь как без него, и она, стерва, тузила всё моё естество...

Как-то так не разделен я, кому верх, кому низ, кому мил, кому велен я, то ли лавр, то ли глист...

 

Ну, давайте же встретимся за одним за столом, посидим, поперечимся, посудачим, попьём...

Ну, да что же делить-то нам? Пусть же будет общак! Вот ещё нам пол - литрина, хорошо... натощак.

*******

На кармане ни рубля Бля! Я один, совсем один Блин!

Никого не повстречать в мать! На хрен нужен тот казак? FUK!

А внутри солянки смесь - Спесь! Морда ж шире два дуба, Ба!

Был хороший, вышел вот Весь! Говорят, вот в этом суть - Ба.

 

Но ворчит, таки же, мозг Д-у-у-у-м! И удаче К-у-у-м!

Не гвозди, не надо, я С-а-а-а-м! Всё ж устрою на душе Г-а-а-а-а-м!

По спокойному, не слов Рой! Будет АХ, а не тоска ОЙ!

Не бемоль, а всё ж диез, Блеск!!! Будем МЫ! А ТО! ВСЕГДА!!! YES!!!

*******

Любо, братцы, Люба! Люба, браться жить!!!

Мужики, кого гуляем? Не дурак, понял, Любовь... Дело было на рояле...

Но потом избили в кровь, подразбили таз и бровь, и одну из гениталий протащили меж педалей...

Было больно мне потом, как не то? Пошто не то? Кто я кто, да конь в пальто...

Ладно, расскажу другое, ей достался я без боя: сильно Родину любил, за неё и пел и пил,

Она ж, родная, как хотела, как хотела, так имела. В пионерии задорной под знамёнами и с горном

Всегда готов и ко всему, я за неё ведь хучь в тюрьму...

Потом имела в комсомоле прям на картофельном на поле, потом на мизерну зарплату

Латал семейные заплаты, теперь вот с вами, весь я тут - Простой совейский проститут.

Мужик, не тычь в глаза мне вилкой, Не то сказал? - Не лезь в бутылку...

Но если честно вам сказать, знаком с одной был, боже ж мать!!! Какая женственная стать!

И все движенья Терпсихоры, А голос! Что? - Какие хоры?!!

Как запоёт - хрусталь звенит, и  тихо душу бередит.

Её задумчивы напевы, ну, и по имени та дева Была Любовь.

Мужик закрой свой рот, я вру порой, но здесь, я, право, не юлю, добро я видел, как тебя, Добро!!!

Да не реви ты, бля.

Мужик, мужик, не меться в пах, без этого по жизни крах, ещё шажок - пущу я кровь

Тебе, дружок, за ту Любовь, что согревает и надеждит, и будешь новый, будешь прежний,

Святой ты будешь или грешный... Еврей сказал один потешный, знакомый Изя (ну умны!)

- Перед ЛЮБОВЬЮ - все говны!!!

НЕ СМЕЯ ГОРДЫЙ СВЕТ ЗАБАВИТЬ...

 

Белым-бело, Голо-голо, Малым-мало Обкакало:

Ночной горшок, половичок, чужой носок, избы порог, мамашу в рост, папашу в рост, чрез Сену мост, чрез Волгу мост, и ост, и вест, и всё окрест: Чехию, Абхазию, далёкую Малайзию, Шотландию, Нормандию, Финляндию, Голландию, Бразилию, Сицилию, Боливию и Ливию, Турцию и Грецию, Италию с Венецией, Монако и Марокко, Техас и Ориноко, Систему горную Урал, большое озеро Байкал, Экватор, пару полюсов, к тому ж созвездье Гончих Псов, Млечный путь, а в нём и Леду, и туманность Андромеды, Орион и Альтаир, Пару-тройку чёрных дыр, пять иль шесть метагалактик, всё пометил божий практик. Молвил Бог на крохи шалость:

Боже ж, я какая малость, дело не злодейское, дело то житейское...

С любовью кроху воздыхая. Сказала перепеленая мамаша сыну:

Всё отлично, НЕ ПУКАЙ ЛИШЬ АНАЛОГИЧНО!!!

КАКОЕ ЧЛЕНСТВО (словоблудье)

 

Владимир Ильич Членин

Марксизм-Членинизм

Членинг - детская забава

Членить - действо: раз членить, два членить...

Членарий... перечленка - групповуха

Член?! О-о-о-о!! Вредительство!!!

Адриано Члентано

Членский взнос - стремительное поднятие

Членкастинг - девичество

Я тебя, дорогой, давно отчленила

Гениталий Членович Яйцепухвий

А я уже год, как зачленил...

Страна Чления - райское наслаждение

Сочленение - акт

А утром меня будил членарь...

Дело членино вечно, потому что верно!!!

Юридический член - Плевако

Член*т позорный

Членокардия

Космический членок Членинжер

Интеллигент: ну и член *с с вами

Танец: летка-членка

Члеппентарий

Шлю тебе членовитную...

Член на век - это звучит гордо!!!

Сер пастый?!! Молоткасты и?!!!

Опуск №17, члениссимо (тюремн.)

Здесь ты, милый, перегнул член

Куда несёшь ты, утлый член

Исчленение болезни - жить надо чаще

А вы ноктюрн сыграть смогли бы?..

ОДИН ДОМА-1... биографично!

 

Меньше жмот, скорее мот, нет, не скот, вернее кот, слеп, как крот,

Слух и рот, всё не в брод - наоборот, любит норд, прям, как орт, Диамат

Не терпит в мат, прост, как карт, себе бард, чтит азарт,

Верит в фарт, не набоб, но и не сноб, любит баб, (Мог бы каб!).

 

Не красив, но и не сив, не дурён, (но как умён!), крив ногой, не изгой,

Есть друзья, не князья, но рупь занять (сквозь слезу) только так!

А ваше, коль проще, он терпим...

Да поть он в пим!!!

 

ОДИН ДОМА-2...

 

Уши - две большие птицы, а глаза, как две Луны в тумане,

Голова - без нимба, только блицы, рот звенит, как медяки в кармане.

Органы - они по парам: Руки, ноги, оба полушарья,

Есть один, конечно, Ниагара, но с годами высох, вот каналья!

 

Аппараты? - как же, тоже в норме, но чуть-чуть всё ж смотрятся иначе,

Был ведь как-опорный, стал запорный, об интимах - что же, смех и плачи.

Что осталось? - Аура помята, где-то вот она совсем разбита,

В том еда, конечно, виновата и последний из цистерны литр.

 

На века остались лишь таланты, есть ещё "Авроры", они грохнут.

Я всегда готов идти в Атланты, Но потом, потом, когда подохну.

Слова - словечки

 

Гомеопатическое средство - цианистый калий

Илья Соломонович Муромец

Ну пойдём? - Маша побледнела... Так как? - Маша покраснела...

Перед употреблением - обалтывать!!!

Привык бросить курить... как курить.

Ах, кудри, где вы, мне вас жалко...

Уж мою голову мочалкой.

Старый конь - борода не портит...

Объединённый банк - ОБЪЕБАНК

Состояние? - С кем стояние? Содрогание? - С кем дрожишь?

Примыкание? - При ком маешься? Покаяние! Всем брысь - кыш!

Заседание? - Засиделся! Раздевание? - Куда делся?

Обаяние... - Я и сказы...

Подаяние - Гол, разделся.

Улыбнётся - ПРИНЦЕССА,

Прикид - ЦАРИЦА, А скажет... - Н-у-у-у-у-у...

ЗАПОРОЖЕЦ С ПРАВЫМ РУЛЁМ

Деловому человеку - не хер делать,

Большинству - не хер делать...

ВО ЯЗЫК!!!

Это у меня улыбки такая, а ты, оскал, оскал...

В артиллерийском училище разврат - затрахали пушки!!!

Корабль вошёл в ГАВНЬ.

Замужество? Ну! За Мужество!!!

Жан Луи Де Билл

Ренгхренолог

ИГРАЙ, МОЙ БАЯН!

 

Вновь наводненье в Танганьике и неспокойно спит Кабул,

Перевороты в Мозамбике... А у меня ж - нечёткий стул.

В Мали есть жертвы от теракта, в Панаме сбили вертолёт...

А у меня же - катаракта: Нечётко вижу свой перёд.

 

И пухнут с голодухи дети, а в Гондурасе - время «Ч»,

Я ж геморройный диабетик, ношу свой сахар лишь в моче.

Но пашут-пашут космос Шатлы, туда-сюда и невдомёк,

Что для других есть подвиг ратный на раз настроить свой челнок.

 

Стрижёт мильёны Клава Шиффер, нет счёту ейных баксов тыщ,

С моей же крыши едет шифер, и на заду огромный прыщ.

За государственную думу болею, прямо нету сил,

Что для России лучше, думал, - Олигофрен или дебил...

 

И сердце ноет, почки сохнут, не тело - сборище примет:

В суставах боль - кого-то грохнут, понос - заменят кабинет...

И оттого я так болею, что мир уж сильно напряжён,

Гастрит, атит, с утра потею, вот только лишь не прокажён.

 

Ну, а врачи же, как не бились, не отыскали мне бальзам,

К спецу все шлют, как сговорились, с фамильей странною -

"К Х...ЯМ".

ОКОЛЕСИЦА

 

Зацвели на сосне апельсины, папа-евнух гуляет дитя,

Броневой жилет из габардина, не морочьте мозги мне, хотя...

Вижу богатырей на картине, её гений отлил - Васнецов,

Сидят: Изя, Шота и Калинин, Лежат Фридрих и Карл, стоит штоф.

 

Коноплю старик пилит на зиму, бабка арию учит Кармен,

Запрягает сосед дрезину, чтобы всею семьёй в Карфаген...

А в Большом - матч Динамо - Бавария, ну а в Малом - сбежал Лир король,

В Мандалинии или в Гитарии Упразднили диез и бемоль.

 

Вошёл в моду кафтан «Аля Тришкин», дочерей называют Дирол,

Получил нападающий вышку: из офсата забил, падла, гол.

В ресторане давали капусту, на холодное - бройлерный слон,

И коктейль оглушительный, с дустом, словно съел разрывной патрон...

 

И наливку из ягод из рыжих запивали тяжёлой водой,

И девчонки манили бесстыже всем, чё есть, хоть падай, хоть стой.

С симфоническим, полным оркестром сводный хор депутатов из дум

Областных, федеральных и местных Пели песни, играли в буру...

 

Наконец стало тихо, но лихо. Только слышен Алябьева свист,

Но в соседнем местечке Барвиха ещё тот проживает артист -

Там ещё хреновины побольше, обошёл, сукин сын, превзошёл,

Там аще.., как у негра... в Польше, А я чё? - Пописать пошёл...

*******

 

Я снова на подмостках, весь, до спинного мозга, и говорят - я тот ещё артист,

Пусть не играл Гамлета, Отелло и Макбета заслуженно заслуженный статист.

Сегодня я плантатор, а завтра - гладиатор, вчера ж с парнями был броневичком,

Таскал в гробу Офелию, был печкою Емелиной и старшим был в гареме евнухом.

 

И что ж там слов немного и нету монолога, зато без записи ловлю мизер,

Театр для Катьки - праздник, рыдает вся в экстазе с моих слов: - Кушать подано Вам, сэр.

И за родную - близкую систему Станиславского я пью сто грамм, как мне в театр шагать.

Есть работёнка склизкая - героев перетаскивать, поить, кормить, а иногда топтать...

 

Талантливо (иначе как ?!!) играю я и зайчика, ведь плохо не могу, хоть меня режь,

Играю вдохновенно так, что Немирович с Данченко кричат с своих могил: - Ещё потешь!!!.

И что ж там слов немного, и нету монолога, зато без записи ловлю мизер,

Театр для Зинки - праздник, рыдает вся в экстазе с моих слов: - Кушать подано Вам, сэр.

 

Вращаюсь среди граций я, растут статиста акции, как выхожу по пояс неглежён...

Премьеры и овации, любовь и сатисфакции, всем этим очень-очень утомлён,

Но нету мне подменного, когда заместо тенора во ржи я издаю любовный стон,

Дородные - народные бегут за консультацией, как грамотно душить им Дездемон.

 

И что ж там слов немного и нету монолога, зато без записи ловлю мизер,

Театр для Райки - праздник, рыдает вся в экстазе с моих слов:

- Кушать подано Вам, сэр.

АХ, СЛОВА...

 

Пели девки про любоф, играл им на гармони я, вот такая философ, вот така гармония...

 

Во ржи лежала пара: граф с соседской дочкой Танею, теперь, ребята, параграф о сновосочетании...

 

Холопы в галопе, карьеристы в карьер, для вас, для дур, для дур - аллюр,

Всем б чуть-чуть хоть в иноходь, мы ж как в «брысь», всё в рысь и в рысь...

 

Победила Дружба: Климакс, Дом и Служба...

 

Сел я в крапиву чего-то для, природа, красиво, Родина, бля!!!

 

Вот караоке, сипи и окай, подчистим и будешь Мопсеррат Кабалье,

Будь ты и брокер, катала хоть в покер... В турнепс бросил соли и вот салат Оливье!!!

 

Рот умильно перекошен, с валерьяной пьёт коньяк, недомученный святоша, неудавшийся маньяк...

 

Будет жить, но не безнадёжен...

 

Не здоровье, а ОПАЛА, от дремучего «Опала», что б вконец всё не ОПАЛО,

Чтоб со мною ты не спала, чтоб в истоме ты купала своё тело и астрал.

 

Перейдём в другой реЖИМ МЫ, будем делать штанге ЖИМ МЫ,

Поплывём и побеЖИМ МЫ, лишь потом уж полеЖИМ МЫ,

Клювик в клювик, как стриЖИ МЫ... И кто-то в страсти заорал...

...БАЛОВСТВО...

 

Ты зачем же, Глаша Крошина, из всех выбрала меня, не баского, но хорошего, из огня да в полымя.

Ты любви моей немеренной и страстей невпроворот, ведь пойми же, Глаш, не мерин я, а совсем наоборот.

А глаза твои зелёныя прям палят из двух стволов, я ж пишу стихи влюблённыя про обмен и про любовь...

Весь я в страсти, прям, Отелловой, как Гамлет в вопросах, Глаш, ведь серпом же ты по телу мне,

Если, Глаш, ты мне не дашь...

 

Дай мне душу успокоенну, дай мне ясности по нам, если нет - уйду в запои я, есть у шурина Агдам.

Дальнобойщик ведь на фуре я - привезти, там, отвезти... Всё могу, не будь ты фурия, что не так, ты уж прости...

Пусть не костолом Сталлоне я, не Шварценеггер, не Ван Дамм, но в камазовом салоне я

Сто очков вперёд им дам.

 

Но и ты же, Глаш, не Сенчина, нет, конечно, есть кураж... Ты моя всё ж, Глаш, бля, женщина...

Ну так сёдни в поле, Глаш?..

Будешь мною ты обласкана, как в шкафу богатом моль, ну что ж, майора нету лацканов - трудовая есть мозоль.

В перерывах между ласками мы дадим детей актив, а к пол-сотне от опаски мы заведём презерватив.

Это, Гланя, вроде мыльницы... Там обмылкам порчи нет... А вообще-то опостылица, это как... без ног балет...

Ну что, Глафира, дело к ночи, бля, я ведь Гланя весь горю...

При моей мужской охоче я ну, мёртвую уговорю!!!

*******

 

Я медитирую, я медитирую, да здравствует жизнь моя сирая-сирая,

Младенца здоровье в себе я клонирую, я медитирую, я медитирую...

 

В прежнюю жизнь был я жирафом, до этого, кажется, плательным шкафом,

А раньше же вот я, сперматозоид, диагноз один - не залечен шизоид...

 

Я медитирую, словно скальпирую, плещутся почки, дремлет желудок,

Лежу и яички вновь я монтирую, они вместе взятые тянут до пуда...

 

Чищу кишки, уберу седину я, и что бы моча была - винные струи...

Но чтобы в уныньи быть не пришлось, выращу в нужном я месте кость...

 

Я медитирую, члены варьирую, руки -ухваты, кисти, как стопы,

Уши большие? - их подкастрирую, на три отделенья разделим мы попу...

 

И всех любя, и всех целуя, вскорости вижу себя, что Гуру я,

Напьёмся с Всевышним до синего нимба, и баб напоследок к себе пригласим мы...

 

О будущем думаю, жгу головёшку, кем буду - святым или просто говёшкой?

А может флюидом совсем бестелесным? А хрен его знает... вообще интересно...

*******

 

Мою девочку зовут Стенокардия, с ней давно живу, весь ей больной я.

Сколько пламенных ночей, о, мама мия, сколько коек поменяли, в страсти воя?

Есть дефект, конечно - ох, наркоманка, без колёс не может, хоть ты тресни,

Нету нитроглицерина - лихоманка, нам тогда уж с нею не до песни...

 

Не могу её забыть - дошла до сердца, взбередила всё, остались шрамы,

Вот такая вот она - девчонка с перцем, не стабильна, как моя кардиограмма.

И Инфаркт (её папша) Каринфарыч, и её мамаша - Ишемия,

Оба страждут уложить меня на нары, что б со мной навек Стенокардия.

 

Но нашёл себе другую, стал ей пленным, от неё побольше ласки и теплее,

От неё аще другие стонут члены, и зовут её чудесно - Гонорея.

...мотивы...

 

Всё это чушь - стряпня, а это муж, хм, родня, а это дети а привете, а кто баба в декрете? Ба! Это ж я!!!

За солёный огурчик всё семейство продам, а внутри что-то урчит, толь про баб, толь про дам...

Ну и что я за стерва, как под простынью пук, я в аду буду первой из последних нас сук.

Ведь мужик мой - непьющий, и стряпух, гитарист, ну, а дети - лущ-луще, аж один - хорошист.

 

А мамаша - то вяжет, всё семье, всё детям... Но выйдет чадо и скажет - всё о'кей, всем салам!

Ведь евойный родитель хрен хусейнов, подлец, гад, восточный смеситель, пакистанский стрелец...

Да и было-то много ль? То ли раз, то ли два, но в кровати туз - гоголь, все застёжки порвал.

Говорил гаремычный, верблюжачья моча, что я так симпатична, как весной алыча,

 

Что как персик я свежий, что я слаще халвы, чтоб сто раз, а не реже за ночь мяли ковыль...

На свою на чужбину чуть не уговорил и улыбкой, как миной, душу разворотил.

Но ушёл тихой сапой - тонко дело Восток, наш доверчивый Запад не возьмёт себе в толк,

Что нельзя так позорить Нашу Родину-мать, и за драхмы неволить... На араба нас брать!!!

 

Я споткнулся об лом, как на мину вступил, что корабль в облом без руля, без ветрил.

Разбросали ломы, негде топнуть ногой, хочешь божьи псалмы, хочешь так просто вой...

Что хотят, то творят, будто некуда деть те ломы, и торчат, норовя подзадеть.

Ну, а если б не я, ну а если б посол встал куда попадя и ударил мосол...

 

А посол подло жил - тиснет ноту на МИД, будто лом подложил наш российский наймит...

Ладно, хрен с ним, с послом, гнать бы всех их взашей, не прослыть бы ослом средь своих корешей.

Наступил бы в говно, был бы понят - прощён, но что б так вот, на лом - Что глупее ещё?

Вот лежу как дурак, матерки, гипс, кровать, и попасть в сей просак, что ломом подметать.

*******

 

Помнишь, Маня, было время, мы гуляли до рассвета, поцелуй, как ногу в стремя... Нет, ту вроде звали Света...

Помнишь, Маня, ночи длинны... Колыхались, будь-то в люльке... Нет, ту точно звали Ниной...

Холодна, остра... сосулька!

 

Нет, Маруся, ты припомни, на реке при полном бризе трахал, как в каменоломне... Нет, ну что ты, нет, не Лизу.

Нет, Манюня, это точно, вот про нас - ромен-романом, на пашне, на поле сочном...

Нет, я был тогда не пьяный...

 

Помню всё... Фаина... ночи, дни... Раиса... неги, страсти. Было всё... Ашот... короче...

Ой! Вступило!.. Вот напасти!!!

*******

 

Ты сегодня никакой, я же вот сгораю, и хочу тебя, хоть вой, вся от страсти таю.

Всё кипит-горит в грудях, чести нет надёжи, мне б хоть как, хоть второпях...

Только лучше лёжа...

 

За окном подлец-петух топчет своих клушек, я пущу его на пух, только б лишь не слушать.

Как же счастливо несут крест свой куры - дуры, мой ж милёнок толи крут,

Толь больна натура...

 

Я лежу одна в страстях, маюсь - ноют члены, мне всего бы Ох и Ах, что б качались стены...

Чтобы утром тот петух зря не кукарекал, мы и без него не спим...

Неохота просто!!!

проза

 

Познакомился с англичанином. Договорились обо всём, о чём полагается, пошёл простой разговор - семья, дети, развлечения... Интересный факт - он как один из продолжателей своего рода, ведёт чёткую хронологию своего генеалогического дерева. Своего рода «домовая книга». Знает, естественно, всех своих живых "кровников" и всё это мощнейшее древо аж до XII века. Называет своего последнего сына именем одного из пра-пра-пра-пра... потому что он, видите ли, ему симпатичен за лихость и весёлость, о приключениях которого он тут же мне поведал. При этом его истории настолько были насыщены какими-то маленькими подробностями, как будто это звучало чуть ли не со слов самого предка. Стал напрягаться, вспоминая свои корни. Далее прадеда (смутно), оказалось, никого не знаю. Стало где-то стыдно и завидно. Завидно. В принципе, таким же нормальным людям, которые в череде человеческих ценностей выделим эту - ценность своей родословной. Сотни лет! Что называется - Александр Македонский, конечно, герой, но вот был у нас в роду в XV веке...

 

И это своё не абстрактная История, а факт, которым ты соприкоснулся с Прошлым, с вечной памятью.

Родословная! - Кто? Где? Откуда? А может - Кто такие? Почему? Как?

 

Вопросы... вопросы... Конечно, их начинаешь задавать в своё время; время сравнения, время уже твоих передач, время наблюдения за идущими вслед. И своекорыстные поиски (а чаще просто наталкивания) каких-то аналогий, желаемых узнаваемостей и эгоистичных: - Ага! - Моё... Наше. Процесс вечный, как вечное желание вечной жизни, в независимости от того, каких ты каст и сословий. Приходишь к тому, что неинтересно искать в своих предках какую-то историческую значимость, влиятельную бронзовость твоего рода - натыкаешься на мелочи, нюансы, узнаваемые и одобряемые, понятные, как надпись на чём-нибудь - Здесь были Мы. Не герои, да и есть ли они, рафинированные герои? В своём кругу нужны не былины, а байки, застольные воспоминания твоих ближних (со временем обрастающих небылицами) - а вот был.., а вог было... И возникает не банальная гордость (стук вилкой по рюмке: - Товарищи, прошу налить...), а другое: - Не отвлекайся, я сам всем плесну... Родная улица «Крестьянская»: пол-улицы - родня, половина - «полу».

Баба Саня (бабушка по отцу): сейчас знаю, что такое «божий одуванчик». О ней можно говорить только уменьшительными и умилительными категориями. Ростик, как у большого гриба, красненькие щёчки в прожилках, ручки, собранные на животике, не идёт, а катится. Колобок. Характер? - Любовь! Ко Всем - Всему. Любит свою покошенную избу, крупную, как ни у кого, жёлтую малину, своих кумушек-подружек, курочек-несушек... Вместо: - Правда? - Правда! идёт - Да поть ты? - Да прав-выебогу! Миниатюра. Маленькая хозяйка большого семейства. Корешок!

 

Дед (по отцу) - молчаливый, худой, с колючими глазами и вечной трубкой во рту. Редко улыбающийся кузнец. Без сантиментов, лишних слов и лишних движений. Вот такие небольшие штрихи. А дальше - рассказы - рассказы про их нехитрое житьё-бытьё. Дед, несмотря на свой суровый, аскетичный вид, был в свои годы на удивление большой гуляка. Любил он это занятие. И знали все это, и корили, ан нет...

- Сань, где твой-то?

- Да у Горошихи (соседки) блядует.

- О ё! Поди хоть окошти побей, окаянной, будь она проклятая...

Баба Саня берёт камушек и идёт бить окошти у проклятуш-шей Горошихи. Навстречу Дед Вася (отец уже моей матери, который жил за три дома от них).

- Ты куда, Сань?

- Да вот пойду окошти Горошихе бить, Федька там мой околесит...

- Да чё ты, Сань, неудобно как-то, неправильно, сурьёзная женшина, а туда же окошти бить, чё люди-то скажут...

- Да и вправду Вась, чё пойду? - Не пойду!

Возвращается домой, поднимает сына (моего отца).

- Серёженька, сходи ка к Горошихе за отцом, чёй-то он там засиделся. Серёженька идёт к Горошихе.

- Тятя, идём домой, поздно поди.

Тятя без лишних слов слезает с кровати, полной подушек, одевается.

- Чёй-то я тут, Серёга, взаправду засиделся, пойдём сынок домой-то, чё там мать-то, кур накормила, Зинку (козу) подоила? Ну никакого с ней сладу.

Дома тихо. Дед Федя ходит по избе избитым, но гордым кобелём.

- Сань, может дров-то поколоть?

Баба Саня молча ходит по хозяйству, тихо утирает фартуком бабьи слёзы.

Вот такой вот разврат, такая «пастораль».

 

Эпизоды... эпизоды. Но складывается маленькая панорама, панорама семьи и породы, которую ненавязчиво, да и не понимая, что это такое, строили наши предки. Расхожая фраза - всё как у людей, не как у всех, а как у Людей, то есть всё как надо. Всяк понимал это по-своему, но ценилась не дурная сила, не связывающий нахрап, а способность понимать, жалеть, сочувствовать. Похоже, нет сильнее такой правды. Проходят времена столов в складчину, песен на заваленке, перчёных, а не скабрёзых частушек, драк до первой крови. Меньше слов, да больше в них значения, меньше актов, больше поступков. Люди быстрее забывали плохое, потому, наверное, и жили дольше.

 

Пришли с братом на могилки, искали могилку бабушки Сани - не нашли.

Стало жалко и горестно. Сели около могил уже более поздних предков. Вспомнили смех-колокольчик бабы Сани...

- "Рабетёшки, да буть вы проклятые..."

  Открыли бутылку, выпили...

- Саньк, давай поревём, - говорит брат, - и, не дождавшись меня, разревелся...

 

Времена года

Зыбкий крым. Кипарисы в снегу. И я здесь, как Чукча в Алжире. Хочется на несколько широт вверх, где всё правильно: правильные тулупы, валенки, ночной снег, высвеченный конусом фонаря, усы в сосульках, известные надписи на окнах трамваев, мол, мужайтесь... Дети на снежных горках визжат и ревут, цветы для своей - далеко за пазухой. Сезон замерзания ямщиков и вымирания желаний. Тёплый плед, ночная лампа, книга о чём-нибудь... Чёрно-белое кино. Глаза одиноко бродят, никуда не целясь. Тяжёлые шторы на окнах. Солнце только наблюдает. Празднует ночь. Русская пора.

 

ЗИМА!

Вошёл в предбанник, а там?.. Нью Йорк?!! Стою голый, весь в пару, народ идёт и почему-то не замечает. А я с веником и весь счастливый. Идут какие-то негритянки - китаянки, почтенные адвокаты, трудяги-проститутки, англоязычные хохлы, тумбы-копы, «мини», «макси», «миди», «супер», «люкс». Ащ-щ-е!!! А мне лучше всех. Подходит негр и с лёгкой вологодской «О» говорит: «С лёгким паром, мужик!» Земе-е-е-л-я, родной!!!

 

ВЕСНА, бля!!!

Осень не время года, осень - ощущение. Для одних - унылая пора, для других - очей-очей очарованье. А гений взял и совместил. Совместить несовместимое, разбудить напрочь грешную душу, пожалеть совсем удавшегося, поцеловать старушку, сказать ей: - Я тебя люблю, и увидеть женский отклик в слезящихся глазах. Успокоиться и догадаться, что мир не только твой, здесь много всех и всего. Отделить своё от несвоего без тупого геройства и хилого умничания, без царапания по собственному.

 

Иди, собирай жёлтые листья, дыши, шурши... Не горюй, дружок.

Лежу и грею. Себя всеми и всех собою. Жара-а-а-а! И все при мне, а я при всех. Вспоминаешь о будущих женщинах и мечтаешь о прошедшей любви. Не-е-е-е-г-а. Не смеёшься, а лукаво улыбаешься. Прикрываешь глаза, чтобы видеть больше и то, что надо. Мысли безнадёжно бьются о мол желаний и весёлых хотелок. П-и-и-и-и-в-о!!! Выразительное и ёмкое слово. Добродушен и слабоумен. А и не надо! Хватит! В-о-о-о!!!

Сверху греет солнце, изнутри - ощущение выполнимости чего хочешь. Ист-о-о-о-ма!!! Так ить ЛЕТО!!!